Новости

17.09.2010 00:30
Рубрика: Общество

Заразились в операционной

На пути инфекции должна встать служба клинического фармаколога

"РГ" (26.10.2009 и 3.09.2010 гг.) писала о массовом заражении пациентов офтальмологической больницы в Омске. Один из них - 68-летний Михаил Дудин, ослепший из-за того, что ему был занесен штамм синегнойной палочки, предъявил иск больнице.

К сожалению, заражение инфекцией во время лечения в стационаре - случай не единичный. Почему такое возможно? И как с этим бороться? Об этом корреспондент "РГ" беседует с доктором медицинских наук, профессором, клиническим фармакологом Московской городской онкологической больницы N 62 Сергеем Митрохиным.

Российская газета: Сергей Дмитриевич, стационар ассоциируется с абсолютной чистотой, чуть ли не со стерильностью. Без сменной обуви туда могут не пустить. И вдруг инфекция. Откуда? Виноваты в этом сами медики?

Сергей Митрохин: Нельзя снять вины с медиков, если пациент в стационаре подцепил заразу. Хотя сразу замечу: внутрибольничная инфекция стара, как мир. Ее второе название: нозокомиальная - от латинского слова нозокомиум, в переводе госпиталь, больница. То есть еще древнеримские врачи сталкивались с этой заразой.

РГ: Так, может, всему виной стерильность стационаров? Говорят же, что в грязи микробы дохнут.

Митрохин: Говорить можно все, что угодно. На самом деле в грязи микробы не дохнут, а спокойно живут и размножаются. Есть весьма серьезные причины возникновения внутрибольничной инфекции. И чем дальше развивается медицина, тем больше будет случаев заражения больных. Это не парадокс. Это наша плата за высокую технологию медицинской помощи.

РГ: Но в Древнем Риме таковой не было...

Митрохин: Не было. Но и тогда в стационаре формировалась своя госпитальная среда, в которой развивались особые госпитальные штаммы микробов. С ними боролись с помощью совершенствования методов гигиены. Медицина развивалась, совершенствовались виды оперативных вмешательств, увеличивался объем хирургической помощи. На все эти нововведения госпитальные штаммы отвечали своим распространением.

А в середине прошлого века с наступлением эры антибиотиков многие специалисты решили, что внутрибольничной инфекции пришел конец - антибиотики погубят всех микробов. Ан, нет! Такое не просто не произошло, а напротив, - антибиотики породили новые проблемы, в том числе появилась устойчивость этих штаммов к антибиотикам.

РГ: Теперь все чаще можно слышать, что эре антибиотиков наступает конец. Это так?

Митрохин: Говорят об этом не зря. В прошлом году американское общество специалистов по инфекционным болезням обратилось к президенту Бараку Обаме с заявлением: если к 2020 году фармацевтические компании не создадут десять принципиально новых антибиотиков, то мир по борьбе с инфекциями вернется в девятнадцатый век. Три года назад наш соотечественник профессор Сергей Яковлев заявил, что от многих внутрибольничных инфекций в российских стационарах избавиться невозможно - имеющиеся в арсенале врача антибиотики на них не действуют.

РГ: Выходит, что та же синегнойная палочка будет и далее расцветать. И больные, избавленные от тяжелейших недугов, будут попадать в объятия госпитальной инфекции?

Митрохин: Не так все пессимистично. Появление устойчивости микробов к антибиотикам спровоцировали мы сами - и больные, и медики. Прежде всего тем, что любые антибиотики можно купить без рецепта и даже без совета с врачом.

РГ: На Западе без рецепта вам в аптеке никакой препарат не продадут. Однако внутрибольничная инфекция существует и там.

Митрохин: Вы правы. Но вы, очевидно, не знаете, что такое правило существует там всего одиннадцать лет. А до того антибиотики тоже продавались без ограничений. И это аукается по сию пору: время от времени внутрибольничная инфекция заявляет о себе. Но введенный запрет на свободную продажу антибиотиков привел к тому, что уровень такой инфекции на Западе не превышает пяти-семи процентов. Только в странах третьего мира и в России по-прежнему антибиотики в свободной продаже. И по уровню внутрибольничной инфекции мы вровень со странами Африки.

РГ: И ситуация в ближайшее время не изменится?

Митрохин: Должна измениться. Для этого, прежде всего, надо категорически запретить свободную продажу антибиотиков. Иначе люди будут по-прежнему заниматься самолечением. Далее. Требуется упорядочить назначение антибиотиков в стационарах.

РГ: Что имеете в виду?

Митрохин: В 1997 году в стационарах нашей страны была введена штатная должность клинического фармаколога. Предполагалось, что именно на этого человека будет возложена ответственность за назначение антибиотиков. Но по пальцам можно пересчитать стационары, в которых такие специалисты есть в наличии. Еще меньше примеров того, что даже когда они есть, их мнением интересуются лечащие врачи. А количество видов антибиотиков сейчас настолько велико, что не специалист в этой области знать их назначение и предназначение просто не в состоянии.

И сплошь и рядом назначение идет или по шаблону, или попросту на глазок - вот на слуху новый антибиотик и его назначают чаще других, не учитывая особенности данного пациента, особенности заболевания, госпитальных штаммов. А эти штаммы могут оказаться устойчивыми к даже самым новым антибиотикам. Значит, пользы пациенту не принесут. А вот развитию внутрибольничной инфекции поспособствуют. То есть я хочу подчеркнуть: любое назначение антибиотиков в стационаре нельзя не согласовывать со специалистом. Это важно в любом стационаре. А уже там, где проводятся высокотехнологичные операции на сердце, сосудах, где трансплантология, онкология, без этого нельзя.

РГ: У нас много правильных благих пожеланий. Вот только часто они таковыми и остаются.

Митрохин: Это нонсенс! В восьмидесятых годах прошлого века, по данным авторитетных авторов, 80-90 процентов онкологических больных умирали не от основного, ракового заболевания, а от инфекции. Поэтому изгнание внутрибольничной инфекции, хотя бы из онкологии, может заметно повысить качество жизни. Приведу пример из собственной практики работы в онкологической больнице N 62. Я пришел сюда в 1998 году. Тогда уровень внутрибольничной инфекции был на уровне 30-35 процентов. Сегодня, хотя количество операций увеличилось почти в три раза, уровень внутрибольничной инфекции не превышает десяти процентов.

В больнице - кстати, ей на этой неделе исполняется пятьдесят лет - создана стройная система инфекционного контроля. Этот контроль включает в себя микробиологическую службу, службу госпитального эпидемиолога и службу клинического фармаколога. Создание этой системы стало темой докторской диссертации заместителя главного врача больницы Андрея Аркадьевича Соколова.

РГ: Но создание такой службы - это же деньги. И немалые! Откуда они? В других стационарах они есть?

Митрохин: Отвечу примером из упомянутой диссертации. В ней приводятся данные о том, что создание подобной службы позволяет больнице каждый год экономить почти два миллиона рублей. И при хозяйском распоряжении средствами такую службу может - и главное должен - позволить себе любой уважающий себя стационар. Это же не только деньги. Это повышение качества медицинской помощи.

Общество Здоровье Халатность врачей
Добавьте RG.RU 
в избранные источники