Новости

20.07.2010 01:00
Рубрика: Власть

Безусловный взяточник

Готовятся новые меры борьбы с коррупцией, которые затронут и судей, и прокуроров

В Совете законодателей готовятся новые законодательные решения о дополнительных мерах по борьбе с коррупцией. Предлагается несколько кардинальных мер против продажных чиновников: лишить их возможности получить условный срок, признать для взяточников работу в правоохранительных органах отягчающим вину обстоятельством. Сенаторы должны в короткий срок доработать свои предложения с учетом тех замечаний, который сделал на Совете законодателей президент.

Подробности будущих изменений в законодательстве "Российской газете" рассказал заместитель председателя Совета Федерации Юрий Воробьев.

Российская газета: Юрий Леонидович, после выступления президента на прошедшем Совете законодателей сложилось впечатление, что за два года борьбы с коррупцией мало что сделано.

Юрий Воробьев: Все мы, живущие в этой стране, недовольны положением с коррупцией, недоволен и президент. Но нельзя сказать, что эти два года упущены. Достаточно вспомнить, что перед тем, как Медведев объявил войну коррупции, многие говорили: воевать бесполезно, это такой российский образ жизни и его не сломать.

Но мы начали ломать. Сейчас уже приняты все основные законы и практически полностью сформировалась нормативная база в области противодействия коррупции. Кстати, каждый закон в Совете Федерации проходит антикоррупционную экспертизу, без которой мы его просто не принимаем. Но сегодня уже многое зависит от того, как исполняется законодательство на местах. Именно снизу должна идти инициатива, которая поможет улучшить принятые антикоррупционные законы.

РГ: Что конкретно предполагается изменить в законодательстве, в частности в Уголовном кодексе?

Воробьев: Для начала уточню - о принятом решении говорить еще рано. На Совете законодателей принят проект решения. Это пока проект, пусть и неплохой, но мы его будем существенно дорабатывать и в течение двух ближайших недель будем принимать предложения.

Есть мнение об устранении либо значительном ограничении в уголовном законодательстве условного осуждения за коррупционные преступления. Мы также считаем целесообразным внести изменения в Уголовный кодекс - ощутимо увеличить сроки запрета для лиц, осужденных за коррупционные преступления, занимать должности на государственной или муниципальной службе.

Еще одна новация - признать отягчающим обстоятельством совершение умышленного преступления судьей, сотрудником правоохранительных органов, а также нотариусом или адвокатом. Это сделает приговор для продажных правоохранителей более суровым. Замечу, мы предлагаем ужесточить наказание для так называемых спецсубъектов - судей, прокуроров, следователей, которых защищает особый порядок привлечения к уголовной ответственности. В обществе сложилось мнение, что люди в погонах и мантиях вообще неподсудны.

РГ: То есть теперь всех коррупционеров и взяточников будут обязательно сажать?

Воробьев: Необязательно. Я повторюсь, это пока только проект решения. Конечно, может показаться, что усилить наказание, сажать в тюрьму, исключить условные сроки - это единственный способ победить коррупцию. Да, надо наказывать материально и отстранять от должности, но при этом необязательно отправлять за решетку. Президент, например, сказал, что нужно вести работу по противодействию коррупции, а не просто брать и сажать всех подряд. Так мы всех чиновников можем пересажать. Например, в Московской области было заведено 16 уголовных дел по небольшим взяткам, кто-то взял полторы тысячи рублей, кто-то 500 рублей. Так вот все эти люди получили реальные сроки.

РГ: Медведев высказал идею о многократных штрафах для взяточников.

Воробьев: Мы работаем над возможностью ввести систему штрафов, которые будут в несколько раз перекрывать размер взятки. То есть если даже взяточник останется на свободе, то он будет очень сильно наказан материально, а не просто отсидит и потом выйдет и уедет за границу с заранее припрятанными миллионами.

Что касается замысла вернуть такую меру, как конфискация имущества, то подобные предложения сейчас уже имеются. Но штрафы собирать проще - не надо реализовывать конфискованное имущество. Ведь эта процедура тоже может стать предметом коррупционных проявлений.

Так что в введении кратных штрафов действительно есть смысл. К тому же не надо забывать, что это будет не административный штраф, а наказание за уголовное преступление. То есть судимость и пятно на всю жизнь останутся.

РГ: С точки зрения принятия нужных законов все понятно. Но ведь их еще должны выполнять и чиновники, и простые граждане. А с этим пока, похоже, серьезные проблемы.

Воробьев: Совершенно верно, пока каждый гражданин не приложит усилия, чтобы изменить отношение к взяточникам и коррупционерам, ничего не получится.

В законе о противодействии коррупции есть такая норма. Когда человека склоняют к коррупционным отношениям, то он должен обратиться в правоохранительные органы с заявлением, а государство в свою очередь обязано его защищать. Но вот реальных примеров применения этой нормы закона практически нет. Люди не идут на это.

В своем выступлении президент обратил внимание на то, что мало обвинять взяткополучателей - не меньшая вина лежит на взяткодателях. Ведь порой люди, не задумываясь, дают взятки гаишникам, без тени сомнения - так принято, иначе не отвяжешься, что за рубежом недопустимо. Я полностью согласен с главой государства, что это проблема ментальная, проблема бытовых привычек, и, видимо, потребуется смена целого поколения, чтобы эти привычки из нас ушли. Кстати, еще одно из наших предложений - это введение в школах и институтах учебных часов по теме "Коррупция как угроза национальной безопасности России". То есть молодому поколению уже с пеленок надо прививать негативное отношение к коррупции, в том числе и при помощи СМИ.

РГ: Понятно, что опыт Китая, где коррупционеров прилюдно расстреливают, у нас вряд ли пройдет. А если, например, взять опыт Европы, где граждане, не стесняясь, "стучат" в полицию о любых правонарушениях и уж тем более о коррупционных проявлениях. То есть для них это не доносительство, а лишь законопослушание.

Воробьев: Есть вещи, которые не всегда могут быть реализованы в нашем обществе. Все чаще высказывается мнение, что в России нужно ввести институт доносительства. В нашем обществе пока нельзя эту норму внедрять. У нас любое сообщение в правоохранительные органы по старой памяти предосудительно, а вот ложные сигналы - на соседа, начальника, конкурента - посыпятся как из рога изобилия. К чему это может привести, мы помним по 30-м годам прошлого века.

Власть Работа власти Госуправление Законодательная власть Совет Федерации Борьба с коррупцией