Новости

18.10.2010 00:29
Рубрика: Общество

Игла на деньги

Борцы с наркотрафиком не исключают: местные наркодилеры "заказали" Бычкова

Глава госнаркоконтроля Виктор Иванов заявил на пресс-конференции, что верит в благородные мотивы деятельности Егора Бычкова, лидера нижнетагильского фонда "Город без наркотиков", которого на днях осудили на 3,5 года колонии по обвинению в похищении и незаконном лишении свободы людей. Однако не стал комментировать вердикт суда.

- В данной ситуации я не могу не сочувствовать Бычкову. Я думаю, он был движим не жаждой обогащения, не жаждой истязать людей, а все-таки цели его были благородные. Методика Бычкова нигде не зарегистрирована, и я не знаю, какие методы применялись, - сказал главный наркополицейский.

При этом он подчеркнул, что вопросы правовой оценки методов, которые используют активисты "Город без наркотиков", находятся в компетенции суда. "А приговор суда, - это закон", - еще раз подчеркнул Иванов. Фондом, которым Бычков руководил с 2008 года, было проведено более 200 успешных операций против наркоторговцев. В результате смертность от передозировок в городе сократилась в два раза.

Не исключено, что столь успешная деятельность фонда вызвала ответную реакцию местных наркодилеров, которые и "заказали" Бычкова.

Напомним, "делом Бычкова" заинтересовался президент Дмитрий Медведев, после того как ему рассказал о нем лидер группы "Чайф" Владимир Шахрин во время встречи в одном из московских ритм-блюз-кафе.

Глава государства поручил Генпрокуратуре взять "дело Бычкова" под контроль.

Говоря о принудительном лечении наркомании, глава наркополиции привел в пример Соединенные Штаты, где выработаны правовые методы принуждения к лечению наркозависимых людей. "Наша задача - создать такие правовые механизмы принуждения, которые бы обеспечивали большой охват наркозависимых, - заявил Иванов. - Наркоман живет в обществе и появляется в общественных местах. Мы задержали наркомана на рабочем месте - это диспетчер управления воздушным движением".

Обычно сдержанный в своих выступлениях на пресс-конференциях, на этот раз Иванов говорил о деле Бычкова довольно эмоционально. По его словам, возникновение центров, аналогичных "Городу без наркотиков" в Нижнем Тагиле, - "это стихийная реакция общества, связанная с погружением в пучину наркомании".

- Проблема стоит очень остро, но не всегда на нее обращают внимание. И ситуация с наркоманией в Нижнем Тагиле аналогична ситуации во всех малых городах России. Причем доминирующим фактором такой ситуации в нашей стране является то, что Россия буквально "завалена" афганским героином, - подчеркнул Иванов.

Он привел устрашающую статистику: около 2 процентов трудоспособных россиян - наркоманы. Только официально на учете состоит около полутора миллионов наркозависимых людей. Самый опасный наркотик - героин. По мнению Иванова, данные о 30-40 тысячах людей, ежегодно гибнущих из-за дури, сильно занижены.

- Героиновый наркоман живет максимум 5-7 лет. Не выдерживает никакой генетически сильный организм, наступают патологические расстройства, разложение организма на морфологическом уровне. Кроме того, этот наркотик употребляется инъекционно, что способствует распространению СПИДа. До 80 процентов ВИЧ-инфицированных - потребители героина, - заявил глава Госнаркоконтроля.

И напомнил, что по инициативе Государственного антинаркотического комитета в Московской области будет создана экспериментальная площадка для наработки системы социальной реабилитации наркозависимых. "Мы планируем в течение двух месяцев закрепить те методики, которые нам покажутся удачными", - отметил Иванов. Он также сообщил, что в России может появиться единый федеральный телефонный номер, по которому граждане из любого уголка страны смогут сообщать о фактах наркоторговли. В настоящее время вопрос о выделении соответствующего номера решается в минкомсвязи.

Журналисты поинтересовались, что будет с генерал-лейтенантом Александром Бульбовым, которому на днях Следственный комитет предъявил новое обвинение в совершении шестнадцати эпизодов преступлений.

- Генерал Бульбов от исполнения своих обязанностей отстранен, поскольку идут судебные процессы, проводится расследование. Если судом он будет признан виновным, мы не сможем его дольше держать на службе, - прямо ответил Иванов.

Вон из ада!

Надо ли вернуть принудительное лечение наркоманов и алкоголиков?

Да - Сергей Шаргунов, писатель: Я за принудительное лечение, но с одной оговоркой: принудительно вовсе не означает, что человека нужно брать за шкирку на улице и тащить в лечебницу. Чаще всего случается, что человек обращается за помощью сам и попадает куда-то, вроде ЛТП, где приняты жесткие правила. Ему, соответственно, это не нравится, но он вынужден подчиняться.

