Новости

25.10.2010 00:30
Рубрика: В мире

Эти стены не пробить

Все чаще незаконные иммигранты попадают в ловушки - реальные и виртуальные

 

США

В США на берегах Рио-Гранде ставят заслон от мексиканских нелегалов.

В попытке перекрыть поток нелегальных иммигрантов, наркодилеров и прочих "нежелательных элементов" из Мексики и других стран Латинской Америки в США с 2005 года с переменным успехом реализуется программа по дополнительной защите южных рубежей. План, который был инициирован конгрессменом от приграничной Калифорнии и утвержден еще предыдущим хозяином Белого дома Джорджем Бушем-младшим, предусматривает возведение более чем тысячекилометровой стены - заслона от нелегалов.

Пять лет назад предполагалось, что забор протяженностью 1125 километров будет состоять из двух линий металлических заграждений и покроет треть границы США с Мексикой, общая протяженность которой составляет 3141 километр. Строительство "непреодолимого заграждения" от "латинос" финансировалось из фонда, созданного в рамках нового закона о национальной безопасности. Почти три миллиарда долларов выделил конгресс США в рамках специально принятого закона, а на столь существенные траты американских законодателей подтолкнули и аргументы спецслужб о том, что через бреши в страну могут пробраться террористы.

Однако, несмотря на все затраты, закрыть границу на замок до сих пор так и не получилось, хотя заграждения и были возведены инженерными подразделениями армии США в Нью-Мексико, Аризоне, Калифорнии и частично в Техасе. Более того, потратив на эти цели почти миллиард долларов и возведя "стену" в 900 километров, Вашингтон склоняется к переоценке дорогостоящего предприятия, особенно на фоне дебатов об эффективности этого проекта. Ведь, по оценкам самих американских властей, только в прошлом году на границе были задержаны 661 тысяча нелегалов, а около 3,3 миллиона иммигрантов сумели успешно преодолеть все препятствия и пробраться на территорию США. Известно, что при переходе американо-мексиканской границы за последние 10 лет погибли как минимум 5 тысяч человек.

В итоге еще в начале этого года Барак Обама предложил изъять 200 миллионов долларов из бюджета на возведение "железного занавеса" и перенацелить эти средства на создание "виртуального забора", предполагающего установку специальных радаров, которые могут обнаруживать нарушителей.

Однако и здесь технические проблемы, похоже, сорвали планы Белого дома. Согласно первоначальным расчетам введение в эксплуатацию "виртуального забора" намечалось на 2011 год. Но возникшие технические проблемы в системе наблюдения и обнаружения нарушителей не позволят "закрыть" границу вплоть до 2014 года. В частности, специальные пограничные радары производства фирмы "Боинг" оказались не в состоянии в ветреную погоду отличить нарушителей от растений.

В этих условиях, а также с учетом того, что в приграничных районах Мексики криминогенная ситуация явно выходит из-под контроля местных властей, а наркоторговцы все чаще выясняют отношения с полицией при помощи оружия, Вашингтону не осталось ничего другого, как направить на американо-мексиканскую границу дополнительно 1200 национальных гвардейцев.

500 метров в миланском "Сталинграде"

Под Миланом произошло необычное событие. В местечке Сесто Сан-Джованни, которое еще с послевоенных времен называют местным "Сталинградом", ибо здесь всегда были сильны позиции коммунистов и других левых, стена из бетона. Высота ее - три метра, а вот длина - 500.

Неординарность ситуации заключается не в ее возникновении как таковой. Раньше подобная стена, правда, всего лишь стометровая, была возведена в Падуе с тем, чтобы отгородить спальный район "Серениссима" от квартала, где с появлением иммигрантов стали буйно процветать торговля наркотиками и проституция.

Совсем недавно еще одну стену построили под Неаполем в промзоне городка Джулиано. Там таким образом решили покончить с неприятным соседством: через дорогу находился лагерь нескольких сот цыган, которые шумною толпою навещали предпринимателей с тем, чтобы, как те неоднократно жаловались властям, прибрать к рукам все, что плохо лежит.

Так вот, если в других местах стены вырастали по инициативе муниципалитетов в основном правого толка, то есть где правят сторонники Сильвио Берлускони, проводящего жесткую политику в отношении разного рода незаконных поселений, в основном тех, где ютятся цыгане и прочий обездоленный кочевой люд, то в Сесто Сан-Джованни мэр - из левой Демократической партии. То есть политический противник линии Берлускони по сути дела реализует курс нынешнего премьера. Правда, не без смущения.

"Мы были вынуждены пойти на этот шаг ради безопасности людей, - вздыхает мэр Джорджо Олдрини. - Ведь зона там опасная. Рядом железнодорожное полотно".

Действительно, район, который облюбовали цыгане, точную численность которых установить сложно, она, говорят в муниципалитете, варьируется от 100 до 150 человек, далек от идеального. Палатки и хибары разместились вдоль железной дороги в нескольких сотнях метров от вокзала. Два года назад в лишенном питьевой воды и электричества лагере уже произошла трагедия: в палатке заживо сгорела 13-летняя девочка. Именно тогда муниципалитет решил раз и навсегда разобраться с поселением. Но не было средств.

200 тысяч евро нашлись... благодаря плану нынешнего министра внутренних дел Роберто Марони, который настоял на создании фонда оздоровления неблагополучных городских районов.

А мэру, кроме всего прочего, постоянно приходится выслушивать жалобы жителей: с санитарией и гигиеной в цыганском таборе полная беда, того гляди, он превратится в рассадник всякой заразы. Да и сами его обитатели, утверждают соседи, то и дело совершают посягательства на их собственность.

Так что для мэра и его избирателей "Сталинградская стена" есть несомненное решение их проблемы. Что касается цыган, то те просто будут теперь вынуждены искать убежище в других городах итальянского "сапога". В этой связи в Сесто Сан-Джованни не без ехидства говорят, что им не привыкать - кочевники же...

Нелегалов - за забор

Текст: Анна Розэ

Загонять легальных иммигрантов под охрану в ФРГ запрещается, а вот гостей непрошеных берут под ох рану.

Один знакомый из Монголии, будучи студентом, очень хорошо зарабатывал на немецких стройках. Когда закончилось время учебы и срок его визы истек, Амар все равно остался в Берлине. Работал ночью на кофейной фабрике. Днем - на стройке. Естественно, делал он это без регистрации, по-черному. Работодателям это было выгодно: не надо платить ни социальных взносов, ни страховки, ни большой зарплаты. Деньги Амар посылал семье, а сам жил у знакомых студентов в общежитии на льготных условиях, потому что иногда присматривал за их детьми.

Существование его было трудным и почти безысходным. Ясно было: рано или поздно Амара поймает полиция. Случилось это на стройке. Было установлено, что несколько иностранцев работали без виз и без разрешения на работу. Всех их взяли под арест и посадили в камеры предварительного заключения. Следующим шагом была высылка в Монголию - по месту жительства, на родину.

Так принято - если кто-то будет пойман без визы, нелегально находясь на территории Германии, должен сначала лишиться самого главного - свободы. Ведь нелегальное пребывание - нарушение законодательства ФРГ, и за это полагается наказание.

Чувствовать себя заключенным Амару не нравилось, и он подал заявление на признание статуса беженца. Пока заявление рассматривалось, прошло более полугода. Все это время Амар находился в тюрьме для нелегальных иммигрантов, которые ждут решения своей судьбы. Тюрьма находилась в старых советских казармах вдали от населенных пунктов, в лесу. Она была обнесена забором. На территории находились хозяйственные постройки и административное здание. Внутри зданий - не камеры, а комнаты со старой невероятно обшарпанной мебелью. Еда была однообразная, но кормили регулярно. Да еще давали 15 марок на мелкие расходы. Из этих денег можно было купить зубную пасту, мыло, другие предметы обихода или сигареты.

Никого за пределы лагеря не выпускали. Посетители должны были показывать паспорт. Естественно, убежища в ФРГ он не получил, потому что не было причин, необходимых для этого, например, угрозы для жизни при возвращении в Монголию. Однако его товарищу, которого преследовали власти в Китае, статус беженца дали. Он въехал в Германию легально как турист и сразу же подал заявление в ведомство по делам иностранцев. Его, как и положено, распределили в одну из деревень в земле Бранденбург. Он не имел права покидать пределы района до окончания процесса рассмотрения заявления. Но когда время вынужденного "невыезда" закончилось, китаец был невероятно рад тому, что может остаться в Германии.

На самом деле легальных иммигрантов в Германии без нужды никто не притесняет. За забор попадают только те, кто нарушил границы страны и пребывал на ее территории. Цыгане-беженцы из Косово (а их в Германии около десяти тысяч) свободно разгуливают со своими гармошками по городским электричкам. Даже если кто-то при их виде и морщит нос, расистские высказывания исключены. Загонять легально проживающих иммигрантов в гетто не позволяет правовая система ФРГ. Кроме того, если бы кому-то из политиков пришло в голову предложить подобные санкции, поднялись бы громадные протесты - и оппозиции, и общественности, и СМИ. Хотя шовинистские настроения в Германии сильно распространены, велико и число граждан, ратующих за толерантность.

"Кошки-мышки" на границе

Испанцы, как доброжелательный и гостеприимный народ, на иммигрантов жалуются редко. Но это вовсе не означает, что проблема "чужих" для них не существует.

Красными крестиками на карте Испании обозначены два анклава на севере Африки - Сеута и Мелилья. Многие жители Черного континента считают два этих крохотных городка удобной лазейкой в Евросоюз и изо дня в день штурмуют границу, дабы достичь заветной территории. Вдоль границы городов есть ограждения с колючей проволокой. Но жаждущих попасть в ЕС это не останавливает. Десятки человек рискуют своим здоровьем, чтобы проникнуть на заветную территорию.

С 2005 года рисковать иммигранты стали не только здоровьем, но и жизнью. Поток выходцев с африканского континента долгое время было практически невозможно ни проконтролировать, ни остановить. Поэтому пять лет назад ЕС принял решение усилить военную охрану границ, выставить патрули. И первая же попытка штурма "вооруженного" забора для 11 человек закончилась гибелью. Но и это не останавливает африканцев. Территории двух анклавов считаются одними из самых укрепленных и охраняемых в Испании. Это объясняется тем, что защищать приходится интересы не только национальные, но и всего Европейского союза. В то же время право на эти анклавы оспаривает Марокко, которое убеждено, что два города исторически принадлежат Африке. Но не только по суше африканцы пробираются в Испанию. Многие иммигранты уверены, что стоит им только переплыть Гибралтар, как они окажутся в чудной европейской стране. Но едва ступив на испанский берег, снова сталкиваются с жестокой реальностью: там их встречают вовсе не с распростертыми объятиями, а с винтовками наперевес, не давая пересечь государственную границу.

Ни одна из смертей на границе Испании официально не фиксируется. О числе погибших можно судить приблизительно. То, что сегодня происходит в Сеуте, Мелилье и на побережье Средиземного моря, называют "извращенной игрой в кошки-мышки" между полицейскими и иммигрантами. Правозащитники пытаются привлечь внимание Евросоюза, который молчаливо наблюдает за происходящим. Но пока безрезультатно. А самих испанцев заботы иммигрантов не беспокоят.

Подошли к "зеленой черте"

Конечно же, сооружение, именуемое "стеной безопасности" (СБ) или "разделительным забором", по популярности у туристов не идет ни в какое сравнение со Стеной Плача, построенной в глубокой древности. И тем не менее к СБ тоже не зарастает народная тропа. Многочисленные представители левых организаций и особенно молодые анархисты считают, что именно у СБ следует проводить акции протеста.

Возведение израильтянами СБ началось в 2003 году правительством Ариэля Шарона. Однако о необходимости создания физического барьера между израильтянами и палестинцами говорил еще Ицхак Рабин в 1992-м. В сентябре 2000 года началась вторая палестинская "интифада" ("восстание"). Количество терактов стало нарастать снежным комом.

Израильские поселенцы в секторе Газа в то время находились под защитой армии обороны Израиля. Службы безопасности установили, что практически все террористы проникали в страну с Западного берега реки Иордан. Эти территории населены в основном палестинцами и находятся под контролем администрации, которую в те годы возглавлял Ясир Арафат.

