Новости

30.09.2010 00:09
Рубрика: Культура

Из детства - с нелюбовью

Международный анимационный фестиваль КРОК подвел итоги
Текст: Екатерина Барабаш (Нижний Новгород – Самара - Саратов - Волгоград - Казань - Москва )

За то время, что существует международный фестиваль анимационного кино КРОК, успело родиться и прийти в профессию целое поколение аниматоров, а те, кто участвовал в первых фестивалях, стали мэтрами. Или просто профессионалами, что по нынешним временам уже большое дело.

А многие, став профессионалами, ушли  из "высокой" анимации в коммерческую - кто в рекламу, кто на телевидение. Чего-чего, а денег это искусство точно не приносит.

Те, кто собрался на теплоходе "Виссарион Белинский", чтобы посмотреть чужие и показать свои анимационные работы, наверняка об этом знают. Но они еще слишком молоды, чтобы верить в это всерьез. По традиции КРОК один год показывает "взрослые" работы, другой - студенческие и дебютные. Этот год пришелся на студенческие и дебютные, хотя в программу вместились и ретроспективы членов жюри, и программа совсем новых фильмов.

Фестиваль проходил под названием "КРОК. Мир детства", так как помогла его провести группа компаний "Мир детства", организовавшая собственную анимационную студию. В конкурсе - 130 фильмов из 38 стран. На всех программах - аншлаг, хоть просмотровый зал на теплоходе и небольшой. Если не успел занять место заранее - будешь сидеть или лежать на полу. Многие приходят с подушками, даже с одеялами - с реки дует, приносят чайники с чаем. Словом, полный "неформал".

По разные стороны экрана происходят вещи совершенно противоположные - по сути, по духу, по настроению. В зале - веселая гурьба молодых художников, на экране - их же фильмы о таких человеческих пороках и страданиях, что впору вызывать психоаналитика. Впрочем, и без психоаналитика видно: детей потянуло на исследования причин общественных уродств. И не сговариваясь, молодые выносят вердикт: всё из детства. Вот фильм японки Саори Широки "Женщина, укравшая пальцы" - квинтэссенция настроения и заданной здесь проблематики: маленький мальчик пытается вырваться от мамы и шагать один. Но мама не пускает - прижимает к себе, шепчет что-то, гладит его по ручкам и ножкам - и от детских ручек отрываются пальчики, убегают куда-то в собственную новую жизнь. Потом - от ножек. А мама всё гладит, гладит, и вот уже у нее в объятиях - огромная неповоротливая личинка вместо малыша. Теперь он никогда никуда не уйдет.

И словно в продолжение - еще одна японская лента, "Одеваясь" Яико Китамура. Тоже черно-белая, показывающая последствия родительского диктата. Женщина живет одна. Никуда не выходит, поэтому даже не носит одежды. С ней рядом - птичка, такая же аутичная, как и хозяйка. Жизнь закрыта и размеренна. Но вот кончаются кукурузные хлопья, единственная еда женщины и птички. Надо выйти на улицу - но как? Страшно. Для начала - одеться. И вдруг одежда начинает какую-то свою жизнь, вступает в отношения с хозяйкой, и оказывается, что просто одеться и выйти на улицу - проблема из проблем. Птичке удается, но, умея летать лишь по квартире, она гибнет на улице через несколько секунд. Не из детства ли эти проблемы?

Там, в детстве, родились, выросли и прочно обосновались в нас наши комплексы, основанные на изначальной человеческой несвободе. Об этом - один из самых впечатляющих и жутковатых фильмов фестиваля "Дети" юного японского аниматора Такуа Окада. Здесь дети с большими головами ходят строем под траурный марш Шопена с застегнутыми на молнии ртами. Они все одинаковые, потому что по-другому нельзя. Но в какой-то момент начинается мятеж - дети вырываются на свободу и рвут молнии на мордашках. Что дальше - неизвестно, и это, возможно, к лучшему, потому что состязаться с японскими аниматорами по части негатива способен только камикадзе.

Подавляющая часть конкурсных фильмов - о смертях, о пороках, об отсутствии надежды. Когда герой одной из лент Джек просыпается утром в депрессии, приходит на работу подавленный и прыгает с крыши офиса, никто этого не замечает ("Подавленность", Крис Джонс). А вот маленький мальчик смотрит на свою маму и вместо мамы видит чудище с рогами ("Маленький мальчик и чудовище" Йоханнеса Вайланда). У мамы личные переживания, и ребенок - лишний раздражитель. Пройдет лет десять, и мальчик снимет мультик, в котором родители не будут любить детей, дети - животных, а животные - весь мир.

Но победил всё-таки свет - лучшим фильмом жюри признало ленту французского начинающего аниматора Бастьена Дюбуа "Мадагаскар: путевой дневник" - талантливое, виртуозное и по технике, и по эмоциям кино о путешествии по острову, по местам и тропам, куда туристы никогда не доберутся. Выполненное в разных техниках - акварельная живопись, фото, видео, уголь, - фильм, кажется, дышит свободой. Это одна из немногих картин конкурса, в которой естьнаслаждение жизнью, жадность до впечатлений, интерес к миру в целом, а не только к собственным душевным недоразумениям.

А нам все равно грустно. Есть от чего погрустить: наши ребята на фоне зарубежных гостей смотрятся тускло. Можно, конечно, объяснить все отсутствием нормальной технической базы, но когда нет настоящей внутренней свободы, истинной безудержной фантазии - тут и техника не поможет. Один из главных призов фестиваля получила российская лента "Ещё раз" учеников оскароносного Александра Петрова, выполненная в стиле и технике самого Петрова - красками на стекле. Но ощущение, что из фильма вынули душу, ту самую, что так умеет в каждом своем фильме взлелеять Петров. Оставили технику, а она, как ни крути, бездушна. Значит, все-таки причина в чем-то другом, не в технической оснащенности/неоснащенности.

Хотя деньги бы тоже не помешали. Но анимация по этой части у нас в таком загоне, что вытащить ее оттуда не под силу целой эскадре бульдозеров. Те копейки, что оставили после утверждения новой системы госфинансирования для анимации, дебютного и авторского кино, может хватить лишь на кусок стекла, на котором рисует Петров. Краски и остальное - извольте за свои.