18.08.2010 23:40
    Рубрика:

    Всеволод Овчинников: Япония показала Западу, что считать железные дороги транспортом вчерашнего дня преждевременно

    Какой вид транспорта станет ключевым?

    Суперэкспресс "Сапсан", курсирующий между Петербургом и Москвой, продлил свой маршрут до Нижнего Новгорода.

    Это означает, что Россия приступила к созданию сети высокоскоростных железнодорожных магистралей. Стало ясно, что скоростные пассажирские поезда обладают рядом несомненных преимуществ даже в эпоху массовой автомобилизации и развития воздушного транспорта. Начало этой тенденции положил японский "поезд-пуля", ставший первым рекордом Олимпиады в Токио 1964 года. Потом суперэкспрессы появились во Франции, Китае, России. И вот за создание скоростного железнодорожного сообщения взялось главное автомобильное царство - Соединенные Штаты.

    Став хозяином Белого дома, Барак Обама обновил многие ориентиры как внешней, так и внутренней политики. Стержнем его экологической стратегии стала "Зеленая программа". Суть ее - сократить выбросы в атмосферу выхлопных газов, ограничить почти монопольное положение автомобиля как ключевого транспортного средства в Соединенных Штатах.

    С тех пор как Генри Форд изобрел конвейер, США поистине стали автомобильным царством. Американец сжился со своей машиной. Он не только привык садиться за руль, отправляясь на работу и возвращаясь домой. Автомобиль сделал жителей США самой мобильной нацией в мире. На протяжении своей карьеры люди там чаще, чем где-либо, меняют место жительства в зависимости от условий найма. Со времени Генри Форда США неизменно были крупнейшим в мире автомобильным рынком. Однако в минувшем году это лидерство у них перехватила КНР. Несмотря на кризис, китайцы приобрели 13 миллионов отечественных автомашин, тогда как американцы сумели продать у себя менее 10 миллионов.

    При этом жители США все острее ощущают негативные последствия тотальной моторизации. Традиция жить в предместьях, а работать в городе, породила транспортные заторы в часы пик.

    Где же выход? Единственное, что восхищает американцев за рубежом, - это сверхскоростные пассажирские экспрессы в Японии. Курсируя утром и вечером с 5-минутным интервалом, как поезда метро, они поразительно пунктуальны, экологичны и безопасны (за полвека - ни единой аварии с человеческими жертвами).

    Словом, американцы давно уже присматриваются к этому японскому опыту. И "Зеленая программа" Обамы стала толчком, чтобы процесс пошел. Стороны обсуждают конкретные вопросы сотрудничества в данной области. Создана совместная американо-японская компания по внедрению в США сверхскоростного рельсового транспорта типа "Синкансэн".

    Страна восходящего солнца преподала Западу предметный урок. Став "царством" суперэкспрессов, она предотвратила спад популярности пассажирских поездов, наметившийся в Америке и Европе в связи с массовой автомобилизацией и развитием воздушного сообщения.

    Человек-сила-повозка

    Почему же именно Япония сделала скоростные экспрессы ключевым видом транспорта? Страна восходящего солнца уникальна тем, что до XIX века вовсе не знала колеса, жила без телег и без карет. Самураи путешествовали верхом, богатых людей носили на паланкинах, простолюдины перемещались только пешком.

    Предприимчивый американский моряк Гобле первым наладил в Японии производство легких двухколесных колясок, получивших название "дзин-рики-ся". Эти три иероглифа в переводе означают "человек-сила-повозка". В английском языке слово трансформировалось в "джин-рикша", а потом вошло на Дальнем Востоке в обиход просто как "рикша".

    В 1960-х годах на моих глазах произошла стремительная моторизация страны, где еще недавно рикши были единственным видом общественного транспорта. В результате поток сходящих с конвейера машин, можно сказать, уперся в бездорожье. Шоссе Осака - Нагоя было единственной автострадой в Японии.

    В этих условиях безукоризненная пунктуальность сверхзвуковых экспрессов сделала их самым надежным средством как пригородного, так и междугородного сообщения. Конечные пункты скоростных магистралей (японцы называют их "синкансэн", то есть "новая колея") удобно состыкованы со станциями метро и городской электрички. Так что можно за считаные минуты добраться до деловых кварталов.

    Воздушный же транспорт в этом смысле менее привлекателен. На японских внутренних авиалиниях полет обычно не превышает часа. Но нужно добраться по загруженному шоссе до аэропорта, пройти досмотр багажа, а после перелета снова томиться в пробках на пути от аэропорта назначения до города. Не говоря уж о возможности отсрочки рейса из-за неблагоприятной погоды.

    Предолимпийский рекорд

    Хорошо помню 1 октября 1964 года. Тогда за 9 дней до открытия Токийской олимпиады Страна восходящего солнца всерьез заставила мир заговорить о японском экономическом чуде. Мне тогда довелось быть в числе первых пассажиров сверхскоростного экспресса "Хикари", пробежавшего 518 км от Осаки до Токио за три часа. Прежде на такую поездку требовалось около шести часов, так что самыми популярными были ночные поезда.

    Но вот между двумя крупнейшими городами страны начал курсировать "поезд-пуля". Тогда он обладал мировым рекордом скорости 200 км в час. Теперь ее удалось поднять до 300 км, и экспресс пробегает расстояние между Токио и Осакой за два часа двадцать минут. "Синкансэн" настолько полюбился японцам, что вырос в разветвленную сеть общей протяженностью около 3000 км.

    В ту пору скорость пассажирских составов в Северной Америке и Западной Европе не превышала 160 км в час. Первыми японский вызов приняли французы, создав через 17 лет свой суперэкспресс "ТЖВ". Китай готовится запустить скоростной поезд между Пекином и Шанхаем. А в связи со всемирной выставкой "Экспо-2010" между Шанхайским аэропортом и центром города начал курсировать поезд на магнитной подушке, скользящей почти со скоростью самолета.

    Итак, сначала Япония, а затем Китай показали Западу, что считать железные дороги транспортом вчерашнего дня преждевременно. Нет сомнения, что опыт "синкансэн" мог бы пригодиться при модернизации Транссибирской магистрали. После распада Советского Союза из-за появления новых государственных границ они пришли в упадок. Так что возвращение к прежнему уровню перевозок могло бы вернуть России утраченные доходы от транзита на сумму около 100 миллиардов долларов ежегодно.

    Но а если бы слово "Россия" перестало ассоциироваться прежде всего с понятием "плохие дороги", если бы скоростные экспрессы стали у нас таким же излюбленным средством междугороднего и пригородного сообщения, как "синкансэн" у японцев, нашей стране удалось бы быстрее преодолеть разрыв условий жизни в столице и в регионах, в городе и на селе.