Новости

19.08.2010 00:21
Рубрика: Общество

Ускорение для скорой

Медпомощь пострадавшим в ДТП стала мобильнее

Когда на дороге случается беда, врачи приходят на помощь первыми. Такая уж у них работа: спасать других, даже если кажется, что спасти уже невозможно.

Корреспонденты "РГ" побывали на дежурстве с одной из бригад Республиканского центра медицины катастроф.

Дежурная примета

К присутствию журналистов здесь отнеслись настороженно. И на это, как выяснилось, у докторов-спасателей были свои причины. Медицинского образования не имеем, а значит, случись что - проку от нас никакого. К тому же присутствие "чужаков", даже если это студенты-практиканты, в скорой считается плохой приметой. Это как затишье перед бурей. Пока все вместе, в машине скорой вызовов ноль, но стоит врачам остаться одним, и работы становится невпроворот. И, наконец, лишние глаза и уши, когда между всеми медицинскими службами, от которых зависит спасение участников дорожных аварий, еще только отлаживается взаимодействие, совсем не к месту. С тех пор как Татарстан вошел в федеральную программу по совершенствованию помощи пострадавшим в ДТП, в республике многое изменилось, и работа Центра медицины катастроф в том числе. Даже дежурство бригад спасателей, и то происходит, как выяснилось, по-новому. Одна из машин теперь постоянно несет вахту под окнами Центра травмы Республиканской клинической больницы.

- Мы считаем, что это правильно, - говорит директор Центра медицины катастроф, первый заместитель главврача РКБ Глеб Алексеев. - Ведь в этом случае по вызову на место происшествия всегда может выехать врач из стационара, который не только окажет помощь, но и в случае госпитализации пострадавшего будет вести его до самой выписки.

Есть прием!

В приемной директора, откуда и началось наше "дежурство", интересуемся, не поступали ли вызовы, ведь на часах 10.00. Оказалось, что был один. Туда выехала другая бригада. А у нас пока "переменка". Пользуясь случаем, отправляемся в приемное отделение Центра травмы - посмотреть, куда, вполне возможно, сегодня придется оформлять пострадавших.

Совсем недавно такое можно было увидеть только в зарубежных фильмах. Просторный холл с расставленными стульями и плазменным телевизором на стене, светлые коридоры и множество кабинетов, каждый из которых готов к приему больных. Есть своя операционная, противошоковые палаты, реанимация и даже "тюрьма". Как выяснилось, без нее никак: до семи процентов попадающих сюда пациентов, как правило, находятся в алкогольном или наркотическом опьянении либо, будучи в шоке от случившегося, ведут себя настолько неадекватно, что их приходится изолировать. Предметом особой гордости медперсонала является диагностический кабинет. Далеко не каждое медучреждение может похвастаться наличием 64-срезового компьютерного томографа, "зоркость" которого позволяет выявить даже малейшие изменения в костях, произошедшие в результате как новых, так и прежних травм.

Но самое главное не это. Здесь все работает не только на качество медицинской помощи, но и скорость. А это принципиально: по статистике, половина пострадавших в ДТП погибают на месте аварии, жизнь остальных во многом зависит от профессионализма и расторопности врачей.

- Мы готовы к любым чрезвычайным ситуациям, - говорит заведующий приемным отделением Центра травмы Марат Гайфутдинов. - Ежедневно сюда обращаются до 140 пациентов, примерно 40 из них госпитализируются. Как правило, тяжелые больные, которых привозит скорая, сразу же попадают к нам на операционный стол, а затем в палату реанимации. И только потом, спустя сутки, их переводят в профильное отделение больницы.

По его словам, особенно жарко бывает в дни, когда дежурят нейрохирургия и детская травматология. Но скоро такая обстановка, похоже, здесь будет ежедневно. Планируется, что со временем это отделение станет дежурить круглосуточно, семь дней в неделю.

Редко, но метко

- Как думаете, пронесет? - спрашиваем у фельдшера высшей категории Рената Хуснутдинова, с которым мы сегодня на дежурстве.

- Как повезет! Это на скорой, где я проработал десять лет, каждую минуту вызов. Здесь это бывает редко, но метко...

