Новости

23.09.2010 00:23
Рубрика: Общество

Семейный прием

Сельская чета взяла под опеку пятерых детей

На Алтае приемные семьи - не редкость. Но чтобы взять сразу пятерых детей - такого в крае не помнят.

Вместе со своими кровными стало у Николая и Натальи Чернышевых "семеро по лавкам". Впрочем, лавок в их ладном, уютном и чистом доме нет - с мебелью и прочей домашней утварью все в порядке.

Чай с сахаром

До нынешней зимы у Чернышевых была вполне обычная семья. Женились они в 1992 году, воспитывали двоих сыновей - Вадима и Романа. Старший в этом году окончил среднюю школу, Ромке идет шестой год. Наталья в молодости одиннадцать лет проработала дояркой. Но после развала коллективного хозяйства в селе Краснодарском сосредоточилась на домашних делах. Муж, мастер на все руки, работает у одного из местных фермеров за 5 000 рублей в месяц.

Взять детей из приюта предложил Николай: "Я сразу сказал жене: "Последнее слово за тобой. Тебе с ними больше придется возиться".

Ничего сверхъестественного в этом предложении не было. Два года назад родная сестра мужа оформила в опеку двух девочек. Чернышевы еще тогда подумали: "А почему бы и нам так не сделать?". Выросли-то они в многодетных семьях. Первым делом поехали к Ольге Барановой, главному специалисту по опеке и попечительству комитета по образованию администрации Усть-Пристанского района. Она все растолковала, помогла собрать и правильно оформить кипу документов.

Соседи, узнав о решении Чернышевых, людей работящих и непьющих, сказали, что они "больные на всю голову".

- Зато старший сын поддержал, он нам всегда помогает. Вообще-то мы хотели взять троих. А привезли весной из Калманского приюта пятерых ребятишек с одной семьи: четырех мальчиков и девочку. Первые три дня хотели отдать их назад. Это был тихий ужас... Они ничего не умели, ни к чему не были приучены. Первый раз за стол посадили, я пельменей наделала, а они не знают, как их есть. Господи, да они сахар толком не умели размешивать! - закрывает рукой повлажневшие глаза Наталья.

Я увидел реку

Надо ли говорить, сколько забот Чернышевым добавилось? Стиральная машина практически не выключается. Правда, вода бывает не всегда - в селе ее часто отключают (как и электричество). Зимой три недели воду возили из соседнего села Коробейниково, а это двенадцать километров пути в одну сторону. Взрослые отдали новеньким свою спальню, сами теперь спят в зале.

Самому старшему из подопечных, Жене, одиннадцать лет. Данилу - восемь, Вите - шесть, Насте - три, а Максимке - два года.

- У меня сложностей с ними не было, - улыбается Вадим Чернышев. - Весной гребли сухую траву вместе со мной, потом стали в огороде помогать, гусей пасти. Я им показываю, они повторяют. Данил и Женя - главные помощники, остальные еще маленькие.

За эти месяцы они много чего узнали интересного и полезного. Особенно поразили слова Вити: "Я увидел реку". А ведь Барнаул, где жили раньше эти дети, расположен на Оби.

- Для меня все свои - и родные, и приемные, - улыбается Наталья Львовна. - Перед тем, как спать лечь, всех обнимешь и поцелуешь. Максимка у нас вообще всеобщий любимец. Первые дни никак не мог наесться.

Живем своими силами

Наверное, самый распространенный вопрос у всех, кто узнает об этой истории: "Зачем нужны приемные дети? Да еще столько?"

- Жизнь так повернулась, что от родных помощи почти не было, и все, что у меня есть, достигнуто благодаря вот этим рукам и моей жене. Мы с Натальей думаем: кто-то же должен помогать таким детям. Сейчас мы им поможем. А подрастут - глядишь, нам помогут, - с крестьянской прямотой рассуждает Николай Чернышев.

- Для нас много детей в доме - не обуза, привычно, - продолжает Наталья. - Да и теплится надежда, что мамаша их возьмется за ум и за воспитание своих детей. Прав-то родительских ее пока не лишили... Но если детям у нас понравится, пусть насовсем остаются. Я иногда зашумлю на них, а потом расстраиваюсь - что могут подумать: "Вот, тетка чужая...".

В городе не обращать внимания на мнение соседей - в порядке вещей. А в деревне от людской молвы просто так не отмахнешься. И если говорить об опекунских "миллионах", про которые так любят судачить деревенские кумушки, то Наталья Чернышева управлением по образованию администрации Алтайского края устроена на ставку воспитателя - получает в месяц чуть больше 3 000 рублей.

- За каждого приемного ребенка платят по 5 521 рублей, - делится секретами домашней бухгалтерии Наталья Львовна. - На них надо одеть, обуть, накормить, купить игрушки, собрать в школу. При этом единовременное федеральное пособие до сих пор не выплатили. Пообещали оформить его аж в октябре, когда новый учебный год будет идти. Как в школу этой весной собирали? Порезали скот, сдали мясо - на эти деньги и одели. Семья у нас теперь большая. Раньше одного баллона с газом на полгода хватало, сейчас - на два месяца. Нет льгот ни за уголь, ни за свет. От сельсовета - никакой помощи.

P.S.

В октябре у Чернышевых заканчивается шестимесячный договор об опеке. Захотят ли они его продлять, учитывая те проблемы, с которыми столкнулись? "Мы в ответе за тех, кого приручили", - написал Антуан де Сент-Экзюпери. Но разве мы не в ответе за тех, кто "приручает"? Кто поможет самим Чернышевым и многим другим приемным родителям? Ведь это не только их дети.

Общество Семья и дети Филиалы РГ Сибирь СФО Алтайский край