Новости

Громким и, отчасти, курьезным событием в жизни российского бизнеса прошедшим летом стало задержание владельца холдинга РАТМ Эдуарда Тарана. По информации пресс-службы СКП, новосибирский бизнесмен был задержан по уникальному для представителей такого крупного бизнеса обвинению - попытке дачи взятки в размере 1 миллион рублей сотруднику ДЭБ МВД России.

Впрочем, если анализировать многочисленные интервью и поступки владельца РАТМ, приходишь к выводу, что нелогичность, неразборчивость - и есть стиль ведения дел Эдуарда Тарана. Или даже - свойства его характера.

Король - голый?

Главная на сегодняшний день мечта-идея Эдуарда Тарана, судя по его интервью, - это построение в России цементной империи, распространяющей свое влияние и на сопредельные страны. "Наша задача, - говорил Таран в интервью "Коммерсанту" менее года назад, - стать национальным лидером, второй по величине после "Евроцемент групп" компанией в России с мощностью до 15 млн тонн. Мы хотели бы купить один иностранный и один российский холдинг суммарной мощностью около 10 млн тонн".

Достойная мечта, если учитывать, с одной стороны, все возрастающие потребности страны в цементе, с другой - то, что РАТМ уже является мажоритарным акционером двух крупных цементных предприятий Сибири - "Искитимцемента" и Ангарского цементно-горного комбината. В контексте наполеоновских планов развития Таран планировал построить 4 современных цементных завода и купить столько мощностей, сколько сможет.

Было громко объявлено о переговорах по покупке холдинга "Каспианресурс", принадлежащего казахским инвесторам и владеющего заводами в Казахстане и Узбекистане суммарной мощностью 14 млн тонн цемента в год, но сделка не состоялась. Не удался и армянский блиц-криг: в последний момент РАТМ вышел из сделки по покупке завода "Мика-цемент". Стоит ли говорить, что не менее громко анонсированные переговоры с итальянскими инвесторами по поводу покупки принадлежащих им цементных заводов в Турции тоже закончились ничем?

Успешнее на первый взгляд обстояли дела Тарана в родных "палестинах". Его холдинг заявил о готовности покупать существующие и строить новые заводы в России, используя как собственные средства (по словам Тарана, РАТМ готов был потратить на это 100 млн долларов США), так и заемные. "Кредит на 5,5 млрд рублей, под который нам одобрили... госгарантии, был взят в Сбербанке на строительство нового производства мощностью 1,3 млн тонн на заводе "Искитимцемент", - говорил Таран в интервью "Коммерсанту". - Мы должны завершить проект к 1 июля 2010 года, сейчас реализовано около 60% всех работ", - уверял он. Однако на дворе сентябрь 2010-го, а о "новом производстве" информации в СМИ до сих пор нет.

Сулил РАТМ золотые горы и Ангарскому цементно-горному комбинату. По словам Эдуарда Тарана, планировалось, что китайская корпорация "Машимпекс" будет модернизировать там оборудование, "а потом поставлять оборудование для цементного завода в Слюдянском районе под Ангарском, на Быстринском месторождении". Эдуард Таран сообщал и подробности: "Финансирование будет осуществляться через китайский Эксимбанк, от которого мы уже получили принципиальное согласие о предоставлении кредита на 220 млн долларов США. Эти деньги будут выделены нам на покупку оборудования у "Машимпекса".

Но разговоры о китайских займах РАТМа все еще остаются разговорами. А весной 2010-го в эфире РБК-ТВ Эдуард Таран заявил уже о поисках инвесторов - хоть западных, хоть восточных, хоть отечественных.

Однако было бы странно рассчитывать на иностранные инвестиции в то время, как сам владелец холдинга заявляет с непонятной гордостью: "РАТМ - закрытая компания".

