26.09.2010 23:50
    Поделиться

    Тимур Лахонин: Интерпол начинает спецоперацию по выявлению поддельных лекарств в России

    Впервые международная полиция занялась подпольным бизнесом вокруг большого спорта

    Интерпол начинает большую спецоперацию в России по обезвреживанию поддельных лекарств. Также впервые международная полиция займется преступными группами, которые кормятся около большого спорта.

    Сегодня у Национального центрального бюро Интерпола при МВД России юбилей - 20 лет работы сначала в СССР, потом в России. Какие задачи сегодня решает это подразделение международной полиции, "Российской газете" рассказал его руководитель, генерал-майор милиции Тимур Лахонин.

    "Российская газета": Тимур Анатольевич, сегодня чуть ли не все СМИ задаются вопросом: почему России в очередной раз не выдали Ахмеда Закаева, объявленного в международный розыск по линии Интерпола?

    Тимур Лахонин: История с задержанием в Польше "представителя чеченского правительства в изгнании" Ахмеда Закаева похожа на мелкую провокацию. Полиция его допросила, а окружной суд Варшавы отказался взять под стражу.

    О возможности ареста в Польше он прекрасно знал, но все-таки поехал. Почему? Давайте не строить иллюзий: у Закаева есть "охранная грамота", выданная правительством Великобритании. В выдаче Ахмеда Закаева Великобритания отказала нам, с мотивировкой: "предъявленные претензии относятся к внутренним проблемам России, не соответствующим нормам выдачи".

    Он признан политическим беженцем. А по Уставу Интерпола, эта организация не занимается вопросами политического, военного, религиозного или расового характера. Исключительно только криминального. Случай с Закаевым Уставом трактуется как политический.

    Одним словом, эту ситуацию можно было бы образно охарактеризовать как "очередную пробоину в корабле антитеррористической коалиции, частью которой являются и Великобритания, и Польша".

    РГ: Кого же хотел спровоцировать Закаев?

    Лахонин: Наверняка не польские власти, а российские. Наша страна добивается его выдачи. А самому Закаеву шумовая волна вокруг его имени на руку. Он - карта давно отыгранная, да и личность невеликого масштаба.

    РГ: Сколько преступников по линии Интерпола были экстрадированы в Россию?

    Лахонин: В общей сложности нам выдали около 500 человек. В свою очередь мы экстрадировали более 250 преступников, скрывающихся в России. Самый большой всплеск экстрадиции произошел в последнее время. Сейчас мы ожидаем выдачи из Испании Константина Мрыхина, одного из хозяев "Хромой лошади". Его имя - в списке обвиняемых по страшной трагедии в пермском клубе.

    Кстати, в Интерполе существует правило: по прошествии пяти лет, если нет дополнительной информации по определенному лицу из страны-заявительницы на его розыск, все сведения по нему уничтожаются. За такой процедурой ведется очень жесткий контроль. Делается это в рамках закона о защите персональных данных. И когда в России разрабатывался подобный закон, в нем учитывались и положения Устава Интерпола.

    РГ: С какими странами у нас существуют проблемы с экстрадицией?

    Лахонин: Не хотел бы сегодня называть конкретные страны, многие из них и так на слуху. Отмечу только, что с подобными проблемами сталкивается не только Россия. Последствия использования политики "двойных стандартов" - как правило, негативные для общественной безопасности, на руку только представителям преступного мира.

    Беглецы используют благосклонность властей этих государств, которые предоставляют им политическое убежище или статус беженца. Они получают возможность свободно передвигаться и менять документы. Дело в том, что Интерпол довольно сильно подвержен политической конъюнктуре. Да и не со всеми странами, членами этой международной полицейской организации, у нас подписаны соглашения о взаимной выдаче преступников. Такие соглашения есть с 68 странами. Сейчас в международном розыске на основании запросов российских правоохранительных органов значится 1515 обвиняемых и осужденных.

    РГ:А розыском пропавших людей вы занимаетесь?

    Лахонин: За последнее время мы, по каналам Интерпола, нашли примерно 200 человек, числящихся по разным причинам пропавшими без вести. Это своего рода социальная, гуманитарная составляющая в нашей деятельности. В Интерполе ей придается большое значение.

    РГ: Через границу пошел вал опасных подделок - лекарств. Как можно прервать этот смертельный поток?

    Лахонин: Сейчас идет спецоперация по выявлению каналов контрафактных медикаментов. Это новое направление в нашей работе. В Интернете найдено 1200 сайтов, продающих поддельные лекарства. Эти медикаменты сейчас изымаются из оборота. Операция проходит в 25 странах, теперь начинается и в России. Самый опасный сегмент этого черного рынка - подделки различного рода антибиотиков, контрацептивов, стероидов и препаратов для похудения.

    РГ: А с чем Интерполу и российскому Бюро пришлось столкнуться впервые?

    Лахонин: С международной преступностью в большом спорте. В частности, во время футбольного чемпионата мира-2010 Интерпол задержал только в странах Азии более 5 тысяч человек, связанных с подпольными тотализаторами.

    Под руководством Генерального секретариата Интерпола была проведена операция SOGA III, в результате которой выявлено 800 нелегальных игровых притонов в Китае, Малайзии, Сингапуре и Таиланде.

    Что касается России, сегодня в нашей стране не так много случаев совершения преступлений, связанных с деятельностью тотализаторов, принимающих ставки на крупные спортивные соревнования. Однако в преддверии проведения XXII зимних Олимпийских игр, XI зимних Паралимпийских игр 2014 года в Сочи и XXVII Всемирной летней Универсиады в Казани можно ожидать рост активности нелегальных букмекерских контор, а также нелегальных тотализаторов.