Меня Бог миловал, я наркотики не пробовал. Но я знаю многих людей, которые стали жертвами наркомании. И я знаю, как это страшно. Как чудовищно ломается жизнь человека и его близких. Поэтому я и настаиваю на принудительном избавлении из этого ада. И в этом смысле меня радует, что есть люди, которые не ждут разнарядки сверху, а действуют самостоятельно. Когда-то я побывал в городе Кимры, который был буквально затерроризирован местной наркомафией. Но там был священник, который занимался реабилитацией наркоманов, спасал их. Просто шел крестным ходом против наркобарыг. И, вы знаете, в конечном итоге он победил. Так что очень многое зависит от личной воли человека.

Я недавно видел цифры, которые озвучил главный нарколог Минздравсоцразвития России. Можете себе представить, что каждый десятый московский школьник хотя бы раз пробовал наркотики? То есть около 10 процентов всех ребят школьного возраста хоть раз, но пробовали эту гадость. А что творится в вузах? 30 процентов студентов. Но больше всего меня потрясло, что в нашей стране зарегистрированных больных наркоманией около 500 тысяч. А сколько еще тех, кого официально не посчитали? Эксперты советуют эту цифру умножать в 2,5 раза. Это же катастрофа!

Недавно президент Медведев, встречаясь с рок-музыкантами, сказал очень правильно: "У нас не очень-то принято говорить на эту тему". А нужно - говорить, писать, снимать сюжеты. Необходимо ужесточение наказания наркоторговцам. В Китае за наркоторговлю определена высшая мера наказания, но в данном случае я говорю не о казни, а о том, что должны быть серьезные сроки.

Сейчас шумно обсуждают справедливость приговора Егору Бычкову, организатору центра реабилитации для наркоманов, который признан виновным в похищении и насильственном удерживании людей для того, чтобы избавить их от пагубной привычки. Да, нужно тщательно разбираться с теми случаями, где нарушались права человека. Но нужно и понимать степень наркотеррора в нашей стране. Вот в борьбе с совершенно неукротимой коррупцией иной раз ведь используются совершенно драконовские методы. Точно так же надо поступать в отношении наркомафии. Ведь смысл деятельности этих ребят-уральцев - борьба с барыгами. Мне кажется, вынесенный им приговор неправомерен. На фоне колоссальной наркобеды в России он выглядит просто издевательством над здравым смыслом.

Так что моя принципиальная позиция: лучше бороться с этой бедой так, как в нижнетагильском фонде "Город без наркотиков", чем никак.

Нет - Виктор Ерофеев, писатель, телеведущий: Думаю, что ни смертную казнь, ни насильственное лечение алкоголиков и наркоманов из советских времен возвращать не следует.

Я, конечно, за то, чтобы этого нижнетагильского мальчика, Егора Бычкова, выпустить из тюрьмы. Он не виноват в том, в чем его обвиняют и, судя по всему, искренне стремился помочь больным людям и их родным. И, как говорят, - многим помогал. Конечно, лечение алкоголиков и наркоманов необходимо. Но - без возрождения ЛТП и прочих государственных полномочий на принуждение человека лечиться.

Дело в том, что - и это всей нашей российской историей подтверждается - везде, где государство получает возможность активизироваться, оно использует это против населения. Как только получает чуть больше карательных полномочий, все оборачивается против людей. Любой милиционер начинает пользоваться дозволенной системой принуждения для того, чтобы надавить на того, на кого захочет, в каких-то своих личных или служебно-карьерных целях. Нет, я решительно против насильственных мер в отношении наркоманов.

Считаю, чтобы бороться с этим злом, государству нужны другие подходы - такое, например, тоскливое слово, как просвещение, полное информирование людей, чтобы родители и педагоги могли заметить и распознать уже первые симптомы беды с их ребенком и чтобы подростки и молодежь хорошо представляли себе: как нормальный человек становится наркоманом и куда это его приводит.

Конечно, если мы, как сегодня, идем к пропасти, - я имею в виду, когда проблема алкоголизма и наркомании уже достигает размеров национальной трагедии, - надо тормозить. Но вопрос - как тормозить? Дело в том, что тут никакие силовые методы просто не дадут того результата, который нам нужен. Много ли помогают такие методы в борьбе с коррупцией, с нечестными пиар-технологиями конкурирующих сторон на выборах и с прочими нашими бедами? Мы-то и гибнем от того, что этими насильственными методами лишь поощряем самое худшее, что у нас есть.

Моя позиция тут совершенно бескомпромиссная: любая система принуждения дает эффект, обратный требуемому. Ну, что делать, значит, мы должны как-то так исхитриться, чтобы и наркоманов из болезни вытаскивать ненасильственным путем и таким же образом лечить свое собственное государство от его болезней.

Поэтому лучший результат в борьбе с наркоманией, мне кажется, можно получить, организовывая людей - и профессионалов, и просто добровольцев - и создавая сообщества, например, по типу АА - "Анонимных Алкоголиков". Вообще, появление в России в последние годы таких отдельных островков свободной частной жизни дает свои плоды. Жаль, что такие островки - это пока ма-аленький сегмент общества, который хотя и помогает его развитию, но еще не помогает развитию нашей государственности. Не успевает.

Подготовили Татьяна Владыкина, Галина Брынцева

Общество Соцсфера Происшествия Правосудие Следствие Дело "Города без наркотиков" Дело Егора Бычкова