Новости

15.10.2010 00:50
Рубрика: Экономика

Государство - инструмент технологической модернизации

Секция "Государство как инструмент технологической модернизации" неожиданно оказалась национально-ориентированной: каждый участник, в полной мере гордясь своей страной, рассказывал, как именно властные структуры могут изменить направление развития общества.

Валерий Фадеев, директор Института общественного проектирования:

- Что же такое модернизация, какой смысл мы вкладываем в это понятие и какова роль государства - вокруг этих вопросов, как мне кажется, мы должны провести заседание сегодняшней секции.

Сундарам Джомо (Малайзия), помощник Генерального секретаря ООН по вопросам экономического развития:

- Основные технологические трансформации, которые происходят в последние 20 лет и связаны с индустриальной революцией, произошли не спонтанно. Роль государства была весьма значимой, особенно в государствах с так называемой развивающейся экономикой переходного периода, которые сталкиваются с особыми вызовами.

Я думаю, для нас очень важно идентифицировать национальные приоритеты с точки зрения инвестиций и технологической политики. Сейчас нам ясно по опыту многих стран, что нет общего решения для всех в плане технологического развития. И нам нужно знать, что является критическим для выбора оптимальных политических инструментов, включая (я хочу подчеркнуть именно это, с учетом событий в Западной Европе) фискальные ограничения.

Сергей Собянин, зампредседателя правительства РФ - руководитель аппарата правительства РФ:

- Россия - большая страна, с огромной территорией, огромными ресурсами и относительно небольшим населением, поэтому вопрос конкурентоспособности для нас - это вопрос, который связан с выживанием страны. Россия может быть только сильной, она не может быть слабой.

Что, собственно, государство должно сделать для модернизации? Два направления: первое - создать среду для развития конкуренции, инновационного производства, модернизации, и второе - эффективное управление тем, что находится в ведении государства.

Что касается создания среды, то на развитие науки в России расходуются достаточно большие ресурсы, причем доля государства составляет порядка 80%. По объему расходов мы находимся на восьмом месте в мире, по количеству работающих в этой сфере - на четвертом, а по количеству выхода инновационной продукции мы находимся, в лучшем случае, на пятнадцатом месте в мире, что говорит о колоссальной неэффективности нашей нынешней машины по производству инноваций. Как сделать так, чтобы эти институты соответствующим образом работали? Для этого необходимо изменить систему финансирования, финансируя не по смете, а под конкретное лицо, результат и задание, что, собственно, в последнее время и происходит.

Задача, стоящая перед правительством - это совершенствование деятельности административных структур. Бюрократия есть во всем мире, и ее никто еще не поборол, но все стремятся сделать ее максимально эффективной и создать среду, благоприятную для развития бизнеса, инноваций, модернизации. Мы, по сути, должны перетряхнуть все старые административные структуры, их регламенты, их правила поведения в ближайшие год-два-три. И сегодня системно, отрасль за отраслью, мы эту работу проводим и реализуем эту задачу в образовании, здравоохранении, фитосанитарном контроле, техническом регулировании.

Если говорить о создании инфраструктуры, вы знаете, что за последние годы в России очень многое сделано, начиная от малых инновационных предприятий при вузах и заканчивая научно-исследовательскими федеральными университетами. Плюс созданы такие специализированные корпорации, как Внешэкономбанк, "Роснано", которые являются источниками и организаторами финансирования, в том числе инновационных проектов. Тем не менее государство считает, что этого не достаточно и комиссия по модернизации при президенте приняла решение о создании инновационного центра "Сколково", о котором вы знаете. Это, конечно, не только площадка, где будут производиться инновации, но это также площадка для того, чтобы обкатать новые управленческие технологии, законодательные, административные, для того, чтобы распространить их на всю страну. А также это флаг, символ нового этапа модернизации в России.

Самуэль Гимараес (Бразилия), министр по стратегическим вопросам:

- Какие самые трудные вопросы стояли перед нами? Это прежде всего подготовка персонала, инженеров. У нас были соответствующие структуры инвестиционного характера. И за последние несколько лет мы вложили значительное количество средств в науку и технологии - увеличение было семи-, восьмикратное.

