Новости

27.08.2010 00:50
Рубрика: Власть

По горячим следам

Григорий Рапота - об уроках жаркого лета-2010

Ожидая на "Деловой завтрак" в "РГ" полпреда президента в ПФО Григория Рапоту, мы готовились к разговору о пожарах.

Но как раз в день нашей встречи пожары пошли на убыль, а на следующее утро режим ЧС с поволжских регионов был снят. И на первый план вышли другие вопросы: рост цен на продукты питания, плохое качество питьевой воды, неразвитость транспортного сообщения между крупными городами округа. Впрочем, обойти вниманием последствия страшной стихии для региона мы тоже не смогли.

Сэндвич для погорельца

Российская газета: Григорий Алексеевич, первый вопрос от читательницы "РГ" из деревни Верхняя Верея Нижегородской области Ксении Морозовой: "Видела новый дом, в который нам предстоит переехать. Очень уж тонкие там стены! Замерзнем ведь - зимой такие холода бывают!" Что ответите?

Григорий Рапота: Поясню: в каждом регионе используют прежде всего наработки собственной промышленности. Например, в Мордовии дома строят из пенобетонных блоков, потому что там хорошо развита эта индустрия. Именно такие дома они могут построить быстро и качественно.

А вот в Нижегородской области дома строят из так называемых сэндвич-панелей по немецкой технологии. Я впервые увидел такие дома в Канаде лет 15 назад и поначалу был сильно удивлен: они были кирпичные и при этом очень узкие. Как оказалось, стена представляла собой тонкую сэндвич-панель, облицованную кирпичом. При этом используется специальный утеплитель, который не дает замерзнуть даже при минус 40.

С точки зрения энергосбережения это одна из самых прогрессивных технологий.

Появившиеся опасения - чисто психологическая проблема, и чтобы ее снять, в Верхней Верее построили демонстрационный дом, не говоря уже о том, что в пригороде Нижнего Новгорода существует целый поселок из таких домов. Понимаю, что нашему человеку, выросшему в деревянной избе, все это кажется хлипким и ненадежным. Напрасно! Я своими руками строил дом из калиброванного бревна, а потом его пришлось трижды утеплять.

РГ: А еще людей волнует качество возводимых домов. Да, на стройках установили веб-камеры, но ведь в них не все разглядишь...

Рапота: Лучшие контролеры - сами жильцы, которые будут принимать эти дома. Кроме того, свою оценку вынесет и государственная комиссия. Если у пострадавших в результате пожаров все-таки есть сомнения, они могут взять денежную компенсацию и купить жилье самостоятельно. На сегодня в Выксунском районе Нижегородской области, больше других пострадавшем от огня, так поступили 8 человек. Но подавляющее большинство, а это 562 человека, заключило соглашения на строительство домов.

Когда дым рассеялся

Валентина Зотикова, собкор "РГ" по Республике Мордовия: В Мордовии к тушению пожаров были привлечены тысячи добровольцев, один из них - Василий Телятников из Саранска - погиб. У него остались жена, двое детей. Его близкие получат компенсацию 1 миллион рублей. Столько же получит семья гражданина, который спровоцировал лесной пожар, выбросив непотушенную сигарету. Может, уместно говорить о дополнительных социальных гарантиях добровольцам?

Рапота: В самые сложные пиковые моменты количество добровольцев на пожарах доходило до 70 процентов от общего числа спасателей, а это 11 тысяч человек. Безусловно, все эти люди герои. Объем федеральной помощи семье погибшего таков, как вы сказали, но я уверен, что в стороне не останутся и местные власти. В отношении лиц, погибших по собственной вине от неосторожного обращения с огнем, таких государственных компенсаций не предусматривается. Если вести речь о дополнительных выплатах добровольцам, то это, на мой взгляд, должно быть предусмотрено законодательством, которое в том числе должно дать определение статуса добровольца при тушении пожаров.

