Новости

Программа Александра Архангельского возвращает нам лучших мыслителей XX века

На канале "Культура" стартовал документальный проект известного журналиста-интеллектуала Александра Архангельского "Отдел", удивительным образом реконструирующий возрождение свободной философской мысли в советской России конца XX века.

Люди, чьи имена делают честь нашей философской культуре - Александр Зиновьев, Мераб Мамардашвили, Георгий Щедровицкий, Александр Пятигорский, Эвальд Ильенков, Эрих Соловьев, Карл Кантор, Юрий Левада, Борис Грушин - предстанут в нем неожиданно крупным планом и в неожиданной полноте образа времени. Александр Архангельский поделился тайнами проекта с корреспондентом "РГ".

Российская газета: Что вам хотелось реконструировать прежде всего - атмосферу, эпоху, какие-то ключевые гуманитарные и идеологические отношения?

Александр Архангельский: Прежде всего я хотел зацепиться за романный сюжет: в одном месте собирается много разных замечательных людей. Как это вообще могло быть в 1966 году? Да еще в институте с таким чудовищным названием - международного рабочего движения?

Вы увидите, затем мы пойдем на философский факультет МГУ, где в послевоенные годы, после 20 съезда, зарождалась свободная мысль. Чтобы разобраться, как люди шли к праву свободно мыслить не будучи ни политиками, ни диссидентами. Как они шли сами к себе.

РГ: Что вас побудило оглянуться именно на это время и на этих людей?

Архангельский: Прошло 20 лет после того, как закончился Советский Союз, и он уже никогда не восстановится. И эти прошедшие 20 лет позволяют нам в телесюжете посмотреть на этот драматический опыт во всем его объеме. Не оправдывая, не осуждая, а вглядываясь в человеческие лица, вслушиваясь в человеческие голоса. Тем более что это голоса людей, которым было что сказать. Я считаю, что просто время пришло.

РГ: Почему именно сейчас оно пришло?

Архангельский: Потому что мы живем в эпоху без идей. Без большого давления, но и без крупных идей. И сами себе объясняем, что для рождения больших идей нет никаких исторических предпосылок.

Но если бы поколение поздних советских философов ссылалось на внешние обстоятельства - на время, на ту эпоху, которая им выпала, то не было бы ни их самих, ни их масштабных идей. Всмотреться в их опыт, вслушаться в их голоса здесь и сейчас, мне кажется, невероятно полезным, чтобы понять: хватит списывать все на обстоятельства. Обстоятельства приходят и уходят, а мы и наши идеи остаются.

РГ: Как вам удалось так точно собрать людей?

Архангельский: Во-первых, нам повезло: Виталий Яковлевич Вульф, работающий на канале "Культура", был завсектором в том самом институте международного рабочего движения. Ну а потом мы потянули за ниточки, и люди нам давали "адреса и явки". Хотя очень многих пришлось уговаривать, люди гуманитарного круга не очень-то любят давать интервью. Например, Анатолий Сергеевич Черняев, благодаря которому эти люди могли работать. Он жив, здоров, крепок и на беседу согласился, а на интервью нет. Но в итоге мы взяли почти 30 интервью. И по крупицам собрали фотографии, это поколение, которое не любило фотографироваться. Я уж не говорю о видео. Из ранних съемок мы нашли только съемки Щедровицкого. Они не любили сниматься. Они любили жить и думать.