Что касается инноваций, то за последние несколько лет ситуация была весьма позитивной и мы смогли пережить кризис, создать новые рабочие места, наш экономический рост был около 7% в этом году. У нас реализуется новая программа строительства: строим новые дороги, порты, мы построили одну из самых крупных ГЭС. До 2000 года экономический рост не превышал 2%, инвестиций было мало. Экономический рост отражает рост инвестиций, а рост инвестиций отражает спрос на инженеров.

Что мы делаем сегодня? Прежде всего встает вопрос о крупномасштабных программах инфраструктурного характера, таких, как, например, высокоскоростной поезд. Государство организует международный конкурс, и компании, которые участвуют в этом конкурсе, должны будут заниматься передачей технологий. Они должны будут поставить на национальную основу, шаг за шагом, производство оборудования.

Анатолий Чубайс, гендиректор госкорпорации "Роснано":

- Страна, если она намерена сохранить свой собственный интеллектуальный потенциал и создать у себя компании в сфере высоких технологий, без реальной масштабной государственной поддержки сделать это не сможет. А роль частного бизнеса незаменима. Именно частный бизнес может и должен стать единственным настоящим драйвером этого процесса. Мы, кстати, видим это по десяткам компаний, созданных в нашей стране за последнее время, не очень известных, но имеющих объемы продаж, превышающих 100 млн долларов каждая. Они возникли сами, а если бы еще им помочь или если бы государство хотя бы перестало им мешать, это уже само по себе стало бы колоссальным, мощнейшим стимулом их развития. Мне представляется, что баланс между государством и частным бизнесом надо искать не в противостоянии, а во взаимодействии одного с другим.

Я абсолютно убежден в том, что в реалиях сегодняшней России можно и нужно разворачивать масштабные усилия по экономической модернизации. В то же время совершенно ясно, что экономическая модернизация без политической модернизации, хотя и может быть запущена, и должна быть запущена, но не может быть целостной и завершенной. Больше того, я убежден в том, что экономическая модернизация как ничто другое способна создать настоящий запрос на политическую модернизацию, на демократию, которой у нас сегодня не так много в стране. С экономики нужно начинать, политикой нужно завершать, если вы хотите получить целостный, необратимый процесс и вывести страну в число реальных мировых лидеров.

Геннадий Зюганов, председатель КПРФ:

- Именно в Ярославле, в прошлом году, наш президент Медведев прямо заявил, что мы зашли в тупик и надо проводить в экстренном порядке модернизацию. Параллельно - жестко бороться с коррупцией, раздвигать кадровую скамейку и быстро внедрять самое лучшее, поддерживая всех, кто работает на производстве: инженеров, специалистов, малый и средний бизнес. Идея была блестящей, и, более того, ее активно поддержали все участники. Но вместе с тем хочу всем напомнить, что после того как президент идею модернизации достаточно развил в своем Послании, мне казалось, что в Думу принесут бюджет, который обязан ответить на эти вопросы и как следует профинансировать ключевые направления и приоритеты.

Так вот заявляю, что по пяти ведущим проектам президента Дума выделила меньше одной десятой расходной части бюджета. На проблемы, связанные с водой, землей и лесом, а это наши стратегические ресурсы, выделили меньше 1%, хотя все знают, что надо минимум 10%. Европа выделяет почти треть. Хочу напомнить, что американцы в этом году выделили на модернизацию и новые технологии, где половина средств идет на биотехнологии, 400 млрд долл., Европа - 270, Китай с Японией по 140, а у нас - жалкие крохи, которых не хватило даже наукоградам. Одного Сколкова будет мало, у нас только в Подмосковье 27 крупных наукоградов. Поэтому я предлагал, чтобы и правительство, и все мы подумали над этими пропорциями. Там, где гармонизируются отношения различных движений и партий с учетом национальной специфики, там получают наибольший эффект. Разумное сочетание государства, социальной политики, классного образования, хорошего здоровья в опоре на свои тысячелетние корни могут нам дать очень хорошие результаты.