Деление и отнимание

Что до отечественных инвесторов, то не заметно, чтобы желающие войти в партнерство с РАТМом выстроились в очередь. Можно предположить, что потенциальных инвесторов не вдохновляют отрицательные примеры. Можно вспомнить конфликт вокруг нескольких крупных предприятий в Новосибирской области, сопровождавшийся множеством скандалов. И корпоративный конфликт на АЦГК, где РАТМ скрывает экономическую информацию о работе предприятия не только от других акционеров, он не спешит исполнить даже судебное решение. Редчайший, кстати, случай, когда по банальному иску о раскрытии корпоративной информации спор проходит три арбитражных инстанции и дело доходит даже до исполнительных действий - видимо, от бессилия заставить менеджеров Эдуарда Тарана подчиниться закону.

В Новосибирске РАТМ, как писали "Ведомости", судился с мэрией за здание детского сада - фирма "РАТМ-девелопмент" построила его в обмен на то, что город выделил ей место под строительство торгово-развлекательного центра. Таран передумал строить ТРЦ и потребовал у города денег.

В Искитиме, как сообщала газета "Ведомости", наоборот - местная администрация обратилась в арбитраж, чтобы взыскать с "Искитимцемента" арендную плату.

Это к вопросу об эффективном государственно-частном партнерстве, о котором не перестает говорить Эдуард Таран. И, конечно, о соблюдении им деловых обязательств.

Даже в своем хобби Таран остается верен себе. Речь - о новосибирском футбольном клубе "Сибирь", совладельцем которого он является. "Футбол, даже регионального уровня, недешевое увлечение", - сокрушался бизнесмен. Очевидно, настолько недешевое, что Таран фактически судится по его поводу сам с собой: стадион "Спартак", который принадлежит РАТМ, то есть Эдуарду Тарану, подал в суд иск на ФК "Сибирь", которым совладеет Эдуард Таран лично, за задержку с арендной платой в 3 млн рублей.

Интересен и случай с "Искитимцементом" - в частности тем, что 25,5-процентным пакетом в нем обладает государство. Отвечая на вопросы, почему бы РАТМ не выкупить у государства блокпакет, Эдуард Таран скромно говорил: "У нас есть контрольный пакет, а лишние траты нам не нужны - мы с большей пользой инвестируем эти деньги в развитие завода", и добавлял: "Искитимцемент" - идеальное частно-государственное партнерство".

"Идеальное партнерство" в конце прошлого года оценила Счетная палата РФ. Согласно ее заключению, на момент проверки у предприятия было набрано кредитов под залог активов на 7 млрд рублей. При этом балансовая стоимость основных средств предприятия - менее 1,5 млрд рублей, ликвидные активы - около 3 млрд рублей. Счетная палата пришла к выводу, что общая сумма кредитов "Искитимцемента" примерно в 3 раза больше балансовой стоимости самого предприятия и его активов. Из 130 хозяйственных объектов предприятия 118, то есть практически все, находятся в залоге, более того - некоторые объекты заложены не по одному разу. Общую же кредиторскую задолженность "Искитимцемента", куда входят не только кредиты, но и, например, долги по налогам и коммуналке, Счетная палата оценила в 12 млрд рублей. Что сильно превышает рыночную стоимость предприятия. А если учесть, что, согласно озвученным в прессе данным, ОАО "Искитимцемент" в 2010 году работает исключительно в убыток, несложно предположить, что к настоящему времени задолженность стала еще выше.

Но Эдуард Таран не был бы Эдуардом Тараном, если бы не пошел еще дальше. Помимо ОАО "Искитимцемент" было создано еще и ЗАО "Искитимцемент" - по информации журналистов, для строительства нового цементного завода рядом со старым. При том, что ОАО "Искитимцемент" уже должно, по данным СМИ, Сбербанку 3,145 млрд рублей, тот же Сбербанк открыл кредитную линию ЗАО "Искитимцемент" на 5,5 миллиарда. В качестве залога Сбербанк получил 100% акций ЗАО (предприятие, напомним, еще не построено). К удивлению газетчиков, никого не смутил и тот факт, что в Сбербанке же заложено и 50% ОАО "Искитимцемент". При этом, как заявлял Таран, этот кредит будет обеспечен государственными гарантиями.

