Новости

04.10.2010 00:20
Рубрика: Общество

Один и не в доме

Трагедии маленького человека могло не быть

История злоключений современного "генерала песчаных карьеров", 11-летнего россиянина Дениса Хохрякова, вернувшегося в прошедшую пятницу из Доминиканы на Родину, сегодня у всех на слуху. Не раз рассказывала о его судьбе читателям и "РГ".

Но только ли биологическая мать Дениса, алкоголичка, лишенная родительских прав на сына, только ли супруги Оноприенко-Сологуб - наркоторговцы, усыновившие и бросившие его в чужой стране, несут ответственность за все страдания, пережитые этим ребенком?

Что происходит в жизни пятилетнего мальчика-сироты, если:

- органы опеки и попечительства не посчитали нужным проверить благонадежность усыновляющих его людей, оформили усыновление с нарушениями, фальсифицировав документы, и потом уже не интересовались, как складывается судьба ребенка в приемной семье;

- следователь, занимаясь уголовным делом усыновителей-наркоторговцев и выяснив, что где-то у них есть малолетний приемный сын, промолчал об этом, пренебрег своими обязанностями и не вынес постановление об определении места жительства ребенка.

О том, как расплачивался за эти действия и бездействие "людей государевых" маленький Денис, рассказал "РГ" главный свидетель этой истории, лучше всех знающий все ее подробности, - Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов:

- Скитания пятилетнего в то время Дениса начались вскоре после его усыновления в 2003 году: сначала Москва, потом приемные родители увезли его в Уругвай, в Аргентину, потом в Доминикану. Там они его в 2005 м и бросили, оставив с двумя своими дочерьми, одна из которых, как и Денис, была в свое время удочерена супругами, обе достаточно взрослые. Сразу оговорюсь: о том, что происходило в жизни Дениса дальше, описываю, опираясь только на то, что рассказывали нам в Доминикане, - на разрозненные сведения, полученные от соседей этой семьи, каких-то случайных людей, от полиции и должностных лиц...

Нам говорили, что одну из дочерей родители, вроде бы, тоже меняли на наркотики, едва ли не в притон какой-то отдавали. Одна жила с полицейским, другая вообще чуть ли не проституцией там занималась. Что-то выяснить более подробно, допросить этих девушек, сейчас уже совершеннолетних, невозможно: они исчезли. Обе. Единственное, что известно наверняка, - из Доминиканы они выехали. После отъезда родителей в Россию девицы примерно с полгода понянчились с малышом Денисом, а потом, оставив немного денег, кинули его соседям и испарились. Никакой "приемной семьи", как, видимо, по незнанию пишут некоторые наши СМИ, у Дениса там не было. А были совершенно посторонние люди. Его передавали из рук в руки. Очередные "соседи", поняв, что "сестры" за ребенком не вернутся, отдали его - на каких условиях, сейчас можно лишь предполагать, - некоему таксисту. Люди часто видели какого-то белокожего светловолосого мальчика, которого таксист возил с собой на заднем сиденьи машины, видели, как он его бьет, что мальчишка постоянно в синяках и зареванный, видели несчастного малыша и в доме этого таксиста. Надо сказать, что происходило все это в одном из беднейших районов этой курортной деревушки - на задах "туристического рая", как описывают Бока Чико в рекламных проспектах. Дома полуразвалившиеся, улочки мусором завалены, всюду грязь, нищета - ну трущобы натуральные. И это очень криминальный район, вечером, ночью там вообще нельзя выходить на улицу. (Достаточно сказать, что с оператора РТР, который в эти дни снимал сюжет о Денисе, сорвали с шеи цепочку - средь бела дня, пока он стоял с камерой.) Но даже в таких условиях, далеких от гламурных настроений, люди заметили маленького человечка, которому жилось куда хуже, чем им, и сообщили о жестоком обращении с ребенком в полицию...

Надо сказать, о жизни в семье Оноприенко-Сологуба, о последующих скитаниях "по соседям" и трех годах во временном приюте для детей-жертв жестокого обращения Денис ничего не рассказывает. Никому. На любой самый осторожный вопрос - молчит. Психологи объясняют это защитной реакцией детской психики на пережитое. Но какие тут слова еще требуются, когда я увидел почти 12-летнего подростка, такого годами недокормленного, что ему от силы лет 8 дашь! Потом пригляделся... у него же все уши разорваны! Как у боксеров, знаете, такие все разбитые, сплющенные. Его драли за уши. Правое вообще у ребенка короче - оборвано. На голове шрамы... То, что он испытал, - не дай Бог кому-то.

Пусть прочтут это те сотрудницы из органов опеки, передавшие Дениску в руки супругов Оноприенко-Сологуба, якобы прописанных в Иловле Волгоградской области, в доме, разрушенном на 80 процентов: отдали "папе", который на момент усыновления имел на руках два паспорта на разные имена, а уже через пару-тройку месяцев был объявлен за мошенничество в федеральный розыск, и "маме", отбывающей сегодня срок за мошенничество и незаконное хранение наркотиков в особо крупном размере в исправительной колонии Кинешмы.

Пусть прочтет и теперь уже бывший следователь наркоконтроля, занимавшийся делом усыновителей-наркоторговцев и не захотевший заморачиваться с выяснением, в каких тридевятых землях находится их малолетний приемыш. Только когда в 2009 году этим делом занялась старший следователь по особо важным делам ФСКН России Елена Киселева, она-то и забила тревогу: именно она направила самый первый запрос о Денисе в наш МИД.

И напоследок - о хорошем. По доминиканскому законодательству ребенок с десяти лет имеет право выбирать, где и с кем ему жить. Захоти Денис, которому 10 октября исполнится двенадцать, остаться - нет проблем. Но, как нам рассказывали там, он всегда говорил, что хочет вернуться в Россию. Сам был свидетелем: когда мы сидели с президентом Национального cовета по делам детей и молодежи Доминиканской Республики Кирсис Фернандес де Ви, я услышал, как она, наклонившись к Денису, прошептала: "Диего, если вдруг тебя обидят, если ты не захочешь в Россию, если хочешь остаться у нас, - только скажи..." А он помотал головой и шепчет в ответ: "Нет, я в Россию хочу, домой".

Мы с Денисом улетали в Москву в пятницу. В аэропорту Пунта Кана нас встречали: представьте, огромный "боинг" двухэтажный, мы заходим, а на борту вся команда российской авиакомпании выстроилась - человек шесть пилотов и десятка два стюардесс. Капитан Дениса встречает, ведет его в кабину, сажает за штурвал и вручает ему билет в салон первого класса и макет этого самого самолета... Парень мой просто обалдел.

Общество Семья и дети Российские дети в иностранных семьях