Новости

17.09.2010 00:50
Рубрика: Власть

70 раскаленных дней

Как Вологодская область прошла испытания засухой

Жаркое лето 2010-го для регионов России было одинаково сложным. Одни подсчитывают серьезные убытки, восстанавливают деревни и поселки, делают выводы. Другие делятся опытом покорения огненной стихии. О том, как прошла пожароопасный сезон Вологодская область, наш разговор с губернатором области Вячеславом Позгалевым.

Российская газета: Вячеслав Евгеньевич, как пережила природную аномалию Вологодская область? Сказалась ли засуха на урожае овощей и зерновых?

Вячеслав Позгалев: У нас, как и во многих других регионах России, жара этим летом царила небывалая. Температура воздуха - за 30 градусов, почва на глубине в 20 сантиметров прогревалась до 35 градусов!

Конечно, это не замедлило сказаться на сельском хозяйстве. Мы недосчитались урожая на площади более 36 тысяч гектаров. Финансовый ущерб превысил пять миллиардов рублей. В этой ситуации без поддержки федерального центра нам не обойтись.

Мы представили все необходимые документы в Министерство сельского хозяйства РФ и вошли в список 28 регионов, ситуация в агропромышленном секторе которых признана чрезвычайной. У нас большой недобор фуражного зерна, а это может повлиять на положение дел и в других отраслях сельского хозяйства, прежде всего, конечно, в животноводстве.

РГ: Будете ли на региональном уровне предпринимать что-либо для сдерживания цен на продовольствие?

Позгалев: Мы не бросаем ситуацию на потребительском рынке на самотек. На областном уровне договорились с производителями, оптовиками, торговыми сетями о стабилизации цен на 11 основных продуктов питания. Оформлен протокол о намерениях. Такие же договоренности достигнуты и на уровне районов. Этот механизм отработан еще в 2008-2009 годах, в нашем регионе власть, переработчики и торговые сети всегда находят общий язык.

Кроме того, у нас активно развивается ярмарочная торговля. В Вологде, Череповце и во всех районах области стали регулярно проходить сельскохозяйственные ярмарки, на которых местные производители, включая и "огородников", могут без торговой наценки продавать свою продукцию местному потребителю. Эта практика будет продолжена.

РГ: Один из брендов Вологодской области - лен. Не останутся ли переработчики без сырья?

Позгалев: Можно сказать, что испытание засухой льноводы выдержали весьма достойно. Конечно, есть потери: от аномальной жары погибли посевы примерно на 600 гектарах. Но у нас в области самое большое северное льняное поле - 10 тысяч гектаров. На сегодняшний день лен с полей практически убран. Причем он хорошего качества.

Когда-то наша область сеяла 80 тысяч гектаров. Сейчас ситуация несколько иная. Но на лен есть спрос, и мы будем постепенно наращивать льняное поле. Думаю, что к 2015 году сможем выйти на показатель в 15 тысяч гектаров, а в перспективе - и 20 тысяч.

Сейчас идет перевооружение отрасли, причем по всей цепочке - от хозяйств, занимающихся севом льна, до льнокомбинатов. К примеру, на Вологодском льнокомбинате нет проблем со сбытом продукции. Сегодня открываются специализированные магазины по всей России - в Вологде, Санкт-Петербурге, Сочи и даже на Дальнем Востоке. Часть продукции комбината поступает в Европу. И, кстати, ее высокое качество признано на различных зарубежных выставках.

РГ: Смогла ли региональная власть предотвратить уничтожение огнем знаменитых вологодских лесов? Что предпринималось? Проводились ли пожарные мероприятия заранее? Насколько они были эффективными?

Позгалев: Ваш вопрос - многоплановый, в двух словах на него не ответить. В 1999 году в Вологодской области тоже горели леса, и мы сделали из той ситуации самые серьезные выводы. Поэтому к пожароопасному сезону 2010 года подготовились заблаговременно. Жару во всеоружии встретили не только государственные структуры лесного хозяйства, но и предприниматели. Все арендаторы-лесопользователи сформировали мобильные лесопожарные группы, укомплектованные специальной техникой. В июле мы создали постоянно действующий штаб по охране лесов от пожаров. На областной комиссии по чрезвычайным ситуациям приняли решение об ограничении пребывания граждан в лесах. Мы организовали патрулирование наиболее крупных месторождений торфа, дежурство на водоемах, чтобы пресечь разведение костров на берегах в пожароопасный период.

Особое внимание уделяли профилактике, разъяснительной работе с населением. В результате принятых мер (а я перечислил далеко не все) нам удалось пройти пожароопасный сезон с минимальными потерями.