Как выяснилось, самые неблагоприятные часы, когда чаще всего и случаются чрезвычайные ситуации и аварии, с 5 до 11 и с 17 до 22 часов. Причем никогда не знаешь, где и в каких условиях придется спасать людей. Как-то на контрольно-пропускном пункте (бригада медицины катастроф тогда еще дежурила без машины) стало известно о ЧП в одном из поселков Верхнеуслонского района: женщина провалилась в канализационный люк. Времени на раздумье не было: Ренат спустился под землю. Самостоятельно передвигаться пострадавшая не могла, так как сломала не только ногу, но и позвоночник. Пришлось прямо там, на трехметровой глубине, накладывать шины, а потом вместе со спасателями доставать пациентку из люка. Все закончилось благополучно - женщину отвезли на скорой в больницу, а вот Ренату пришлось потом долго объясняться по поводу правомерности своих действий. На тот момент у него не было корочки спасателя. И спускаться под землю, рискуя собой, права он не имел. Объясняться с начальством пришлось долго.

Чем чреват такой риск, фельдшер Хуснутдинов знает непонаслышке. Их бригада часто выезжает на пожары. Вот там, как правило, спасать приходится именно тех, для кого риск - профессиональная обязанность. Травмы у пожарных обычное дело. То руку при разборе завалов проколют, то ногу подвернут.

Готовность номер один

А ведь чрезвычайные ситуации бывают самые разные. И, что бы ни случилось с пострадавшим - от закрытого перелома до внезапной остановки сердца, - спасатели в белых халатах должны иметь под рукой все необходимое, чтобы привести больного в чувство.

- Это раньше в машине скорой почти ничего не было, теперь мы во всеоружии, - не без гордости показывает нам реанимобиль класса "С" Ренат Хуснутдинов. - Есть и очень хорошее технологичное оборудование, причем отечественного производства (если за ним правильно следить, не подведет в любой ситуации), и медикаменты на каждый случай.

Сейчас в реанимобиле можно и кардиограмму записать, и заставить сердце стучать в нужном ритме, и с помощью специального монитора слежения контролировать состояние больного. Косынки, складные матрац и шины, и даже так называемый пистолет. С помощью этого устройства фельдшер может ввести обезболивающее лекарство прямо в кость. И возможность поддерживать нужный температурный режим вводимого лекарства тоже есть. В холодную погоду без этого никак. Был в практике Рената такой случай: водитель во время ремонта фуры нечаянно дернул рычаг. В итоге его придавило полуприцепом. Оказывать помощь пришлось на улице, а был конец осени, снег с дождем. Поставили систему, флакон с раствором теплый, но капли в трубке замерзали, не успев дойти до вены. Больного чудом тогда смогли довезти живым до больницы.

- У вас что ни случай, то подвиг...

- Если бы кто-то из тех, кому нужна помощь, это осознавал, - в голосе Рената звучит обида. - Здесь, конечно, другая ситуация. А на скорой половина вызовов связана с безалаберным отношением людей к своему здоровью. Сначала доведут себя до критического состояния, подчас не то, что врача из поликлиники вовремя не вызовут, даже таблетку от давления не примут или температуру не измерят, а потом возмущаются: скорая не спасла! Мы ведь тоже не боги...

А со стороны порой кажется, что для них ничего невозможного нет. Родителям маленького ребенка, в спасении которого довелось однажды участвовать и Ренату, наверняка до сих пор кажется, что произошло чудо. Под Новый год мама с папой настолько увлеклись подготовкой к празднику, что не заметили, как заигравшийся малыш налетел на дверь. Осколок стекла, которое он разбил рукой, угодил прямо в шею - почти в миллиметре от сонной артерии. И если бы не подоспевшая скорая, сохранить ребенку жизнь удалось бы едва ли.

Спасти человека - что может быть лучше? Но сам Ренат об этом говорит неохотно.

- Было время, хотел уволиться, - признается он. - Зарплата тогда была небольшая, нагрузки высокие, кабинеты психологической разгрузки для врачей у нас не предусмотрены, устаешь... Но я же на скорой работал. А те, кто выдержал там 2-3 года, как правило, из медицины не уходят.

Так, за разговорами, мы и не заметили, как время подошло к обеду. Пора расставаться. Вызовов не поступало. Но впереди у бригады еще полдня и ночь - дежурство-то длится сутки. Всякое может случиться. Не успели мы отойти от машины, как завыла сирена скорой.

- Неужели примета сработала? - мелькнуло в голове. Обознались, оказалось, просто у фельдшера так зазвонил телефон.

Общество Здоровье Филиалы РГ Волга-Кама ПФО Татарстан Казань