Но и это еще не все. Рассчитывая на гарантии государства, Эдуард Таран одновременно попытался "размыть" принадлежащий государству же пакет акций. В начале этого года на внеочередном собрании акционеров "Искитимцемента", в котором представители государства не участвовали, было принято решение об увеличении уставного капитала ОАО. По закрытой подписке 400 000 акций приобрело ООО "Сиб-Мир", принадлежащее Тарану. И если бы Рос имущество не оспорило это решение, доля государства в "Искитимцементе" снизилась бы до незначительного уровня.

Вот такое "идеальное частно-государственное партнерство"...

Голодный край

Большой бизнес в России пришел к пониманию, что социальная эффективность предприятий - одна из составных частей эффективности экономической. Но Эдуард Таран с каким-то завидным упорством воспроизводит именно модель начала 90-х. То ли потому, что с другими не знаком, то ли потому, что уверен, что именно та эпоха первоначального накопления капитала - и есть эталонная бизнес-модель.

Эдуард Таран, в отличие от Генри Форда, охотно рассказывает и о первых своих миллионах, которые он заработал на торговле кузбасским углем (ровно в то время, заметим, когда шахтеры стучали касками на Горбатом мосту в Москве).

Все, по его словам, началось в 1988 году в Кемерове. "Строили крупнопанельный дом на деньги угольщиков, и как-то с нами расплатились по бартеру. Оказалось, что торговать углем гораздо выгоднее, чем строить. В угольном бизнесе я проработал около десяти лет. Мы поставляли уголь для РАО ЕЭС, минобороны и другим. Именно здесь был заработан стартовый капитал - около 200 млн долларов США - не в виде "кэша", а в виде активов, которые в тот момент могли быть реализованы за эту цену".

Однако, опять же, в отличие от Форда и большинства российских бизнесменов эпохи первоначального накопления капитала, Эдуард Таран не перешел с экстенсивного метода развития на интенсивный. Он продолжает действовать в духе 90-х.

Отвечая на вопрос журналиста "Ведомостей", не сильно ли распыляется РАТМ, вкладываясь в разнопрофильные активы, Эдуард Таран без тени смущения пояснил: "По сути, мы действуем как инвестиционный фонд, накапливающий активы, и в течение трех лет решим, какой бизнес развивать дальше, какой - продавать". И добавил, что РАТМ работает "по типу американской General Electric, которая занимается многим - от производства энергетического оборудования и медицинской техники до финансовых операций".

Противоречие, однако, состоит в том, что General Electric именно занимается разными видами бизнеса, развивает свои предприятия, а не действует как "инвестиционный фонд", зарабатывающий на перепродаже бизнесов. Эдуард Таран так и формулирует свою бизнес-стратегию: "Я принял решение сконцентрироваться на покупке других промышленных активов: покупал компании, находившиеся в тяжелом финансовом состоянии". Проблема в том, что, как правило, и после покупки финансовое состояние компаний не становится намного легче.

Еще одно противоречие отмечается между публичной позицией РАТМа и словами его мажоритария.

Приходя в тот или иной регион на какое-либо предприятие, РАТМ ни разу не сообщил, что "накапливает активы и в течение трех лет решит, какой бизнес развивать дальше, какой - продавать". Речь всегда идет о "стратегии развития", "эффективном собственнике", "конкурентоспособной продукции" и, непременно, о "социальной ответственности бизнеса".

И вот что, например, получилось на тракторном заводе "АлтТрак" в городе Рубцовске Алтайского края. Когда его за копейки приобрел РАТМ, новый собственник говорил о возрождении производства, запуске новых моделей и так далее. А кончилось дело митингами и голодовками рабочих предприятия, протестующих против невыплаты зарплаты. "Таран, верни нам долги - мы не рабы!" - с таким лозунгом выходили на площади Рубцовска и Барнаула рабочие "Алттрака".

"...В российском списке Forbes меня нет. Но в сотню я бы себя записал", - сказал в прошлом году Таран в интервью "Коммерсанту", оценив свой личный капитал "примерно в 800 млн долларов США".

