Новости

05.10.2010 00:44

Бюджетная хирургия

Текст: Елена Кукол
Первый замглавы Центробанка Алексей Улюкаев предлагает повысить пенсионный возраст и сократить поддержку регионов

Государству все-таки придется решиться на революционные меры в бюджетной и финансовой политике. Придется отказаться от индексации пенсий сверх инфляции, фактически перевести на финансовое самообеспечение регионы, законодательно установив при этом потолок для расходов. Впрочем, сроки реализации этих довольно жестких шагов не оговариваются.

Это лишь некоторые тезисы, изложенные в статье доктора экономических наук, профессора, первого зампредседателя Центробанка Алексея Улюкаева. Свои научные изыскания он опубликовал в соавторстве со своим помощником Михаилом Куликовым в последнем номере журнала "Вопросы экономики". Главный посыл первого зампреда ЦБ - "жестко ограничить бюджетный дефицит и устранить его зависимость от конъюнктурных доходов" - совпадает с позицией вице-премьера, главы минфина Алексея Кудрина. Но Улюкаев на страницах специализированного журнала выступает в качестве эксперта, а не чиновника. И потому, предлагая радикальные шаги, может себе позволить высказать личную точку зрения.

Улюкаев отмечает, что хотя "общая фискальная позиция в России лучше, чем в большинстве развитых стран, однако задача бюджетной консолидации для нее не становится менее актуальной". России, как и многим другим странам, не удалось избежать падения дисциплины в сфере госфинансов, обращает внимание профессор. Нефтегазовый дефицит, пишет он, приобретает угрожающие размеры: в 2008 году он составлял 4,5 процента ВВП, в 2009 году достиг 12,1 процента, а в этом году дойдет до 13,9 процента.

Чтобы сократить дефицит, Улюкаев, по сути дела, предлагает пересмотреть подходы к социальной политике. Он считает, что надо снижать пенсионные обязательства и постепенно повышать пенсионный возраст, отказаться от ориентира на коэффициент замещения. Заметим, что дискуссия вокруг повышения пенсионного возраста идет с лета этого года с подачи Кудрина. Многие признают, что рано или поздно надо будет решиться на этот шаг, как это произошло в станах Евросоюза. Однако премьер-министр Владимир Путин дал четко понять, что этот вопрос в правительстве не обсуждается. Бюджетная поддержка Пенсионного фонда в проекте бюджета на трехлетку растет с 2,3 триллиона рублей в 2011 году до 2,8 триллиона в 2013 году.

По мнению авторов статьи, также следует установить мораторий на рост фонда оплаты труда в бюджетной сфере. Но и это не все. Сокращения расходов, по мнению Улюкаева, можно добиться, "урезав" межбюджетные трансферты, - вернуться к бюджетному федерализму, а федеральному центру отказаться от ответственности за социальные стандарты на территории всей страны. Кстати, постепенно сокращать поддержку регионов, которая была увеличена во время кризиса, собирается и минфин. Но об отказе от субсидий и дотаций вопрос пока никто не поднимал.

Строже предлагает Улюкаев относиться и к рациональному управлению госсобственностью, особенно в отношении квазигосударственных монополистов. "Основная часть корпоративного внешнего долга приходится именно на квазигосударственные предприятия", - замечает Улюкаев. Во время кризиса эти долги, напоминает он, создали дополнительные угрозы для макроэкономической стабильности страны. Следить за займами компаний с госучастием и до Улюкаева предлагали не раз, но о подвижках не слышно.

Тем временем

Для обкатки своих идей площадкой журнала пользовались и другие чиновники. Именно в "Вопросах экономики" в 2006 году министр финансов, кандидат экономических наук, профессор Алексей Кудрин впервые предложил зачислять в Стабилизационный фонд не только нефтяные, но и газовые доходы и установить планку ненефтегазового дефицита. Позже эти предложения были закреплены законодательно, но на время кризиса их действие приостановлено.

как вам это

Евсей Гурвич, руководитель Экономической экспертной группы:

- Я согласен с общим посылом статьи: нам действительно нужны сильные энергичные меры по сокращению дефицита бюджета. Если мы будем плыть по течению, то наша макроэкономическая ситуация может быстро прийти в упадок, страна потеряет привлекательность для инвесторов. Ведь для прикрытия дыры в бюджете неизбежно придется повышать налоги.

Что касается конкретных мер, то с чем-то можно согласиться, с чем-то - нет. У нас действительно очень высока бюджетная занятость при невысокой оплате труда. Здесь цель должна состоять в том, чтобы повышать зарплаты бюджетников при неувеличении фонда оплаты труда. Соглашусь с предложением по рациональному управлению госсобственностью. Нужно сделать все, о чем пишут авторы статьи, плюс еще очень многое. Прежде всего развивать конкуренцию, тем более что во многих случаях монополизм создается искусственно. Надо повышать прозрачность монополий, есть возможность поднять налогообложение газовой отрасли, что создаст дополнительные источники дохода.

В то же время вряд ли можно рассчитывать на снижение пенсионных обязательств государства в условиях, когда ожидается ухудшение демографической ситуации. Необходимы серьезные реформы, чтобы по крайней мере не допустить дальнейшего увеличения дефицита пенсионной системы. Предлагаемые в статье меры несколько прямолинейны. На самом деле в этом вопросе много специфических задач: надо решить проблему досрочного выхода на пенсию, отделить вопросы социальных гарантий, которые должны решаться за счет базовых пенсий, от пенсионного страхования, решить, в каких случаях допустимо одновременное получение пенсии и зарплаты. Однако следует признать - общая проблема несбалансированности пенсионной системы может быть решена только за счет непопулярных мер, ответственность за которые пока брать на себя никто не решается.

Вряд ли можно пойти на отказ от поддержки регионов - пока дифференциация в положении субъектов столь велика, что ее необходимо сглаживать поддержкой из федерального центра. К тому же сами по себе расходы на межбюджетные трансферты не играют большой роли.

Дмитрий Сорокин, первый заместитель директора Института экономики РАН:

- У меня прежде всего возникает вопрос: "Во имя чего нужны все эти меры?" Почему мы так боремся за снижение бюджетного дефицита и возвращение профицита?

Дефицит бюджета в России ниже, чем во многих европейских государствах и США. Его можно профинансировать, занимая на внешних рынках.

С другой стороны, что нам дал профицит бюджета, который был на протяжении всех последних лет, вплоть до 2008 года. За это время мы смогли повысить доходы населения. Это факт. Но это была не наша заслуга, а следствие хорошей конъюнктуры мировых цен на нефть. И разве мы смогли воспользоваться этими доходами для изменения структуры экономики, ее избавления от сырьевой зависимости?

Предложения о повышении пенсионного возраста обосновывают тем, что с каждым годом увеличивается нагрузка на пенсионную систему, одному работающему приходится "содержать" все большее число пенсионеров. В пример приводится Европа, которая для решения демографических проблем идет на повышение пенсионного возраста. Но там не только выше уровень потребления, но и производительность труда. Нам надо поднимать выработку на одного занятого через модернизацию промышленности, заняться техперевооружением. Чтобы решить проблемы, надо не бороться с дефицитом бюджета, а радикально менять структуру экономики.