Новости

12.10.2010 01:00
Рубрика: Власть
Проект: Армия

Полиции дали срок

Новый закон вступит в силу в следующем году

Сайт, на котором был опубликован законопроект "О полиции", посетили 1,5 миллиона человек. Разработчики законопроекта получили от граждан 33 тысячи откликов, из которых более 20 тысяч - конкретные предложения.

Что за предложения поступили, какие из них будут приняты, насколько кардинально изменится первоначальный текст документа - об этом и многом другом рассказал "Российской газете" статс-секретарь - заместитель министра внутренних дел РФ генерал-майор милиции Сергей Булавин.

Российская газета: Сергей Петрович, какие новеллы законопроекта вызвали больше всего откликов, споров, предложений?

Сергей Булавин: Больше всего обсуждались те нормы проекта, которые определяют основные направления деятельности полиции и ее обязанности. Это статьи 2 и 12. Преимущественно граждане предлагали отказаться от многих несвойственных для полиции функций. Например, от таких как ведение реестра дисквалифицированных лиц, контроль за применением контрольно-кассовой техники, розыск собственника безнадзорных животных, розыск должника и его имущества и многих других.

РГ: И вы готовы от них отказаться?

Булавин: Многое мы, безусловно, внесем в законопроект. Но есть и предложения, с которыми согласиться трудно. В частности, некоторые участники обсуждения предложили не возлагать на полицию контроль за частной охранной деятельностью, обеспечение государственной защиты участников уголовного судопроизводства, судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, экспертно-криминалистическую деятельность, охрану имущества и объектов по договорам.

РГ: Почему? Ведь вам предлагают избавиться от лишнего груза забот.

Булавин: Не все так просто. Основные доводы обычно сводятся к проблемам существующей правоприменительной практики, а также к эмоциям и личному опыту граждан.

Но ведь нашлось и немало сторонников сохранения полицейского присутствия в данных сферах. И это закономерно: объективные предпосылки для исключения этих функций из полномочий полиции отсутствуют. Более того, участие органов внутренних дел в указанных областях является гарантией прав граждан на обеспечение личной и общественной безопасности.

Ваши документики!

РГ: Будут ли при задержании зачитывать гражданам их права? Ну как в Америке: "Вы имеете право хранить молчание..."

Булавин: У нас это требование в общем виде и сейчас есть в УПК, в Кодексе об административных правонарушениях. Задержанного в отделении должны знакомить с его правами и ответственностью, объяснять причину задержания, если надо - предоставить адвоката.

РГ: Это в отделении. А на улице, в момент задержания?

Булавин: Тут надо смотреть по ситуации, по какой причине задерживают человека. При обращении к гражданину сотрудник полиции обязан не только представиться, назвав свою должность, звание и фамилию, но и по требованию гражданина предъявить служебное удостоверение, после чего сообщить причину и цель обращения.

РГ: Право на телефонный звонок у него есть?

Булавин: Здесь ситуация сложнее. Допустим, что задержанный - это опасный преступник, которого мы очень долго искали. И что, мы телефон ему дадим: на, мол, позвони, что тебя взяли, предупреди подельников? Но предложение, что задержанное лицо в срок не позднее трех часов с момента задержания имеет право сделать один телефонный звонок для уведомления родственников или близких лиц о своем местонахождении, полагаю, должно войти в законопроект.

Что касается других граждан, то кому-либо сообщать об их местонахождении будем только по их просьбе. Ведь не каждый захочет оповещать о том, что он задержан полицией, но такое право у задержанного будет.

Другое дело несовершеннолетние: о каждом случае задержания несовершеннолетнего полиция будет обязана незамедлительно уведомить его родителей или иных законных представителей. Этот вопрос окончательно решен.

РГ: А что по этому поводу думают граждане?

Булавин: Вы знаете, телефонный звонок - это лишь одна из тем, поднятых в замечаниях по нормам, содержащимся в главах 4 и 5. В них прописано в том числе применение полицией отдельных мер государственного принуждения, а также применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия. Однако многие отмечают, что по сравнению с действующим законодательством в этом направлении законопроект делает значительный шаг вперед. Меры принуждения и их применение оговорены условиями, которые учитывают требования международных актов - Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, Европейского кодекса полицейской этики, Основных принципов применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка и ряда других.

Кто оценит полицейского?

РГ: Вы уже определились, по каким критериям будут оценивать работу милиции? Много говорили об отмене пресловутой "палочной" системы. Ее отменили? А что взамен?

Булавин: Одно из направлений, одна из идей реформы МВД, которая уже реализуется на практике, - это открытость. Общественное мнение будет одним из основных критериев оценки нашей работы. Будем проводить независимые социологические опросы, привлекать профессиональных экспертов, которые дадут нам полноценную объективную картину.

При этом нежелание сотрудников принимать или работать по заявлениям граждан мы расцениваем как чрезвычайное происшествие. И поэтому по каждому такому случаю к ответственности привлекаются как сами сотрудники, так и их непосредственные руководители.