Для повышения эффективности в борьбе с пожарами между Правительством области и МЧС заключено специальное соглашение, по которому мы передали спасателям часть полномочий. В частности, по предупреждению ЧС межмуниципального и регионального характера и ликвидации их последствий, по организации тушения пожаров на территории области силами Государственной противопожарной службы, а также осуществлению мероприятий по гражданской обороне, поиску и спасению людей на водных объектах области. Но мы не просто передали соответствующие полномочия, но и финансируем их, обеспечиваем материально. Это Соглашение позволило серьезно повысить оперативность и профессионализм в деле предупреждения и тушения пожаров.

РГ: Вячеслав Евгеньевич, стоит ли пересматривать лесное законодательство? Что, на ваш взгляд, нужно изменить в системе управления лесами, чтобы избежать подобных стихийных бедствий?

Позгалев: Новый Лесной кодекс предоставляет региональной власти достаточно возможностей для защиты лесов от пожаров. Выполняя требования закона, у себя в области мы создали структуру государственных лесничеств в виде районных отделов областного департамента лесного комплекса общей численностью почти пятьсот человек. Эти подразделения государственных служащих выполняют только государственные функции, в том числе и функции государственного лесного контроля и надзора, а с 1 января 2010 года - госпожнадзора.

Напомню, что до введения нового лесного законодательства численность лесных инспекторов Росприроднадзора по области составляла 5 человек.

За счет оптимальной структуры государственного управления мы сэкономили значительные финансовые средства и направили их на полное оснащение лесничеств автомобилями, вездеходами, инструментом и оргоснасткой на самом современном уровне.

Для обеспечения охраны лесов и выполнения лесовосстановительных работ сохранили действующие лесхозы в виде областных государственных учреждений, создав "Областное лесохозяйственное объединение".

И эти меры полностью оправдали себя. Специалисты-лесоводы, лесники при обнаружении пожара первыми добираются на место возгорания, они, как никто, умеют быстро локализовать и ликвидировать огонь.

Но это не значит, что в лесном законодательстве нечего улучшать. Мы предлагаем дополнить его разделом об охране лесов от незаконных рубок и наделить дополнительными полномочиями в этой сфере лиц, осуществляющих государственный лесной контроль и надзор. Кроме того, практика показывает, что защита и воспроизводство лесов на основании размещаемых государственных и муниципальных заказов не эффективны. Организации, выполняющие эти работы, должны быть специализированными и только государственными, финансироваться за счет бюджета.

Это могли бы быть сохраненные в свое время лесхозы. Также предлагаем внести дополнения в Лесной кодекс и разрешить финансирование мероприятий по защите и воспроизводству лесов без размещения при этом государственных заказов, предусмотреть возможность создания для этой цели специализированных государственных учреждений.

РГ: Какие крупные проекты в лесопромышленном комплексе реализуются в Вологодской области?

Позгалев: Их несколько. Этим летом в Вытегре введен в строй крупный лесоперерабатывающий комплекс - ЛДК N 2, который будет производить пиломатериалы по европейским стандартам. В ноябре 2009-го на Великоустюгском фанерном комбинате "Новатор" введено в эксплуатацию производство большеформатной фанеры мощностью 50 тысяч кубометров. В настоящее время завершается строительство крупного деревообрабатывающего комбината в районном центре Бабаево, где наряду с переработкой древесины предусматривается строительство завода по производству биотоплива - пеллет.

Польские инвесторы намерены начать в ближайшие годы строительство крупнейшего в России завода по производству паркетной доски, вложив в проект порядка 100 миллионов евро. Помимо паркета они намерены производить на этом же предприятии пеллеты и стабилизированную древесину.

В городе Соколе - моногороде, ориентированном на деревообрабатывающую промышленность, - предусматривается реализация нескольких крупномасштабных проектов: на промышленной площадке Сокольского ЦБК - строительство фабрики "Вологодская бумажная мануфактура". Здесь будут выпускать высококачественную печатную бумагу. На Сухонском ЦБК планируется реконструкция действующего бумажного производства, на Сокольском ДОКе - расширение мощностей по производству домов из клееного бруса, каркасно-панельных домов и применение новых энергоэффективных источников тепла.

Кроме того, здесь идут работы по созданию индустриального парка "Сокол". Определена производственная площадка. Финансирование проекта предполагается осуществить поэтапно в течение трех лет.

Для таких инвестиционных мега-проектов, как индустриальные парки "Шексна" и "Сокол", мы намерены поэтапно увеличивать инфраструктурные мощности. Это подкрепим льготными условиями для организации и ведения бизнеса, в том числе региональными налоговыми льготами. А хорошо развитая областная система высшего и среднего профессионального образования поможет удовлетворить возникающие потребности в трудовых ресурсах.

Экономика Вологодской области активно развивается, и мы готовы оказывать содействие инвесторам, которые будут участвовать в наших экономических проектах.

Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Вологодская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники