Новости

27.10.2010 00:20
Рубрика: Происшествия

Синий, желтый, красный

В России будут приняты три уровня террористической тревоги

Правительство подготовило к внесению в Госдуму законопроект, по которому в России будет создана трехуровневая система противодействия террористическим угрозам.

О важной инициативе корреспонденту "РГ" рассказал советник председателя Национального антитеррористического комитета Андрей Пржездомский.

Российская газета: Андрей Станиславович, почему именно сейчас возникла необходимость вводить новую систему антитеррора?

Пржездомский: Предложение родилось не на пустом месте. После масштабных террористических атак - "Норд-Оста", Беслана, нападения на Нальчик, глава государства поставил задачу "создать гораздо более эффективную систему безопасности, потребовать от наших правоохранительных органов действий, которые были бы адекватны уровню и размаху появившихся новых угроз". При этом акцент был сделан на необходимости мобилизации нации перед общей опасностью. Создании системы, при которой террористы будут получать эффективный отпор не только со стороны государства, но и со стороны организованного, сплоченного гражданского общества.

РГ: Как будут определяться уровни террористической опасности?

Пржездомский: Предлагается установить три уровня таких угроз: повышенный - "синий", высокий - "желтый" и критический - "красный". Каждый из них будет направлен на принятие дополнительных мер по обеспечению безопасности личности, общества и государства. С принятием закона будет подготовлен соответствующий акт главы государства, где детально регламентируются все элементы и параметры функционирования системы антитеррора.

Порядок установления таких уровней и принятие дополнительных мер безопасности соответственно каждому уровню - прерогатива главы государства.

РГ: А почему выбрано именно три уровня и три цвета, а не пять или шесть, например?

Пржездомский: Вариант именно трех уровней выбран не случайно. При серьезном ухудшении обстановки действующими нормативными актами предусмотрено введение правовых режимов чрезвычайного положения и контртеррористической операции. Однако между "крайними" состояниями - стабильностью и возникшей реальной угрозой - есть возможность адекватно реагировать на террористическую опасность, поэтапно приводя в действие государственную систему противодействия терроризму.

Каждому уровню террористической опасности будет соответствовать свой порядок действий как силовых структур, так и администрации на критически важных и потенциально опасных объектах.

РГ: Введение уровней угрозы как-то скажется на простых людях, например, их права и свобода передвижения будут ограничены?

Пржездомский: Никаких дополнительных ограничений для населения при объявлении любого из этих уровней вводить не предусматривается. Для граждан будут разработаны и выданы рекомендации, как вести себя в том или ином случае, чтобы не подвергнуть угрозе собственную жизнь и жизнь своих близких.

Например, им может быть рекомендовано воздерживаться от посещения людных мест; избегать контакта с определенными предметами, которые могут являться закамуфлированными взрывными устройствами. Повысить бдительность и проявлять особое внимание к транспортным средствам и лицам вблизи критически важных и потенциально опасных объектов.

РГ: Похожие многоуровневые и "цветные" системы предупреждения угроз действуют во многих странах.

Пржездомский: Такие меры сейчас реализуются во Франции, где 21 сентября был введен повышенный уровень террористической опасности - "красный" - в связи с информацией о возможном совершении теракта террористом-смертником. В Великобритании с января 2010 года также был введен "высокий" уровень предупреждения об опасности терактов. Ранее аналогичные меры неоднократно предпринимались в США, Испании и многих других странах.

Подобная практика действует более чем в семидесяти странах мира, где она доказала свою эффективность. Количество устанавливаемых за рубежом уровней варьируется от трех до пяти, в зависимости от характера и степени угрозы.

РГ: А что сегодня вообще представляет собой российская система антитеррора?

Пржездомский: Она состоит из двух взаимосвязанных вертикалей, осуществляющих координацию антитеррористических мероприятий в стране. Первую из них составляют структуры, организующие деятельность органов исполнительной власти по профилактике терроризма: Национальный антитеррористический комитет и антитеррористические комиссии в субъектах РФ. Вторую - структуры, осуществляющие непосредственное руководство мероприятиями по борьбе с терроризмом: Федеральный оперативный штаб и оперативные штабы в субъектах.

Благодаря такому системному подходу в противодействие терроризму вовлечены и так называемые "гражданские" министерства и ведомства, представители общественных организаций, научно-образовательных учреждений, бизнеса.

РГ: То, что силовые структуры явно усилили борьбу с терроризмом и бандподпольем, видно из регулярных сводок об успешном проведении контртеррористических операций на Северном Кавказе. А насколько в этой борьбе помогает гражданское общество?

Пржездомский: Отечественный опыт показывает, что роль гражданского общества в предупреждении террористических атак исключительно важна. Так, в январе 2007 года на основе полученной от зарубежных партнеров информации об угрозе теракта в одном из российских городов на наземном транспорте и в метрополитене по решению Федерального оперативного штаба были усилены административно-режимные, оперативно-разыскные и иные меры, а также было оповещено население. Через СМИ граждан призвали повысить бдительность, тут же сообщать в органы правопорядка обо всем, что вызывает подозрение. В результате, только в Москве на "телефоны доверия" ФСБ и МВД поступило более 150 обращений граждан, а специалисты-взрывотехники свыше пятисот раз выезжали на обследование подозрительных предметов.

В целом же по стране было обследовано свыше 11 тысяч мест возможного пребывания террористов, проведено более 60 тысяч проверок по настораживающим ситуациям. Были предотвращены теракты в Москве и Дагестане, задержано более 450 лиц, находившихся в розыске за ранее совершенные преступления, изъято около 120 килограммов взрывчатых веществ.

РГ: Бытует мнение, что не нужно оповещать население об угрозе теракта - можно спровоцировать панику. Такая полемика велась после взрывов в московском метро. Тогда руководство метрополитена не стало сообщать остальным пассажирам, что произошел первый взрыв.

Пржездомский: По мнению специалистов, информирование общества об угрозах терактов полностью себя оправдало. 30 сентября этого года в Ставрополе удалось предотвратить двойной теракт с применением мощных самодельных взрывных устройств - в первую очередь благодаря бдительности конкретного жителя. Этот факт еще раз подтверждает, что общество готово принимать необходимое участие в антитеррористической деятельности.

Таким образом, опыт нашей страны и практика других государств свидетельствуют о необходимости принять новые правовые акты, связанные с введением уровней террористической опасности. Они опробованы на практике и доказали свою эффективность.

Происшествия Терроризм Антитеррор Власть Безопасность Спецслужбы Законодательство о борьбе с терроризмом и экстремизмом
Добавьте RG.RU 
в избранные источники