РГ: Полицейские будут отчитываться перед населением?

Булавин: Да, и я считаю, что такая практика должна стать повсеместной. В проекте закона предусмотрена отчетность сотрудников перед населением. В частности, это обязаны будут делать участковые уполномоченные, руководители территориальных органов внутренних дел.

РГ: Как реально будет строиться диалог общества и полиции?

Булавин: Кстати, поступило много откликов по поводу демократических начал в работе полиции. В целом новая модель партнерских взаимоотношений полиции и общества получила поддержку. Вместе с тем есть конкретные предложения, которые целесообразно учесть при доработке документа.

Так, весьма эмоционально обсуждались нормы законопроекта, посвященные общественным советам при МВД России и его территориальных органах. Люди предлагали свои варианты определения функций, порядка формирования и механизмов общественного контроля за деятельностью органов внутренних дел, особенно на местах. Все они также рассматриваются и анализируются. Многие из поступивших предложений будут обязательно учтены.

Заход на рынок

РГ: Борьба с экономическими преступлениями - это свойственные полиции функции или несвойственные? Вроде бы милиция уже не занимается проверками ларьков и рынков?

Булавин: Функция по борьбе с экономическими преступлениями остается, как и с другими видами преступлений. Тем более что нередко один вид противоправной деятельности связан с другими. Иное дело, как обеспечить гарантии законности при применении полицией предоставленных ей прав?

Были разные предложения. Многие настаивают на законодательном отстранении сотрудников полиции от проведения проверок предпринимателей, а в отдельных комментариях даже предложено вообще упразднить подразделения экономической безопасности.

РГ: Вы пойдете на это?

Булавин: Такие радикальные меры вряд ли оправданы и могут привести к нежелательным последствиям. Вот сейчас говорят, что мешает милиция, потом - кто-то еще. А ведь полный уход государства от контроля в этой сфере может привести к тому, что не только МВД, но и другие контролирующие и надзирающие органы будут отстранены от проверок. Это путь к нецивилизованным формам рынка, а в итоге - к снижению качества предоставляемых населению товаров и услуг, а главное - криминализации бизнеса.

Наша задача - обеспечение в рамках своей компетенции нормальных условий для функционирования и развития малого и среднего бизнеса, благоприятного инвестиционного климата в стране. Считаю, что следует вести речь не об отмене права полиции проверять бизнес, а о четкой регламентации ее действий в этой сфере. Мы разделяем опасения бизнес-сообщества и полагаем необходимым внести соответствующие коррективы в законопроект.

Вообще при доработке законопроекта для нас было принципиально важным повысить эффективность работы полиции в ее правоохранительной деятельности, исключить возможность снижения мобильности, ответственности, оперативности в работе полицейских. Мы не должны допустить, чтобы закон каким-либо образом дал преимущество представителям криминала над служителями правопорядка.

Плата за риск

РГ: Много было сказано о новых обязанностях полицейских. А как насчет социальных гарантий?

Булавин: Тема гарантий правовой и социальной защищенности сотрудников полиции обсуждалась очень оживленно. И это свидетельствует о том, что гражданам не все равно, какой социальный пакет будет у полицейского.

Отмечу, что абсолютное большинство граждан за повышение уровня социальных гарантий сотрудников полиции. Однако напомню, что эти вопросы, так же как и вопросы прохождения службы, будут предметом регулирования самостоятельного закона.

РГ: И все-таки это больной вопрос. Какова примерно будет заработная плата полицейских?

Булавин: Предполагается, что денежное довольствие с 2012 года для лейтенантов полиции будет на уровне не ниже 33 тысяч рублей.

Войти без стука

РГ: Будет ли более четко регламентирован заход полицейского в дом? Сможет ли он войти в частное жилище в любой момент безосновательно?

Булавин: Вы знаете, это право - право проникновения в жилище - есть и сейчас у милиции. И сотрудники не врываются в чужие квартиры среди ночи, не выламывают двери. Это происходит лишь в условиях крайней необходимости - если там совершается преступление, если необходимо спасти граждан.

Но раз уж эта норма вызвала такую бурную дискуссию, мы пропишем в законе, что эта мера носит исключительный характер.

РГ: Ну а если все же произойдет ошибка? Ведь такое, к сожалению, иногда случается. Предусмотрена ли процедура и форма принесения извинений?

Булавин: Этот вопрос будет урегулирован как в законе, так и соответствующими ведомственными актами. Формы могут быть самыми разными. Все будет происходить по согласованию с пострадавшим гражданином, исходя из его пожеланий и степени причиненных ему неудобств. Мы считаем, что в этом случае извинения должны приносить не только сами сотрудники, но и их руководители. Это будет правильно.

Сборный пункт

РГ: Что предлагают люди по поводу спортивных матчей, гала-концертов, митингов и демонстраций? Они по-прежнему будут контролироваться полицией?