Бизнесмен, обладающий столь внушительным состоянием, не смог или не захотел заплатить голодающим рабочим 100 млн рублей. И "социальная ответственность" собственника свелась к тому, что он, по сведениям некоторых СМИ, предложил сотрудникам завода в качестве зарплаты два трактора без двигателей.

Надо ли говорить, что никакое новое оборудование и технологии для "Алттрака" закуплены не были. Новая модель трактора, вопреки обещаниям, так и не пошла в производство. После скандалов, двух голодовок и вмешательства Генпрокуратуры РАТМ подписал график погашения долгов по зарплате, а само предприятие, как пишут СМИ, готово купить челябинское ЗАО "Группа развития управления" (ГРУ) уральского бизнесмена Дмитрия Черкасова.

Спасти завод после вмешательства "эффективных менеджеров", по оценкам экспертов, теперь вряд ли удастся. Поскольку для того, чтобы расплатиться с долгами, РАТМ распродал на "Алттраке" все, что представляло хоть какую-то ценность.

А "Искитимцемент", который, по идее, должен быть флагманом холдинга "РАТМ-цемент", становится похож на броненосец "Потемкин". Несколько лет назад главный редактор газеты "Искитимский рабочий" Андрей Ледышев так оценивал ситуацию: "Здесь самая дорогая продукция, самые низкие по отрасли зарплаты, старое оборудование и минимальный соцпакет, - констатирует журналист. - Из предприятия выжимают последние соки, а за счет прибыли от продажи цемента пытаются держать на плаву заводы и фабрики и финансируют новые проекты".

"Искитимский рабочий" - тот редкий случай, когда название СМИ полностью соответствует его целевой аудитории, газета пытается отстаивать перед "олигархами" интересы рабочих. "Вы кормите нас в столовой хуже, чем зэков в лагерях" - эта фраза из редакционной статьи говорит о бескомпромиссности журналистов рабочей газеты и, заодно, о "социальной ответственности" собственников.

Враг государства

Оценить эффективность бизнеса РАТМ ("в нашу группу входят 78 компаний", - с гордостью говорил Таран "Ведомостям"), сейчас не сможет ни один экономист. РАТМ - одна из самых закрытых российских бизнес-структур, в чем Эдуард Таран, повторюсь, признается с гордостью. Оценить деятельность группы компаний можно только по косвенным источникам, главным образом по словам самого Тарана и... уголовным делам. В том, как слова новосибирского бизнесмена расходятся с делами его компании, мы убедились.

Местный вице-губернатор Виталий Ряполов в интервью медиа компании "Алтапресс" так сформулировал итог деятельности РАТМ в Алтайском крае: "Генпрокуратура сейчас вплотную занимается ГК "РАТМ"... По поручению ведомства проверку ведет и краевое управление по борьбе с экономическими преступлениями. Другое дело, почему это не было сделано раньше..." А следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ по Иркутской области возбудило уголовное дело по ст. 195 УК РФ о неправомерных действиях при банкротстве "Ангарского цемента". По информации прессы, участь уголовного расследования постигла и другие объекты, входящие в зону внимания РАТМ.

Понятно, что цель любого бизнесмена - максимизировать свою прибыль, однако мало кто рискует делать это любой ценой. Видимо, Эдуард Таран - из тех, кто рискует. Однако он сейчас не пьет шампанское - срок его пребывания под стражей, по сообщениям СМИ, продлен до октября, а его бизнес переживает явно не лучшие времена.

В Уголовном кодексе, к сожалению, нет такой статьи, которая бы позволила привлечь гражданина к ответственности за организацию сообщества, которое доводит до банкротства предприятия, а их коллективы - до голодовок. Но о какой модернизации страны может идти речь, пока находятся крупные предприниматели, готовые ради сиюминутной прибыли идти на таран всего и вся, создавая социальную и политическую напряженность, стимулируя коррупцию?

А ведь с их точки зрения - это и есть бизнес.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники