Новости

26.08.2010 00:20
Рубрика: Культура

Музыка высших сфер

Военные оркестры из разных стран примут участие в фестивале "Спасская башня"

Комендант Московского Кремля генерал-лейтенант Сергей Хлебников - о фестивале "Спасская башня", и не только, в эксклюзивном интервью обозревателю "РГ".

Где кончается Родина?

Российская газета: Сергей Дмитриевич, боясь показаться банальным, все же начну с того, что спрошу вас, как в Кремле пережили стихийное бедствие уходящего лета?

Сергей Хлебников: В связи с жарой и дымом от лесных пожаров нам пришлось внести определенные коррективы в порядок несения службы. К примеру, на постах охраны и на посту у памятника Неизвестному Солдату мы сделали более частой сменяемость личного состава. В отдельные, наиболее тяжелые дни, когда гарь была нестерпимой, выдавали маски для несения службы в ночное время, да и днем иногда приходилось использовать маски. Мы тут особенно не выделялись, потому что туристы - посетители Кремля - в эти дни тоже ходили в масках. Были предусмотрены меры по улучшению питьевого режима для личного состава. Отменены стрельбы на полигонах, а также некоторые занятия, связанные с большими физическими нагрузками. Был скорректирован распорядок дня: военнослужащие раньше просыпались и раньше раздавалась команда "отбой".

Кроме того, мы были вынуждены отменить церемонию развода пеших и конных караулов в Кремле. За предыдущие пять лет такого не случалось ни разу. Солдаты и офицеры говорили мне, что они готовы продолжать выполнение задачи даже в этих условиях, но уже были случаи тепловых ударов, причем страдали от них и наши военнослужащие, и зрители.

Вы знаете, что Президентский полк занимается не только разводом караулов и протокольными церемониями. Это обычная воинская часть, которая много времени отдает плановой боевой учебе и несению службы на особо важных государственных объектах. К сожалению, на одном из таких объектов в Подмосковье возникла угроза пожара. Наше подразделение там соседствует с воинскими частями Московского военного округа. Огонь, зародившийся в соседнем лесу, стремительно продвигался в сторону ракетно-артиллерийских складов и хранилища горюче-смазочных материалов. Благодаря налаженному взаимодействию, отработанному в ходе ежегодных учений, нам удалось ликвидировать опасность. Помогли вертолеты МЧС, инженерная техника частей округа, а также самоотверженные действия личного состава, в том числе военнослужащих нашего кавалерийского почетного эскорта.

Но вот что хочу добавить. Я целиком разделяю позицию известного драматурга Эдварда Радзинского, выраженную им недавно на страницах "РГ". Радзинский с болью говорил о том, насколько захламлены берега реки Истры и Истринского водохранилища, о том, что для большинства из нас Родина кончается за забором собственной дачи. Мне хочется продолжить эту мысль. Всегда в России были, есть и будут люди, которые готовы и в прямом, и в переносном смысле идти в огонь. Но, к сожалению, есть и такие, кто в этот огонь еще и дрова подбрасывает. И, на мой взгляд, в последние годы таких стало не меньше, а больше, судя по замусоренности нашей жизни.

Это свинство, проявляемое сплошь и рядом рядовыми и нерядовыми гражданами в отношении окружающей среды, подъездов жилых домов, лестничных площадок, дорог, говорит о том, что мы не пережили, не преодолели в себе синдром крепостного права. Всегда ждем барина. У части наших людей явно проявляется определенная холуйская сущность. Я хочу это проиллюстрировать примерами из собственной практики последнего времени. Когда ты в военной форме и при этом делаешь замечание тем, кто мусорит, бросает окурки на дорогу, разжигает костры в пожароопасной ситуации, то эти безобразия быстро прекращаются. Если же ты без формы, без служебной машины или еще без каких-то атрибутов власти, то тебя пошлют подальше, а то могут и покалечить. В таких случаях с горечью вспоминаются строчки поэта Некрасова: "Люди холопского звания сущие псы иногда, чем тяжелей наказание, тем им милей господа..."

Возвращаясь к Радзинскому, хочу сказать: все мы знаем, "с чего начинается Родина". А вот где она для каждого из нас заканчивается? За дверью квартиры, за стенами рабочего кабинета, за забором собственной дачи? Вот о чем надо каждому подумать...