Владимир Якунин, президент ОАО "РЖД":

- Фундаменталисты неолиберальной экономики утверждают, что она универсальна для развития всех стран, в том числе и для так называемых догоняющих, развивающихся. Но, по сути дела, это закрепление некоего колониального подхода к этим развивающимся странам. Среди инновационно активных стран мира мы стоим сегодня где-то в конце тридцатки. Полностью согласен, Сергей Семенович, что не столь важен объем государственных инвестиций и финансовых ресурсов (хотя он тоже важен), но очень важны тенденции. Понятно, что денег на все не хватит. Именно поэтому и глава государства, и председатель правительства столь настойчиво пытаются побудить нас к тому, что должны измениться ориентиры. Здесь говорилось много о необходимости повышения уровня образования, и мы полностью поддерживаем эту тему.

Посмотрите, что происходит у нас с долей расходов на НИОКР: мы показываем ориентиры, противоположные тем, которые формулируются главой государства и председателем правительства. В этом есть капитальное противоречие, с которым мы сталкиваемся. На все денег не хватит, но это приоритетное направление, поэтому глава государства возглавляет этот форум. Невозможно, ссылаясь на то, что рынок все сам урегулирует, сам определит и решит, закрывать ли глаза на опыт наших соседей и участников сегодняшнего заседания. Необходимо большее внимание к направлению государственных финансовых ресурсов именно в инновационные отрасли, в НИОКР. Абсолютно убежден, что государство как крупнейший потребитель инновационных продуктов должно формулировать, если хотите, государственный заказ.

Сергей Собянин:

- Можно отреагировать на замечания коллег по поводу структуры федерального бюджета? Я в своем выступлении сказал о том, что очень простое решение всех проблем - это в несколько раз увеличить финансирование того или иного направления. Должен сказать, что на науку в федеральном бюджете в реальном выражении за последние годы расходы увеличились в два раза. А выход инновационной продукции не увеличился совсем. Мне кажется, надо поговорить о том, почему это происходит. Более того, мы в шесть раз увеличили расходы на наукоемкие отрасли, такие как космос, авиация, ядерная энергетика и т.д. Там результатов значительно больше, хоть они и недостаточны. Вложения институтов, таких как "Роснано", показали также свою эффективность. Прямое финансирование 1100 государственных научно-исследовательских институтов, к сожалению, результатов не приносят. И над этим надо задуматься. В России сегодня 49% работающих в организованной сфере - люди, работающие на предприятиях и учреждениях государства. Государственная экономика в России достигла критического порога и дальше в эту сторону идти очень опасно. Надо четко поставить критерии: дальше в эту сторону идти нельзя.

Герман Греф, председатель правления Сбербанка России

- Я думаю, что все выступающие, в общем, были во многом едины в том, что, конечно же, государство является важнейшим мотором любой модернизации и любых инноваций. Я все-таки разделяю модернизацию и инновации. Мы знаем очень разный опыт и очень разные попытки модернизации. Мы знаем, как огромные государственные блага неэффективными государствами были выброшены, и страны стали реально еще беднее, еще менее диверсифицированными и еще менее инновационными. Примеры такого абсолютно нерачительного, расточительного выбрасывания государственных ресурсов мы наблюдали все эти годы в СССР. Один из самых вопиющих примеров - это советское сельское хозяйство. В 60-е годы в 5 раз было увеличено количество основных фондов в сельском хозяйстве, кончилось тем, что в 80-е годы сельское хозяйство стало идеальной машиной по разорению экономики.

В XX веке Россия совершила грандиозный скачок при грандиознейших потрясениях: начиная с революции, разорительной Гражданской войны, потеряны 35 миллионов лучших людей во время Великой Отечественной, о чем не пишут на Западе, к сожалению. После войны - тридцатилетний период громадного экономического роста, о котором не принято говорить: 30 лет темпы экономического роста в Советском Союзе в плохо структурированной экономике, с плохими экономическими стимулами были выше, чем в Японии и в Германии.

Колоссальная проблема, которая возникла на рубеже 90-х годов: Советский Союз саморазрушился, как, к сожалению, бывало уже несколько раз, несмотря на это, страна возрождается. Как сказал Федор Иванович Тютчев: "Самый лучший защитник России - это ее история", доказывающая на протяжении трехсот лет, что, несмотря на все изгибы своей загадочной политики, она умудрилась сохраниться и оставаться в числе развитых государств.

