Новости

13.09.2010 00:10
Рубрика: Культура

"Где-то" впереди

В Венеции победил фильм Софии Копполы

Президент жюри главного конкурса Квентин Тарантино на этот раз обошелся без экстравагантности. Но распределение призов носит четкий отпечаток его пристрастий.

"Золотого льва" вручили его соотечественнице Софии Копполе за ее не лучший, но со всех точек зрения безупречный фильм о страшной жизни кинозвезд - "Где-то". Эта женщина из картины в картину опровергает злую пословицу насчет звездных детей, на которых природа отдыхает.

Две премии взял мой любимый фильм "Печальная баллада для трубы" испанца Алекса де ла Иглесиа: приз за лучший сценарий и "Серебряного льва" за лучшую режиссуру.

Специального "Золотого льва" удостоен польский режиссер Ежи Сколимовский за фильм "Необходимое убийство".

Наши "Овсянки" не остались без внимания и увозят груз замечательных наград: премию за лучшую операторскую работу Михаилу Кричману, премию ФИПРЕССИ, приз содружества интернет-критиков "Золотая мышь", премию падре Назарено Таддеи - того самого, что защитил от нападок церкви фильм Феллини "Сладкая жизнь", и Специальное упоминание жюри Всемирной католической ассоциации по коммуникациям SIGNIS.

Кубки Вольпи за лучшие роли получили Винсент Галло ("Необходимое убийство") и Ариана Лабед ("Аттенберг"). Премия имени Марчелло Мастроянни лучшему молодому актеру (актрисе) вручена Миле Кунис за "Черного лебедя".

С таким вердиктом жюри трудно спорить. Хотя легко заметить, что вообще остались без наград фавориты критиков и публики: чилийская драма "Post mortem" и китайский "фильм-сюрприз" "Котлован". Тем самым подтверждена странная закономерность: критерии у жюри и критиков, как правило, разные.

...Этот 67-й фестиваль похож на рубежный. С чем-то он определенно прощается, что-то неопределенно обещает. Он прощается с директором Марко Мюллером, который за 7 лет руководства превратил Мостру в экспериментальный полигон нового кино. А в секции "Горизонты" вообще вышел за пределы кино - в сферы инсталляций и художественных проектов.

Фестиваль прощается с добрым старым Лидо с его архаичными залами и отелями, увековеченными еще Висконти, - там любили останавливаться именитые гости Мостры. Наблюдатели сходятся на том, что с постройкой нового фестивального комплекса уйдет что-то трогательно безалаберное, теплое и домашнее. Старейший в мире киносмотр станет современным, возможно, более отрегулированным, но преемственность, будем надеяться, сохранит: все-таки обживать его первыми, как положено при новоселье, будут представители семейства кошачьих - венецианские львы. На счастье.

Фестиваль не выполнил обещания собрать лучшую киноколлекцию года - было много случайного, попавшего в конкурс по какому-то сугубо венецианскому расчету. Но предъявил большее, чем обычно, число хороших картин, а главное, утвердил на международном фестивальном треке новые имена. Мостра уделила пристальное внимание и быстро входящим в обиход технологиям 3D, наградив за технический и художественный прорыв фильмы "Аватар" Джеймса Кэмерона и "Как укротить дракона" Криса Сандерса и Дина Де Блуа. Но не открыла в этой области новых художественных достижений.

Ее последние дни прошли в ожидании главных козырей, какие обычно выкладывают под занавес. Поэтому в час показа картины Тома Тыквера "3" зал брали штурмом в уверенности, что это и будет один из главных лауреатов. И просчитались.

После сравнительного успеха англоязычных международных проектов "Парфюмер: история убийцы" и "Интернационал" Тыквер решил вернуться в родные пенаты и сделал картину на немецком языке с немецкими актерами. В ней есть модное цифровое название, есть популярная ныне тема душевных кризисов и, как следствие, сомнений в своей сексуальной ориентации и есть неистовое желание режиссера каждым кадром срывать в фестивальном зале аплодисменты. Но зал безмолвствовал, и только из задних рядов какая-то журналистка сопровождала несмешное действие истерическим смехом.

Тыквер рассказал историю о бездетной супружеской паре Симоне и Ханне, которые тяготятся подступающей старостью и беспрерывно, даже в момент любви, рассуждают о том, что жизнь перевалила экватор и покатилась к неизбежному концу. Но случайно встреченный Ханной Адам все резко меняет: он спит сначала с нею, а потом совращает и ее мужа.

Эта история нещадно драматизирована нагромождением катаклизмов: сначала от рака умирает мать Симона, затем рак обнаруживают и у Симона, и он лишается половины своих мужских доблестей (операцию покажут детально, подчеркнув зыбкость устоев, на которых держится семейное счастье). Чтобы усилить неотразимость змея-искусителя, Адама режиссер наделил всеми признаками универсального мачо: он и футболист, и каратист, и мотоциклист, и пловец, и даже поет в хоре. В фильме много галлюцинаций, души умирающих отлетают на небо и возвращаются в виде крылатых клубящихся ангелов. Так что возможно, зрительница из последнего ряда была права, воспринимая это как комедию.

Во внеконкурсных показах фестиваль был еще менее разборчив и выдал коллекцию банальных сюжетов в банальном исполнении. Такова режиссерская работа голливудского актера Бена Аффлека "Город" - гангстерская сага о грабителях банков в городке Чарльзтауне под Бостоном, знаменитом тем, что там происходит больше ограблений банков, чем где бы то ни было в Штатах. Аффлек отвел себе и главную роль потомственного грабителя, для которого банда заменила семью. Фильм основан на романе Чака Хогана "Принц воров", удостоенном премии Ассоциации криминальных писателей - есть, оказывается, и такая.

На церемонии закрытия прошел горячо ожидаемый внеконкурсный фильм Джулии Теймор "Буря" - экранизация одной из самых неподдающихся комедий Шекспира. Теймор всегда демонстрировала авторскую самостоятельность в подходе к любому материалу - будь то шекспировский "Титус", или замечательно оркестрованная кинобиография Фриды Кало ("Фрида"), или "Сквозь Вселенную", где Теймор реконструировала эпоху "цветов жизни" через любовно переосмысленные мелодии "Битлз". Поэтому ее "Бурю" встречали с интересом, заинтригованные уже тем, что волшебник Просперо превратился в волшебницу Просперу и ее играет Хелен Миррен.

Но в результате титанической работы режиссера, художников и операторов фильма "Буря" шекспировская комедия превратилась в "Седьмое путешествие Синдбада", в приключенческий фэнтези с похожим на Циклопа Калибаном, эфирным Ариэлем, пришедшим откуда-то из "Гарри Поттера", и Властелиншей колец вместо Просперо. Поэзия с ее условностью оказалась в дисгармонии с "почти настоящей" реальностью, внутренняя динамика текста заменилась мельтешней набивших оскомину "экшн".

А главный прикол картины - смена пола Просперо - оказался ничем не обоснованным волюнтаризмом: две женщины за чашкой кофе - Тэйлор и Миррен - решили, что так будет лучше. Мол, в отношениях Просперо с дочерью Мирандой возникнет новая динамика. Женский сговор дал свои плоды: пьесу перекосило, и она стала историей о женском одиночестве.

Фестиваль позади. На прощание он козырнул цифрами: 22 505 проданных билетов, 3 427 журналистов и 229 телеканалов освещали его работу.

И начал готовиться к новой жизни.

Культура Кино и ТВ 67-й Венецианский кинофестиваль Кино и театр с Валерием Кичиным
Добавьте RG.RU 
в избранные источники