Новости

23.08.2010 00:20
Рубрика: Происшествия

Игрок в команде СКП

С убийцами работать проще, чем с чиновниками, считает следователь

За четыре года работы следователем 26-летний Александр Бибичев расследовал несколько десятков громких уголовных дел. Среди них убийство 14-летней девушки, погибшей от 85 ножевых ранений, серийное убийство пенсионерок в Бековском и Вадинском районах.

Еще были убийство двух студенток-квартиранток, серийные злодейства таксиста-"бомбилы", несколько крупных преступлений чиновников. Все эти дела уходили в областной суд и оттуда ни разу не возвращались.

Как ему это удается? Об этом мы и ведем разговор с Бибичевым.

Российская газета: Александр Викторович, с кем вам проще работать: с матерыми убийцами или с чиновниками, которые попались на взятках?

Александр Бибичев: С убийцами работать проще. Чиновники сидят на своих должностях и "обрастают" опытом годами, так что взять их очень сложно. Очень важен момент, когда взяточника берут с поличным: он вначале сильно пугается - ведь ситуация неожиданная, он не думал, что его поймают. Первоначальная внезапность дает возможность закрепить доказательства. Он дает нормальные показания. А потом, когда начинает приходить в себя, идет на попятную. Хотя, с другой стороны, человек, который осужден за убийство двух студенток, ни разу не дал признательных показаний со следователем и с адвокатом.

РГ: Вы используете при допросах новейшие достижения психологии, например эриксоновский гипноз?

Бибичев: Слышал, что в Следственном комитете используют НЛП и другие современные психологические методы. Пока единственное, чем пользуемся мы в Пензе из современных психотехнологий, - детектор лжи. В деле таксиста, кстати, полиграф дал положительный результат. Но и до проверки, когда я только сказал о ней обвиняемому, он весь как-то поник и покраснел. Но главное - все-таки опыт, умение вести разговор и знание закона.

РГ: Как вы относитесь к обвиняемым?

Бибичев: Для меня это просто люди, и отношение к ним должно быть человеческим. Когда того же таксиста-убийцу водили на следственный эксперимент, я отдал ему свои старые ботинки, так как он был в сланцах. А он, наверное, в благодарность, прочитал уголовное дело в 13 томов за два дня. Мог бы и месяц читать.

РГ: Что вы чувствуете, когда узнаете, что вашего "подопечного" осудили?

Бибичев: Облегчение. Во-первых, это какое-никакое окончание всей эпопеи. Во-вторых, я удовлетворен, потому что чувствую свою правоту. Когда дело идет в областной суд, я как бы разговариваю со всевышним, думаю: если осудят - значит, я не сплоховал, собрал все возможные доказательства. Я юрист и понимаю, что совпадений в том, что я установил, не может быть. Но сомнения все равно есть. Я говорю: "Если суд мне вернет дело, значит, я промахнулся". Приговоры дают импульс для дальнейшей работы.

РГ: Как вы поддерживаете в порядке нервы и рабочий дух: помогают семья или спорт, где отдыхаете?

Бибичев: Футбол у меня - единственное хобби, для которого я всегда найду время. Можно сказать, благодаря футболу и попал в следователи. В любительской команде, в которой я играл в студенчестве, были и прокурорские. Они-то и порекомендовали меня начальству, когда я закончил вуз.

И руководство нашего управления наши спортивные успехи поддерживает и поощряет. У нас даже есть обычай: когда выезжаем на соревнования в другие регионы, становимся в круг, обнимаем друг друга за плечи и поем "Команда молодости нашей". Другие, бывает, на нас косятся, а мы в этот момент такое единение чувствуем!

РГ: Будете на пенсии писать криминальные романы?

Бибичев: До пенсии еще дожить надо. А вообще интересно было бы. Сколько дел в областной суд направил, и сколько их еще предстоит раскрыть. Так что, может, и буду.

Происшествия Правосудие Следствие