Первое, что нужно сделать: модернизировать само государство, когда будет правильный объект модернизации, тогда он будет правильным инструментом модернизации. То, о чем сказал Сергей Семенович, воздействие государства в первую очередь на крупные государственные корпорации, которые должны модернизироваться, - это важнейший инструмент, находящийся в руках государства. Приватизация, либерализация, очень ясная политика государства, связанная с созданием всех базовых институтов, конкуренция, и что самое главное, демонополизация избыточно монополизированной российской экономики - это базовые институты для любой модернизации.

Джон Нейсбитт (Австрия), руководитель Института Китая:

-Роль государства не сводится к тому, чтобы обеспечить технологическую модернизацию и инновацию, а роль государства в том, чтобы создать питательную среду для людей, которые будут это делать. Для того чтобы инновация имела место, нам нужна страсть, энергия и нужны люди. Уже говорилось неоднократно о том, что Россия основывается на энергии для своей экономики, Россия должна сейчас черпать энергию от своих людей.

Анатолий Чубайс:

- Если мы всерьез ставим задачу модернизации, то прежде всего это будет означать необходимость создания абсолютно нового качества самого государства. Государство в сегодняшнем состоянии, я бы сказал, профессионально не готово, не умеет решать задачи такого класса, ему для начала придется самого себя радикально изменить - и это отнесем в минус. Но, объективно говоря, в плюс нужно отнести то, что сегодня задачи модернизации ставят именно лидеры государства, никто другой. Заметьте, у нас вообще вся дискуссия, появившаяся в стране последние полтора-два года, да и сам термин, заданы политиками, не интеллектуальной элитой. С другой стороны, конечно, потребуется новое качество бизнеса. Но и это мне не кажется каким-то уж совсем таким поднебесным делом. Итак, новое качество государства - раз, новое качество бизнеса - два, и, безусловно, новое качество политических институтов. Я вот так для себя прикинул, а когда последний раз я с Геннадием Андреевичем Зюгановым в спокойном режиме обменивался аргументами? Может быть, это очень личное соображение, но для меня это значимый момент. Я не раз оказывался с ним в самых разных дискуссиях, но они носили немножко другой характер. И это само по себе, мне кажется, может иметь некоторый смысл.

Сундарам Джомо:

- Стало ясным, что вопрос о развитии технологий нельзя рассматривать в изоляции. Если вы обратите взгляд на историю развитых экономик, то в критические этапы своего развития правительство всегда играло ключевую роль технологического катализатора: не было бы Интернета без оборонного агентства в США, которое массированно инвестировало в новые виды связи.

Другой важный вопрос, который не раз ставился, - это внутренний спрос. Именно здесь встает вопрос о госзаказе. Госзакупки оказались очень важны для развития технологической политики и в Сингапуре, и в Израиле. Взаимодействие госсектора и частного сектора может быть очень динамичным, или, например, это может приводить к печальным результатам, как в определенных районах Италии.

Сегодняшняя российская экономика менее масштабна, чем экономика в 1989 году. Если мы обратим внимание на инвестиции, то увидим, что в 2009 году инвестиций было в два раза меньше, нежели их было 20 лет назад - в 1989 году. Сейчас доход растет быстрее, чем производительность, и это также приводит к проблеме - вы не можете под держивать это долгое время. Следующая важная проблема - это слишком высокий обменный курс, своего рода голландская болезнь.

Я думаю, что очень важно для национальных проектов серьезно думать об анализе своей политики до вступления в ВТО. Если вы упустите возможность анализа, будет много проблем. Ну, например, права интеллектуальной собственности, они будут соблюдаться, но ограничительным способом. Другое важное ограничение навязывается общими договорами по торговле и услугам, в результате чего вы не можете полностью контролировать вашу финансовую политику.

Давайте будем искренни: иностранцы, которые приезжают сюда, не понимают те задачи, с которыми вы сталкиваетесь, но из международного опыта можно извлечь полезные уроки. Я думаю, прагматизм очень важен для прогресса.

Экономика Макроэкономика Международный форум в Ярославле
Добавьте RG.RU 
в избранные источники