    РГ: Существует ли в России черный рынок украденных картин или все уходит за границу" под заказ"?

    Лахонин: Отмечается тенденция роста преступлений, связанных с мошенничеством в сфере антикварного бизнеса, речь идет о подделках произведений искусства. Например, российским Бюро осуществлялось сопровождение уголовного дела, возбужденного в отношении гражданина Германии, который в составе преступной группы организовал подделку купленных на западных аукционах картин под произведения Репина, Шишкина, Айвазовского, других великих художников и их сбыт на территории Германии, Прибалтики и России.

    РГ: Каково ваше участие в поисках угнанных автомобилей?

    Лахонин: Из зарубежных стран поступают различные запросы по преступлениям, связанным не только с автотранспортом, но и со строительной и спецтехникой, водными и воздушными судами, а также их частями и агрегатами. Встречаются различные запросы неординарного характера - от идентификации российского самолета, затерявшегося в джунглях Америки, до установления личности водителя, разыскиваемого полицией Германии за неуплату на бензоколонке.

    Российские правоохранительные органы пользуются базой данных похищенного автотранспорта Интерпола, которая насчитывает более 6 миллионов автомашин. Для справки: из России ежегодно вывозится до 50 тысяч краденых машин. На территории России обнаружено около 22 тысяч автомашин, ранее похищенных за рубежом.

    РГ: Криминал осваивает виртуальный мир. Бедой Интернета стала детская порнография. Как избавиться от этой грязи?

    Лахонин: Для выявления изготовителей детской порнографии Интерпол задействовал спутниковые системы наблюдения. При обнаружении следов распространения этой продукции страна, их выявившая, немедленно информирует остальных.

    РГ: У вас создана система круглосуточной связи со штаб-квартирой Интерпола во французском Лионе. Аббревиатура ее звучит так: 1-24/7. Что это означает?

    Лахонин: В переводе с языка Интерпола это цифровое сокращение означает: мировое правоохранительное сообщество 24 часа в сутки и 7 дней в неделю ведет неустанную борьбу с международной транснациональной организованной преступностью и терроризмом. На сегодняшний день российское НЦБ, по оценке экспертов, признано одним из наиболее технически оснащенных бюро. Ежедневно мы принимаем по системе 400-500 запросов от всех бюро разных стран. В 77 российских регионах работают филиалы НЦБ. У нас существует собственный информационный банк данных, который сегодня насчитывает более 2 миллионов учетных записей о лицах, организациях, событиях, предметах и документах, связанных с транснациональными преступлениями.

    РГ: Насколько это помогает в розыске преступников?

    Лахонин: Недавно с помощью новейших средств связи поймали американского мошенника Дональда Мартина. У него было несколько паспортов, десяток псевдонимов, он носился по городам малых стран, заключал фиктивные договоры на поставки дорогостоящих товаров, получал деньги и молниеносно исчезал. Полицейские безуспешно искали его по всему миру, и только когда заработали линии международной связи с Интерполом, он был схвачен в Бомбее. Мне рассказывали коллеги, что когда его арестовывали прямо у стойки проверки паспортов, мошенник в изумлении воскликнул: "Не могу понять, как это случилось. Я передвигался так быстро!" "Интерпол перемещается быстрее", - сказали ему полицейские, уводя в камеру.

    РГ: Правда ли, что уже несколько лет во всех странах, в том числе и в России, данные каждого человека, пересекающего границу, автоматически попадают в особые досье Интерпола? Это что, тотальная слежка в мировом масштабе?

    Лахонин: Никакой тотальной слежки нет. Информация о пересечении границы ни в какие учеты или досье не попадает. Осуществляется проверка паспортов граждан на предмет их действительности и исключения фактов использования чужих документов. Таким образом, выявляются факты использования похищенных или утраченных документов, удостоверяющих личность. Эта процедура рассматривается Интерполом как антитеррористическая мера, препятствующая свободному передвижению террористов через границы. И результаты уже есть.

    РГ: Кто руководит российским подразделением международной полиции?

    Лахонин: НЦБ Интерпола - при МВД. Структурно мы входим в министерство. В соответствии с международными обязательствами России бюро обеспечивает эффективный информационный обмен правоохранительных и иных государственных органов страны с зарубежными правоохранительными органами стран-членов Интерпола в области борьбы с международной преступностью.

    РГ: У ваших сотрудников есть удостоверения сотрудников Интерпола?

    Лахонин: У нас обычные удостоверения МВД. Ведутся только разговоры о том, чтобы руководящему составу Интерпола выдать специальные "корочки", дающие право ездить без виз и без досмотра. Но это пока только разговоры.

    Что касается зарплаты, то мы ее получаем в рублях, по ставкам МВД.

    РГ: Как попасть к вам на работу?

    Лахонин: Основные требования, предъявляемые к сотрудникам НЦБ Интерпола - это профессионализм, честность, соблюдение этики, способность беспристрастно и объективно анализировать информацию, оперативно принимать верные решения.

    Обязательным условием при приеме на службу является свободное владение одним из рабочих языков Интерпола: английским, французским или испанским. Предпочтение отдается сотрудникам, имеющим опыт оперативной работы. Но к нам приходят и молодые специалисты, в основном с международно-правового факультета Московского университета МВД России. Перед тем как их зачислят на службу, они проходят стажировку в нашем подразделении. Кстати, хотел бы опровергнуть мнение некоторых обывателей, что нам приходится часто сидеть в засадах, с боем брать преступников и так далее. Нет в нашей работе киношного антуража. Наше оружие: сбор информации, аналитика. И оперативная связь с коллегами за рубежом.

    Поделиться