Светлана Брайловская, собкор "РГ" по Республике Татарстан: Во время пожаров вскрылась еще одна прореха в законодательстве. Спасатели МЧС говорят, что могут выезжать на тушение пожара, когда его площадь составляет не менее 25 гектаров. Если выезжают раньше, то Счетная палата может их наказать за нецелевое использование средств.

Рапота: В законодательстве прописаны определенные нормы, и люди действительно ими руководствуются, особенно в начале пожароопасного сезона. Но когда полыхнуло по-настоящему, начали работать сообща. Конечно, на все случаи жизни регламенты прописать трудно, тем более что с такого масштаба бедствиями мы столкнулись впервые. Сейчас важно продумать алгоритм действий и разделение на случай таких масштабных ЧП.

Брайловская: Я была в Марий Эл, видела последствия верхового пожара в сосновом бору. Огонь в миг "перепрыгнул" через федеральную трассу "Вятка", а спасатели, надеявшиеся, что дорога станет естественным препятствием, остановить его не смогли. При этом они говорили, что если бы были вертолеты, огонь можно было сбить. Как будет решаться вопрос с дефицитом пожарной авиации?

Рапота: Руководитель МЧС Сергей Шойгу уже заявил, что вопрос о дополнительных закупках авиатехники будет решаться. В первую очередь она необходима в труднодоступных местах. В том же Мордовском заповеднике, где находится и федеральный ядерный центр, не было просек, подобраться к огню быстро было очень сложно. А в Самарской области пришлось иметь дело с пожарами на гористых холмах, куда подъехать просто невозможно. Кстати, там тушить огонь нам помогали два итальянских самолета и вертолет из Казахстана.

РГ: А еще пожары в стране тушили азербайджанцы, армяне и белорусы, в Нижегородской области помогали французы. Это была реальная помощь или символическая?

Рапота: В ситуации, когда каждый штык на счету, конечно, это была весомая помощь. Они же пришли не просто с лопатами, а со своим профессиональным оборудованием. Своей техники для такого масштаба беды у нас порой не хватало. А ею должны быть вооружены не только спасатели, но и лесники, и местные власти. Сейчас пока еще мы смотрим на вертолет как на роскошь. Достаточно вспомнить, как руководство Нижегородской области подвергалось критике, в том числе и в СМИ, за то, что приобрело и активно использует вертолет. Но как он пригодился в период пожаров! Да и в других ситуациях при наших обширных территориях каждый глава региона должен иметь в своем распоряжении некие авиационные средства.

Я думаю, что эта проблема может стать одним из стимулов развития малой авиации, и в том числе в ПФО, где сосредоточено 65 процентов всего авиапроизводства.

Встать на крыло

РГ: Кстати об авиации. В нашем разговоре участвуют семь собкоров "РГ", и пятерым из них пришлось добираться до Нижнего Новгорода на автомобилях. К примеру, из Пензы, Казани можно долететь к нам только через Москву. Ситуация когда-нибудь изменится?

Рапота: У нас вообще с инфраструктурой дела обстоят не лучшим образом. Сейчас пустили "Сапсан" по маршруту Москва - Нижний Новгород, уже хорошо. Недавно открылось авиасообщение Нижний Новгород - Уфа, самолет летает два раза в неделю. Тоже неплохо, но все это явно недостаточно удовлетворяет потребности в межрегиональном сообщении.

Развивать межрегиональные авиаперевозки необходимо. Расчеты показали, что для этого требуются самолеты вместимостью 15-20 пассажиров. И наша промышленность вполне способна решить эту задачу.

РГ: А население-то проголосует рублем за эту роскошь? Ведь самое главное - спрос.

Рапота: Возможно, пока не получится сделать такие перевозки очень дешевыми, но это не значит, что не надо работать в этом направлении. Сейчас, когда проводятся предварительные расчеты стоимости билета, межрегиональные авиаперевозки сравниваются с железнодорожным транспортом, автобусами. Но при этом часто забывают сравнить их со стоимостью авиабилетов через Москву.

РГ: Конкуренция на этом рынке все время растет.

Рапота: Именно... Важный момент - руководители регионов округа уже заявляли, что готовы участвовать в субсидировании таких перевозок. Сейчас нужно предложить некий продукт: найти подходящие модели самолетов и продумать систему финансирования полетов.

РГ: А что уже сейчас мы можем предложить?

Рапота: Мне известны две модели самолетов, которые разрабатываются в России. Одна в Самаре - "Рысачок", он может брать на борт 9-13 пассажиров в зависимости от класса. Его созданием занимается "ЦСКБ-Прогресс" - флагман нашей космической промышленности. Вторая модель - в Таганроге, это Бе-32, он рассчитан на 19 пассажиров.

Кроме того, есть иностранные модели самолетов. До тех пор, пока у нас нет в достаточном количестве своих машин, можно покупать иностранные, создавать саму систему перевозок. А по мере того как будет налажено собственное производство, заменять эти модели на отечественные.

Почему зацвела Волга

Анна Панина, собкор "РГ" по Пензенской области: В Поволжье еще в советские времена была система мелиорации, которая позволяла использовать воду и для тушения пожаров, и для поливки плантаций в засуху. Но затем оросительная система была разрушена. Что-то делается для ее восстановления?

Рапота: Первый зампредседателя правительства РФ Виктор Зубков уже говорил, что такая программа готовится и будет включать в себя, в частности, и восстановление системы мелиорации. В нашем округе это в Саратовской, Самарской и Пензенской областях - наиболее засушливых районах, расположенных вдоль Волги.

РГ: Этим летом с проблемой нехватки воды столкнулся Екатеринбург. Для регионов Поволжья существует подобная угроза?

Рапота: Для городов округа такой угрозы нет, но существует проблема качества воды. Причин много, в том числе ветхость системы водоснабжения, причем это касается и труб, и системы очистки воды. Воды у нас достаточно, ее просто надо качественно очистить и доставить в дома.

Панина: Для Пензы эта проблема очень актуальна. Сурское водохранилище, из которого 500-тысячный город берет воду для питья, цветет. Сине-зеленые водоросли выделяют вещества, которые, реагируя с хлором, дают отвратительный запах. Очистить это водохранилище стоит порядка 10-15 миллиардов рублей. Может быть, проще пробурить артезианские скважины?

Рапота: Там, где под землей есть запасы воды, это уже делается. Надо действовать в двух направлениях: не только искать альтернативные источники воды, но и совершенствовать технологию очистки. К великому сожалению, цветет не только Сурское водохранилище, зацвела вся Волга. Это издержки нашего технического прогресса. Ведь когда водохранилищ на Волге не было, вода от истоков до устья доходила за 50 дней. Сейчас это порядка 500 дней, почти полтора года! Это большая проблема, над которой предстоит серьезно поработать.

Следите за ценниками

Брайловская: Еще одно последствие засухи - рост цен на продукты. Картошка на Московском рынке Казани, где я часто бываю, стоит уже 32 рубля, и она среднего качества. Отборная идет за 50. В прошлом году цена была 10-15 рублей. Власть может приструнить спекулянтов?

Рапота: То, что картофель у нас погиб на больших площадях, не подвергается сомнениям. То, что это создает опасность роста цен, тоже очевидно. И речь не только о картофеле. Именно поэтому правительство приняло решение о контроле за ценами на ряд социально значимых продуктов. Это в первую очередь задача местных властей.

РГ: Сейчас, когда режим ЧС в наших регионах снят, какой главный вывод для себя вы сделали из опыта этого лета?

Рапота: Каждая крупная трагедия заставляет нас по-новому смотреть на многие вещи. Так было после пожара в пермском клубе "Хромая лошадь". Когда люди в беде, государство приходит на помощь. Но почему в стороне остаются владельцы заведения, где их материальная ответственность? В том числе встает вопрос о страховании. Там, где собираются люди, все эти учреждения должны быть застрахованы от несчастных случаев. То же самое и с пожарами, и с засухой. Почему только государство должно расплачиваться за утрату частной собственности? Частник должен страховать свое имущество. Видимо, у нас нет должной культуры страхования, люди даже не думают об этом. Нужно развивать систему страхования и менять наше отношение к этому.