Сюрпризы-2010

РГ: С какими трудностями вы столкнулись при организации фестиваля "Спасская башня"? Охотно ли соглашались приехать в Москву военные оркестры других стран, избалованные приглашениями участвовать в престижных мировых праздниках?

Хлебников: Трудностей с приглашением не было и нет. Лучшие коллективы с удовольствием едут к нам. Причем хочу подчеркнуть, что дорогу в Москву и обратно гости оплачивают сами. Все остальное (проживание, питание, транспорт, экскурсии и другие расходы) дирекция фестиваля берет на себя. В этом году желающих приехать к нам оказалось даже больше, чем мы предполагали. Увы, некоторым пришлось дипломатично отказать, ведь каждое вечернее выступление не может продолжаться более двух часов. Начинаем мы поздно, в 20.00, для того чтобы в полной мере иметь возможность использовать световые эффекты, иллюминацию. И конечно, нельзя, чтобы зрители сидели на трибунах до полуночи.

При отборе участников мы, естественно, стремились к тому, чтобы на Красной площади появились представители тех стран, которые год назад не выступали в Москве. Исключения были сделаны только трем коллективам. Музыканты из Израиля, узнав, что фестиваль посвящен 65-летию Победы, окончания Второй мировой войны, буквально забомбили нас своими просьбами удовлетворить их заявку. Среди прочих аргументов фигурировал следующий: у нас в Израиле сейчас проживает едва ли не столько же Героев Советского Союза, сколько их осталось во всей России. Ну, как было не пойти им навстречу! Что касается французов, то здесь мы должны были учесть, что 2010 год объявлен Годом Франции в России и России во Франции. И еще одно исключение было сделано для наших братьев из Казахстана. Дело в том, что Президентский полк вот уже 17 лет дружит с республиканской гвардией Казахстана. В свое время мы передали им свой опыт по организации роты специального караула. Потом изучали их опыт перевода военнослужащих на контракт и радовались за друзей: в некоторых вопросах они продвинулись дальше нас.

РГ: Вы обмолвились, что все расходы по пребыванию гостей дирекция берет на себя. А за счет чего эти расходы покрываются? Ведь, насколько я знаю, государственной поддержки по части финансов нет?

Хлебников: Финансовой поддержки нет, но есть реальная помощь со стороны целого ряда ведомств, которым мы очень благодарны. МИД эффективно работает с нами по визовой поддержке. Государственная таможенная служба помогает решать вопросы с оформлением огромного количества грузов, которые музыканты привозят с собой. Это и оружие, необходимое для выступлений подразделений специального караула, и подчас громоздкие музыкальные инструменты. Правительство Москвы и МЧС также оказывают нам большое содействие.

РГ: Тогда за счет чего формируется бюджет фестиваля?

Хлебников: Исключительно за счет спонсорских взносов и продажи билетов зрителям. Наши постоянные партнеры, помогая "Спасской башне", руководствуются теми же мотивами, что и мы: популяризация нашей страны, наших Вооруженных сил, нашей культуры, развитие международного сотрудничества. Пользуясь случаем, хочу от всего сердца поблагодарить их.

РГ: А не стоял ли в этом году вопрос об отмене фестиваля в связи с природными катаклизмами? Вон, мэр Москвы значительно урезал все торжества, запланированные на День города...

Хлебников: Нет, так вопрос не стоял. Москва поступила правильно, оптимизировав расходы из своего бюджета, в основном за счет тех мероприятий, в которых участвовали не рядовые москвичи, а чиновники. У нас же, повторяю, ситуация совсем другая. Ни одной копейки из государственных средств мы не тратим. Отменить в последний момент праздник военных оркестров, значит, сильно подвести те иностранные делегации, которые весь год готовились к фестивалю, затратили на это значительные средства, спланировали определенным образом свой календарь. Их предстоящее выступление на Красной площади будет, если хотите, актом солидарности с нашей страной, ее народом и армией.

Но это еще далеко не все аргументы в пользу проведения праздника. Зачем же разочаровывать те многие тысячи людей, которые уже купили на него билеты, и те многие тысячи людей, которые билеты получили бесплатно - это ветераны Великой Отечественной войны, участники локальных вооруженных конфликтов, инвалиды, дети-сироты, пенсионеры...

Мы не должны способствовать депрессивным настроениям в обществе. Кстати, и примеры других стран говорят то же самое: в прошлом году наводнение невероятной силы затопило половину Британии, но Эдинбургский фестиваль все равно состоялся. Такого рода события вселяют в души людей оптимизм, укрепляют дух.

РГ: Можно ли считать, что наш московский фестиваль уже занял достойное место в мировом календаре подобных военно-музыкальных праздников?

Хлебников: В связи с этим вопросом хочу рассказать одну историю. На приеме во время проведения подобного фестиваля в Эдинбурге присутствовала британская принцесса Анна. Дело в том, что члены королевской семьи патронируют Эдинбургский фестиваль и придают этому большое значение. Меня ей представили, я рассказал о нашем намерении воспользоваться их опытом при проведении собственного фестиваля. И вы знаете, что она ответила? Она сказала: да вы просто обречены на успех. Потому что нигде в мире не найти такой сцены, как Красная площадь, там не может не получиться.

В чем-то ее слова оказались пророческими. В 2007 году британцы приехали к нам очень большой группой - 350 волынщиков. И они были поражены, я бы сказал, даже несколько подавлены тем масштабом, который имел наш фестиваль. Позже бригадный генерал Мелвилл Джеймсон, бывший продюсер Эдинбургского фестиваля, прислал нам письмо: "Выражаю свои поздравления и восхищения за самый выдающийся финал всех времен".

Когда участники разъезжаются, то каждый раз происходят трогательные признания в любви к нашей стране. Для большинства гостей становятся открытием и настоящее, не лубочное, русское гостеприимство, и та атмосфера, которая царит на фестивале. Поэтому-то и не бывает проблем с участниками - желающих, как я уже сказал, больше, чем мы можем принять.

РГ: В предыдущие годы организаторы каждый раз дарили зрителям какие-то сюрпризы: то это были сразу 350 волынщиков, поражавших Москву звуками своих диковинных инструментов, то монахи Шаолиня... Если можно, приоткройте занавес: чем побалуете сейчас? Что будет новенького?

Хлебников: Мирей Матье выступит и на предстоящем фестивале, на его закрытии. Это связано и с проведением Года Франции в России, и с тем, что у нас установились такие хорошие отношения с великой певицей и французскими военными коллективами.

Что касается других "изюминок", то будут и они, но я не хотел бы раскрывать заранее все секреты. Скажу лишь, что некоторые можно будет увидеть еще до официального открытия фестиваля, придя на Красную площадь в первые дни сентября, причем без всякого билета. Ну и, конечно, сюрпризом будет финальная сцена выступлений - лично я такого никогда не видел.

Тепло, еще теплее...

РГ: Теперь, если не возражаете, давайте от праздника перейдем к повседневным заботам коменданта Кремля. Помнится, шесть лет назад, едва вступив в свою должность, вы говорили в интервью "РГ" о том, что хотите серьезных перемен на вверенной территории. Планов было много, но если их суммировать, то речь шла о том, чтобы Кремль, оставаясь символом государственной власти, "потеплел", стал более привлекательным и для москвичей, и для гостей столицы. Все ли удалось сделать или какие-то проблемы оказались неразрешимыми?

Хлебников: Да, некоторые знаковые, добрые дела удалось совершить. Руководство ФСО работает совместно с музеями Московского Кремля, Управлением делами президента, мэрией Москвы, тесно сотрудничает с другими организациями.

В этом году Управлением делами президента с учетом и наших предложений к 65-летию Победы сооружен достойный мемориальный комплекс городов-героев и городов воинской славы в Александровском саду.

Решен целый ряд вопросов, связанных с благоустройством территории Кремля. Появился розарий, восстановлен фонтан, закончено обустройство общественных туалетов, в том числе и для людей с ограниченными возможностями. И это лишь часть из того, что удалось.

Что не получилось? Увы, пока не получилось устроить современный входной комплекс на Кутафьей башне и по этой причине полностью решить проблему очередей из тех посетителей, которые направляются на мероприятия в ГКД. И я должен в очередной раз принести извинения всем этим людям. Сейчас с Управлением делами президента достигнута договоренность, согласно которой мы продолжим реконструкцию Кутафьей башни и работы по устройству там современного входного комплекса.

РГ: Я понимаю, что вы находитесь между молотом и наковальней: с одной стороны надо обеспечить безопасность высших должностных лиц, работающих в Кремле, а с другой - идти навстречу желаниям и чаяниям посетителей, которые хотят все увидеть, все сфотографировать. Встречаете ли вы понимание у своего руководства, стараясь делать Кремль максимально открытым?

Хлебников: Нахожу полное понимание. Говорю это не для проформы. Более того, часто именно со стороны руководства исходят инициативы, направленные на демократизацию правил нахождения в туристической зоне, ее дальнейшее благоустройство. Вот конкретный пример. Требования безопасности не разрешают проносить какие-то жидкости на территорию Кремля. Но ведь люди хотят попить воды или соков, перекусить. Именно президент как-то обратил на это внимание и попросил нас подумать над тем, как решить вопрос. И теперь в Тайнинском саду и в некоторых других местах есть точки, где можно перекусить, попить чаю, воды, съесть мороженое. Мы эту тему будем и дальше развивать.

РГ: Говорят, существуют какие-то ограничения на фотографирование, использование определенных камер и объективов, это правда?

Хлебников: Сейчас никаких ограничений по фотосъемке на территории Александровского сада, Красной площади, Васильевского спуска и в туристической зоне самого Кремля не существует. И тот, кто продолжает эту тему будоражить, ломится в открытые двери.

В "Правилах посещения Московского Кремля", которые в этом году были скорректированы, указано, что если необходимо производить видео или фотосъемку аппаратурой с большими габаритами, то предварительно надо сделать заявку. Почему? Да потому что наша служба обязана проверить кофры или сумки с такой аппаратурой. Я вам должен признаться, что за годы моей службы мы не раз обнаруживали оружие и боеприпасы у лиц, которые приходили на Красную площадь. Я не буду говорить, кто и с какой целью проносил оружие - это не тема нашей сегодняшней беседы. Но такие факты были.

Красная площадь - это место, куда даже не в самую хорошую погоду приходят тысячи людей. И, конечно, ради их безопасности мы обязаны не допускать туда тех, кто имеет агрессивные намерения. Именно поэтому наши сотрудники, несущие службу на Красной площади совместно с коллегами из ГУВД, просто обязаны подойти к подозрительным гражданам и спросить: "Что у вас ребята в рюкзаках?". Надо к этому относиться с пониманием.

РГ: Скажите честно, были ли случаи несанкционированного проникновения на вашу специфическую территорию со стороны лиц, представляющих реальную опасность?

Хлебников: Кремль - это крепость, которая по периметру имеет ограждение, оборудованное соответствующим образом. Недавно был случай задержания человека на периметре. Как только он взобрался на стену, сработала сигнализация. Он пошел, но камеры его надежно сопровождали, и сразу была задействована группа, которая блокирует этот участок. Нам требовалось понять, есть ли у него сообщники и вооружен ли он? Этот человек не был шизофреником. Он сказал, что совершил свой дикий поступок на спор. Не исключаю, что таким способом могла быть проведена проверка наших возможностей.

РГ: Шесть лет назад вы также обещали превратить президентский полк в образцовую воинскую часть, свободную от тех пороков, которые, увы, и сейчас разъедают наши Вооруженные силы. Удалось?

Хлебников: Думаю, что да. Хотя в такой работе не бывает окончания. Понятно, что одному человеку не под силу изменить морально-психологический климат в тысячном коллективе. Многие мои коллеги имеют к этому отношение. Сегодня полк другой. Другой и по структуре, и по задачам, и по внутренней атмосфере. Оптимизированы штаты: часть подразделений перешла на контракт. Те подразделения, которые комплектуются по призыву, представлены призывниками из 49 регионов РФ. Ни одна воинская часть в России не имеет такого широкого представительства. По сути дела, Президентский полк в этом смысле является символом страны.

На контрактной основе также служат представители многих регионов, это в основном механики-водители, операторы-наводчики, специалисты других военно-учетных специальностей. Из числа контрактников мы формируем сержантский состав. Вот такое сочетание профессиональных военных и воинов срочной службы нам кажется оправданным и наиболее разумным.

Продолжение темы читайте в номере "Российской газеты - Неделя" за 26 августа.

Культура Культурный обмен Фестиваль военных оркестров "Спасская башня"