Булавин: Во многих комментариях поставлена под сомнение норма законопроекта о необходимости согласования с полицией проведения различных спортивных и зрелищных мероприятий. Подчеркну, именно спортивных и зрелищных. Некоторые авторы в качестве довода приводили статью 31 Конституции Российской Федерации, согласно которой граждане имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование. И соответственно положения Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", которым предусмотрена подача уведомления о проведении мероприятия, а не получение разрешения.

РГ: Вы с этим не согласны?

Булавин: Та норма законопроекта, которую предлагаем мы, направлена на упорядочение проведения спортивных и зрелищных мероприятий, которые не попадают в сферу Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях".

Как показывает практика, такое упорядочение проведения различных мероприятий с массовым пребыванием людей в общественных местах необходимо. В случае каких-либо чрезвычайных происшествий у полиции просто может не хватить сил и средств для обеспечения безопасности граждан.

Есть и еще один момент. Организаторы, к примеру, концертов получают прибыль от такого мероприятия. При том, что охрана общественного порядка и обеспечение безопасности граждан осуществляются милицией, содержащейся за счет государственных средств. Тут необходимо найти баланс между частными и общественными интересами.

Вместе с тем, полагаю, исходя из предложений граждан мы еще раз самым тщательным образом проработаем данный вопрос. Полагаю, что определение порядка проведения подобных мероприятий потребует отдельного законодательного регулирования.

Кто главнее

РГ: Изменится ли структура управления в МВД? Будут ли начальники милиции в регионах независимы от местной власти, в том числе по социальному пакету?

Булавин: В настоящее время финансирование происходит из нескольких источников - федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления. Одной из основных идей проекта является создание единой централизованной системы органов внутренних дел, построенных на принципах единоначалия и субординации.

РГ: Но выдержит ли федеральный бюджет? Ведь в той же Москве немалую часть милицейской зарплаты обеспечивала столица.

Булавин: В законе предусмотрен переходный период, когда субъекты и федеральный бюджет будут совместно финансировать органы внутренних дел. Кроме того, у регионов есть право поддерживать свою полицию в вопросах материально-технического обеспечения. Ведь и у губернатора, и у начальника органа внутренних дел одна цель - чтобы в регионе был порядок, чтобы люди себя чувствовали в безопасности. И мы уверены, что противопоставления - мол, вы стали федералами, мы вас не знаем - не будет.

РГ: Но уже есть такие разговоры - главы регионов вправе требовать, чтобы с ними согласовывали кандидатуру руководителя органов милиции.

Булавин: А такая процедура и по форме, и по сути есть и сейчас. Перед назначением предварительно выясняются мнения, представляется и обсуждается кандидатура, то есть идет диалог. Нам небезразлично мнение губернатора, потому что руководитель милиции и глава региона будут вместе работать, это партнеры, которые выполняют общую задачу, каждый на своем участке.

Стартовый год 2011-й

РГ: Вы ожидаете, что закон вступит в силу с 1 января 2011 года?

Булавин: На сайте законопроект2010.ру обсуждалась и дата вступления в силу нового федерального закона. При этом мнения граждан также разделились. Действительно, многие полагают, что 1 января 2011 года - оптимальный момент для начала действия закона. Другая группа респондентов считает, что это слишком незначительный срок для подготовки закона и реформы в целом.

Полагаю, что закон должен вступить в силу как можно быстрее.

Принятие законопроекта связано с очень серьезными общественными ожиданиями и необходимо для проведения дальнейших качественных преобразований в системе МВД России.

куда жаловаться

РГ: Как будет работать единый колл-центр? Это станет аналогом американской службы спасения? Останется "02" или появится другой номер?

Булавин: Номер "02" так и останется полицейским. Это телефон, по которому уже многие годы граждане сообщают о преступлениях, о происшествиях. Что касается номера колл-центра, то этот вопрос сейчас прорабатывается.

РГ: Это будет единый федеральный номер, по которому можно будет сделать бесплатный звонок из любой точки России?

Булавин: Да. В основном для того, чтобы сообщить информацию о незаконных действиях или бездействии сотрудников полиции. Думаю, это будет эффективная схема, являющаяся одной из форм гражданского контроля за полицией.

РГ: Кто будет принимать звонки? Хотя поручение о создании колл-центра дано правительству, но ведь исполнять поручение будут сотрудники МВД.

Булавин: Да, сотрудники министерства. Но какое конкретно подразделение, мы еще не определились. Возможно, что эта функция будет возложена на сотрудников департамента собственной безопасности. Но вопрос по-прежнему открыт.

РГ: С другой стороны, у людей и так достаточно возможности пожаловаться на кого угодно. Можно обратиться и в прокуратуру, в тот же департамент собственной безопасности.

Булавин: Да. Но тут упрощается сама процедура. Надо просто набрать единый для всей страны номер телефона - доступно и быстро. Передать конкретную информацию. Подчеркиваю - конкретную. И соответствующие меры будут приняты.

Продолжение разговора читайте в следующем выпуске "РГ-Неделя".

Власть Безопасность Правоохранительная система Правительство МВД Реформа МВД Деловой завтрак