РГ: Какую роль играет полпредство в социально-экономическом развитии округа, и какие задачи вы считаете приоритетными?

Рапота: Действительно, полпредство в пределах своей компетенции участвует в решении социально-экономических задач.

Сейчас минрегион по поручению президента России завершает работу над Стратегией развития Приволжского федерального округа до 2020 года. Мы принимаем в этой работе самое активное участие. Ее цель - связать экономическое пространство округа, организовать эффективное межрегиональное сотрудничество; реализовать конкурентные преимущества Приволжья (географические, технологические, интеллектуальные и другие). А в итоге вывести округ в число лидеров инновационного технологического развития. Для этого необходимо рационально размещать производительные силы, на основе кластеров развивать промышленность и сельское хозяйство, совершенствовать инфраструктуру и энергетический комплекс, использовать достижения науки и внедрять наукоемкие, в том числе информационные, технологии. А главную цель своей работы мы видим в улучшении качества жизни людей и создании комфортных условий проживания в регионах Приволжского федерального округа.

Вопрос по существу

Анна Панина, собкор "РГ" по Пензенской области: Засуха этого лета показала, что российское сельское хозяйство совершенно не готово к экстремальным температурам. Может, пора менять технологию обработки почвы, пристальнее присмотреться к опыту успешных фермеров? Например, нашего земляка Анатолия Шугурова...

Григорий Рапота: Я, конечно, не специалист в этой сфере, но, по мнению экспертов, во-первых, необходимо использовать в нужных количествах минеральные удобрения, что, в частности, придает растениям устойчивость к разного рода погодным катаклизмам. Во-вторых, нужны элитные семена, которые тоже были бы устойчивы к капризам погоды. С этим у нас проблема. В-третьих, использование необходимых агротехнических технологий. Разве у передовых фермеров другие условия? Был такой случай. После сильных осенних заморозков, когда почти все озимые погибли, буквально по соседству можно было наблюдать плотные зеленые всходы. Специалисты пояснили, что никакого чуда здесь нет. Надо просто выполнять требования агротехники и не забывать про учебники, где все написано: на какую глубину засевать, в какое время и так далее.

Председателю товарищества "Пугачевское", фермеру Анатолию Шугурову

РГ: Анатолий Иванович, в эту засуху зерна недосчитаются практически все хозяйства. Знаю, что ваш урожай больше, чем у многих других. За счет чего?

Анатолий Шугуров: В этом году мы собрали относительно неплохой урожай - 20 центнеров с гектара, средний показатель по области - 12 центнеров. Для сравнения: в хорошие годы мы собираем по 42 центнера. В чем секрет? Мы применяем энерго-, ресурсо- и влагосберегающую технологию, следуя заветам выдающихся ученых и агрономов Ивана Овсинского и Терентия Мальцева.

Российские хозяйства бросились покупать импортную технику, что и стало главной ошибкой. Американская и английская технология приспособлена для их сырого климата, она влагоиссушающая. Мы обрабатываем землю щадящими способами. Например, у нас есть культиваторы с плоскорезными стойками, которые не переворачивают почву, а проходят ее вдоль.

Мы разработали и свой способ подготовки семян к севу. После обычной обработки мы отбираем специальной веялкой самые тяжелые семена и сеем только ими. Пензенская сельхозакадемия сравнивала свои элитные семена с нашими: два одинаковых по условиям участка засевали в одно и то же время, одной и той же сеялкой. Наши семена давали урожай на 7-8 центнеров с гектара больше.

Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Приволжье Президент Полпреды Президента в федеральных округах ПФО Нижегородская область Нижний Новгород Лесные пожары Деловой завтрак