Новости

29.09.2010 00:46
Рубрика: Культура

Ехал Гекко через реку

Оливер Стоун и Майкл Дуглас в новом фильме "Уолл-стрит: деньги не спят"

На экраны выходит сиквел знаменитого фильма Оливера Стоуна "Уолл-стрит".

Этот фильм 1987 года мгновенно стал культовым. В нем счастливо соединились тема (Америка находилась в разгаре разоблачений махинаций с необеспеченными облигациями), личность режиссера (Стоун был на пике карьеры, только что получив "Оскара" за фильм "Взвод") и блестящая игра Майкла Дугласа (роль финансового могула Гордона Гекко увенчалась "Оскаром" и "Золотым глобусом"). Спустя 23 года изменилось многое. Биржевая история разразилась неизмеримо большей катастрофой. Оливер Стоун, хоть и остается в голливудской элите, уже не является властителем дум, подпортив свой имидж дружбой с Уго Чавесом. Майкл Дуглас уже давно стал одним из голливудских столпов, а сейчас подбит страшной болезнью: внезапно открывшимся раком горла. Тем не менее сиквел - попытка войти второй раз в ту же реку - уже на экранах: перед нами "Уолл-стрит: деньги не спят". Гордон Гекко после восьмилетней отсидки выходит на волю, где его никто не ждет, и начинает знакомый по первой картине крутеж денег.

Я встретилась с Оливером Стоуном и Майклом Дугласом в нью-йоркской гостинице Ritz Carlton.

Российская газета: Оливер, ваш первый фильм захватывал своим холодом и беспощадностью. Второй - гораздо мягче.

Оливер Стоун: А как иначе? Я стал старше, мягче, все видится уже не в черно-белой гамме. Конечно, творцы нынешнего кризиса заслуживают ледяного тона, они обездолили миллионы людей, и можно было бы снять безоговорочно жесткую картину. Но... Чем ближе я знакомился с ними (а я, поверьте, познакомился с десятком финансовых феодалов, включая Дональда Трампа), тем больше убеждался, что они - несчастны. У них нет в жизни ничего, кроме денег. То есть, понимаете, денег не как средства для получения удовольствия от жизни, а денег просто как денег. Вот вам пример: я встречался с основателем компании ImClone Сэмом Ваксалом. Он выдающийся ученый, создал лекарство от некоторых разновидностей рака, был реальным кандидатом на Нобелевскую, - и что? Соблазнился инсайдерским трейдингом и, в итоге, сел на пять лет.

Майкл Дуглас: И еще это чувство всепожирающей зависти! У меня есть пятьсот миллионов, а вот у него, рядом, шестьсот, и пережить это я не могу! У меня в Хемптоне (престижный загородный район возле Нью-Йорка. - М.О.) дом - тридцать тысяч квадратных футов, а у него - пятьдесят! Все - жизни нет! У меня в первом фильме была реплика, которая стала чрезвычайно популярна: "Жадность - это хорошо!" Но та жадность была детсадовской по сравнению с этой.

Стоун: Вот поэтому мне и захотелось бросить хоть какой-то причальный канат Гордону Гекко. Полноценную семью ему уже, конечно, не создать: сын покончил жизнь самоубийством, дочь в начале фильма отстраняет отца как можно дальше от своей жизни, но в конце - все-таки появляется зыбкая надежда, что она простит. Если бы только все эти безумцы смогли оглянуться и понять, что страна держится не только на деньгах, но и на семьях, на чувствах, - я бы свою задачу считал выполненной.

РГ: Снова возвращаясь к первому фильму, должна сказать, что там актерский успех с Майклом по праву делили молодой Чарли Шин и молодая Дэрил Ханна. Сейчас роли молодых героев исполняют Шайя ЛаБаф и многообещающая Кэрри Маллиган.

Дуглас: Давайте-ка я скажу с точки зрения партнера. В первой ленте молодая пара играла все-таки больше служебную роль, а протагонистом картины был Гордон Гекко. Нынешний же фильм держится на образе Джейка в исполнении Шайи ЛаБафа, моя роль здесь не то чтобы служебная, но... на шаг позади. И этот мальчик с ролью, я считаю, справился блестяще. Он принес в фильм столько энергии и обаяния, что мы все испытали истинное удовольствие от совместной работы. И Кэрри Маллиган, которая замечательно сыграла только что в фильме "Не бросай меня", привнесла в нашу картину тепло и искренность.

Стоун: Вообще, это новое поколение актеров как-то гораздо сильнее срастается с образами. Шайя, узнав, что, его, может быть (всего лишь - может быть!), пригласят на роль Джейка, серьезно занялся биржевым трейдингом. Получил лицензию брокера. Взял собственные двадцать тысяч долларов и стал их крутить. Неплохо, кстати, заработал.

РГ: Больше, чем у вас в фильме?

Стоун: (Улыбаясь.) Не скажу.

Дуглас: Феноменом первого фильма было то, что Гекко зрителям - нравился. Я, помню, встречался со студентами-финансистами, и они наперебой восхищались моим героем. Я им: "Он же нарушил закон, он - преступник!", а они мне: "Зато он классный парень, умный. Холодный, красивый, настоящий финансист! Настоящий мужчина!" Я так понимаю, что именно эти ребята, выросши, стали управлять хедж-фондами, придумывать все эти финансовые схемы, которые привели к краху. Нет, пусть уж следующее поколение восхищается Джейком, а не Гордоном Гекко.

РГ: Майкл, наши читатели, как и все ваши поклонники, были удручены, узнав, что у вас - рак горла в четвертой стадии, который, говорят, проморгали врачи. Как вы сейчас себя чувствуете?

Дуглас: Спасибо за интерес. Да, действительно, у меня сейчас малоприятный период жизни. Помогает, однако, мой оптимизм: врачи обещают приостановить процесс, и я им упорно верю. Сейчас как раз прохожу параллельно химио- и радиотерапию, и переношу, кстати говоря, на удивление не тяжело, то есть чувствую себя вполне прилично и очень надеюсь на благоприятный исход.

РГ: Узнав о том, что снимается сиквел "Уолл-стрита", многие невольно морщились: нынешний кризис, казалось, требовал своих интерпретаторов, вовсе не тех, кто объяснял кризис прошлый.

Стоун: Я снимал фильм не о кризисе, а о человеческой сущности, а она - неизменна.

РГ: Я не о том. Предваряющее фильм неприятие как-то незаметно перешло в опережающее события ожидание. Сейчас на наших глазах разбухает новый пузырь. Мы видим, как под странные, мягко говоря, проекты вбухиваются миллиарды долларов. Как из ничего возникают компании по производству энергии из сомнительных источников. Так вот, уже бродят вопросы: будет ли Стоун снимать "Уолл-стрит-3"?

Стоун: У меня перерыв между первым и вторым "Уолл-стритами" - 23 года. Знаете, сколько мне будет через 23 года? (Смеется.) А серьезно говоря, плохое это дело: загадывать. Многое должно сложиться, чтобы фильм получился. Сценарий этого переделывался три раза, начиная с 2008 года, пока он стал удобоваримым. Может, где-то сейчас лежит новый... Проблема так бьет в глаза, что не исключено... Нет, не буду загадывать.

Культура Кино и ТВ Культура Кино и ТВ Мировое кино Звездные интервью "РГ" Лучшие интервью