Возведение забора стало настоятельной необходимостью обеспечения безопасности. Одновременно целью строительства СБ была защита дорог от атак палестинских снайперов.

"Израильская СБ настолько же еврейская, насколько и палестинская", - сказал корреспонденту "РГ" доктор Халед Мусари, житель Рамаллы, административного центра Палестинской национальной автономии (ПНА). По его мнению, здешняя СБ никак не сравнима с Берлинской стеной, простоявшей почти три десятилетия и отделявшей нем цев от немцев. Израильская СБ разделяет евреев и палестинских арабов, разные народы, которые сегодня, к сожалению, по-прежнему противостоят друг другу.

Показательно, что против СБ выступили и крайне правые израильские партии, посчитавшие, что таким образом будет легитимизирована граница Израиля, договоренность о которой была достигнута по результатам перемирия 1949 года.

Возведение СБ резко улучшило ситуацию с безопасностью. Если в 2000 году в ходе 73 атак и террористических актов, направленных против израильтян, 293 человека погибли и 1950 получили ранения, то с августа 2003 года по июнь 2004 года палестинским боевикам только трижды удалось проникнуть в Израиль и совершить теракты. Кроме того, благодаря СБ резко снизился процент угона на территорию ПНА израильских автомашин.

Теперь Израиль по согласованию с Египтом готовится к строительству 200-километровой пограничной стены, разделяющей эти два государства. Таким образом, Тель-Авив ставит задачу предотвратить проникновение в страну африканских нелегалов. За последние три года израильтяне задержали 20 тысяч беженцев, в основном из Судана. Однако по гуманитарным соображениям большинству из них разрешено было остаться в Израиле.

Ходоки под охраной

Ежегодный поток внутренней миграции в Китае в прошлом году достиг 211 миллионов человек, а к 2050 году грозит вырасти до 350 миллионов.

Покинув свои родные места, эти люди, многие из которых имеют за плечами лишь несколько классов начальной школы, пытаются найти хоть какую-то работу в городах. Однако в последние годы на фоне экономического неблагополучия по всему Китаю получить работу становится все труднее. Наблюдается тенденция сокращения рабочих мест, в первую очередь, за счет вчерашних крестьян.

Однако для многих обратной дороги нет, кто-то уже перевез в город свою семью и согласен на нищенское существование в городе. А кто-то всерьез рассчитывает на помощь правительства, и, надо сказать, небезосновательно. В последние годы, осознавая всю степень угрозы этой социальной проблемы, власти пытаются найти пути выхода из сложившейся ситуации. И этой проблеме уделено самое серьезное внимание в очередном пятилетнем плане социально-экономического развития (2011-2015 гг.), который будет принят в марте будущего года на парламентской сессии. Речь идет не только о создании новых рабочих мест, но и о направлении выходцев из сельской местности на учебу для получения хоть какой-либо специальности.

До недавнего времени в крупных городах Китая существовали специальные центры, располагавшиеся обычно на окраинах и представляющие собой гостиницы с охраной. Туда помещались крестьяне, приехавшие в города, но не сумевшие устроиться, найти работу и не имеющие городской регистрации. Обычно они находились там несколько месяцев до тех пор, пока их не забирали родственники. В крайних случаях они вывозились на родину за государственный счет. Однако в попытках улучшить ситуацию с правами человека в 2003 году эти центры официально были ликвидированы. Но уже совсем скоро довольно широкое распространение получили другие центры, где насильственно содержались те, кто приехал в Пекин с петициями. Они создаются на базе самых дешевых гостиниц, с круглосуточной охраной, с предоставлением питания. Конечно, никакой официальной информации об этом не найти, тем более не получить комментарий от представителей власти. Но многочисленные свидетельства с точными адресами, фотографиями указывают, что такие места есть. В основном, туда помещаются приезжие из деревень или небольших городков, которые пытаются попасть на "прием" к высшему руководству страны. Никаких обвинений задержанным не выдвигается и после содержания в этих центрах их обычно отправляют домой.

В мире А как у них?