Новости

08.09.2010 00:00

Не всякий академик годится в инженеры

Первые сентябрьские дни Жорес Алферов посвятил своим ученикам

Отчего мы побеждаем на олимпиадах и проигрываем в экономике? Риторический вопрос был ответом Виктора Вексельберга про "Сколково" на очной ставке с лицеистами Физико-технической школы, организованной Жоресом Алферовым в Санкт-Петербурге.

Я стал невольным свидетелем этого мозгового штурма с участием восьмиклассников, их педагогов, самого нобелевского лауреата и важного гостя из Москвы. Чуть позже в диалог с руководителем будущего Центра инновационных разработок в подмосковном Сколково вступили руководители известных питерских вузов - и тоже с подачи Алферова. А в конце дня академик уже сам отправился "сверить часы" - туда, где командой его выпускников готовится к запуску высокотехнологичное производство светодиодной техники.

Эту продукцию острословы поспешили окрестить "лампочками Чубайса - Прохорова" (корпорация "Роснано" и группа "ОНЕКСИМ" выступили инвесторами проекта), хотя по справедливости надо бы назвать ее именем Алферова. Ведь это его фундаментальные работы в области полупроводниковых гетероструктур, отмеченные в рубежном 2000 году Нобелевской премией по физике, дали толчок многочисленным прикладным разработкам в микро- и наноэлектронике, включая лазеры различных применений, современную аудио- и видеотехнику, мобильные телефоны, преобразователи солнечной энергии и, конечно, светодиоды.

А нынешний День знаний в этом смысле стал днем особым: с 1 сентября 2010 года в странах Евросоюза прекращен оборот ламп накаливания мощностью 75 ватт. Такие же стоваттные запрещены еще год назад. На смену им приходят более экономичные и безопасные источники света на основе светодиодов. Россия тоже встала на этот путь - по новому Закону "Об энергоэффективности" производство и продажа "лампочек Ильича" мощностью 100 и более ватт прекращается уже с будущего года, а к началу 2014-го возможен запрет и на менее мощные лампы. Первым делом должны прекратиться госзакупки морально устаревших изделий. Успеем ли до этого времени произвести и предложить российскому потребителю свои, а не китайские светодиоды и экономичные светильники на их основе? И не просто экономичные, а конкурентоспособные по соотношению "цена - качество"?

- В своем секторе рынка мы на это рассчитываем, - дали понять академику Алферову руководители фирмы "ОптоГан" и повели показывать готовые к запуску производственные помещения. Ключевые позиции в этой недавно созданной компании занимают вернувшиеся в Россию после нескольких лет работы за рубежом (в Финляндии, на Тайване, в Германии) ученики Жореса Алферова и неразлучные друзья Владислав Бугров (он генеральный директор открывающегося под Санкт-Петербургом завода), Максим Одноблюдов (президент группы компаний) и Алексей Ковш (неформальный лидер этой троицы, до недавних пор сохранявший за собой стратегические позиции в компании Innolum).

Фирма с таким названием создана и зарегистрирована выходцами из России в технопарке немецкого Дортмунда несколько лет назад. А сам этот технопарк стал тем местом, где, по выражению Алексея Ковша, "из русских ученых делают грамотных инженеров". А из некоторых - добавим от себя - предприимчивых и хватких организаторов. Ковш и его друзья-однокурсники как раз из этого меньшинства.

О старте их светодиодного мегапроекта на родине "Российская газета" писала осенью прошлого года (см. "Вернись, Алеша!" и "Не всем до лампочки" - "РГ", 18 и 24 ноября 2009 г.). Чтобы узнать, как продвинулся проект за прошедшие девять месяцев, и оценить его перспективы, я отправился на "ОптоГан" в компании академика Алферова, договорившись об этом заранее и с ним самим, и с командой Ковша - Бугрова - Одноблюдова. Буквально перед нами там побывал Михаил Прохоровым - решил посмотреть, куда вливаются его и "Роснановские" миллионы (Анатолий Чубайс посетил завод чуть раньше).

- Прохорову у нас понравилось, - сообщили Алферову и повели удивлять только что установленным оборудованием.

- А сколько на это потратили? - перешел он сразу от эмоций к делу.

- Закупили уже на 7 миллионов евро, - отозвался Алексей Ковш. - А всего рассчитываем где-то на двадцать миллионов...

Жорес Иванович понимающе кивнул и двинулся дальше. Он радовался за ребят и одновременно завидовал: сколько новых возможностей открывается перед ними! И как много он сам еще хотел бы сделать для тех восьмиклассников, что поступили в этом году, выдержав большой конкурс, в Физико-техническую школу первого и пока единственного в своем роде Санкт-Петербургского академического университета, созданного стараниями нобелевского лауреата.

До конца прошлого года это был Академический физико-технический университет, а с января нынешнего он объединен в единое целое (одно юридическое лицо) с Санкт-Петербургским научно-образовательным центром и Физико-технической школой (лицеем). Еще одно знаковое событие года - сравнительно молодое дитя академика Алферова и команды его сподвижников получило официальный статус Национального исследовательского университета и подобающее финансирование.

Это означает как минимум, что традиции легендарного Физтеха, где долгие годы работал сам Жорес Алферов и набирались опыта его ученики, получают новую прописку - в учебных корпусах и научных лабораториях на улице Хлопина, 8. А как максимум - говорит о том, что пора менять акценты и всерьез перераспределять ресурсы, если мы действительно хотим модернизировать страну и с таким прицелом готовить кадры для науки и высокотехнологических, инновационных производств. Косвенным тому подтверждением могли бы служить и слова Виктора Вексельберга про "Сколково", когда его спросили, с какой целью затеян этот проект.

- Надо разобраться, - был ответ, - почему мы побеждаем на международных олимпиадах и проигрываем в экономике.

- Надо, - согласились с гостем. - Только быстрее разбирайтесь. И нас не оставляйте в стороне.

Полную версию читайте

на сайте www.rg.ru

Александр Емельяненков

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ - МОСКВА