Новости

29.10.2010 00:20

Шведский семьянин

Режиссер Лукас Мудиссон оставил кино и написал роман

В состав жюри фестиваля "2 in 1", который завершился в начале этой недели, вошли режиссеры Кира Муратова, Лукас Мудиссон, Майкл Роу и актриса Кэрри Фокс.

Кира Муратова призналась, что хотела бы сделать фильм, состоящий из пяти новелл, что ей нравится этот жанр и уже даже написаны сами новеллы как ею самой, так и ее обычными соавторами - Евгением Голубенко и Николаем Сидневым, вопрос только в финансировании. Майкл Роу, который привез на фестиваль картину "Високосный год", сказал, что она - лишь первая часть трилогии, объединенной темой сложности установления человеческих отношений. Кэрри Фокс, по ее словам, в последнее время предпочитает работать на австралийском телевидении. А Лукас Мудиссон заявил, что у него нет сейчас нового кинопроекта. "Для меня делать новые фильмы все труднее. Я даже думаю завершить свою кинематографическую карьеру. Написал роман. Одна из причин, почему я здесь (в Москве в жюри кинофестиваля. - Прим. С.А.), хочу вернуть веру в кинематограф".

Обозреватель "РГ" посчитала, что такое заявление требует пояснений, и встретилась с кинорежиссером, которого хорошо знают в России как автора картин "Покажи мне любовь", "Лиля навсегда", "Контейнер", "Мамонт" и других.

Российская газета: Вы - пессимист?

Лукас Мудиссон: Оптимист.

РГ: Тогда отчего же наступило разочарование в кинематографе?

Мудиссон: Вопрос оптимизма или пессимизма - гораздо шире, чем состояние современной киноиндустрии, потому что даже если она и вымрет, то я от этого оптимистом быть не перестану.

РГ: А почему вы решили сейчас отойти в сторону, не снимать кино, а писать книги?

Мудиссон: На сегодняшний момент мне очень сложно делать фильмы. Я просто делаю то, что и должны делать люди: думаю и рассуждаю по поводу своей жизни, задаю себе вопросы. Возможно, поэтому и рождаются сомнения. И по поводу кинематографа.

РГ: Ваш последний фильм "Мамонт" тронул меня тем, что в нем рассказывается, как люди не могут уделить достаточно времени своим близким из-за занятости на работе, например. Видите ли вы в этом проблему современного общества или так было всегда?

Мудиссон: Да, считаю, что это - одна из проблем современного общества. Мы забываем о наших детях. Сейчас в мире очень много брошенных детей, причем не в том смысле, что их, например, выгоняют из дому. Это просто дети, которым не уделяют внимания. Тот факт, что ради каких-то соблазнов мы забываем о них, трагичен.

РГ: Соблазнов или необходимостей - зарабатывать деньги, например.

Мудиссон: Я считаю, что это и соблазн, и необходимость. Вообще дети - самое уязвимое место нашего общества, потому что оно не служит их интересам. Из-за этого многие дети впоследствии становятся несчастными людьми. Далеко ходить за примером не надо. Если спросить у заключенных в тюрьме, кто из них вырос без отцов, количество ответов будет велико. Если мы не будем воспитывать детей так, как нужно, это может разрушить их будущее. Мои слова не означают, что я - консерватор и считаю, что женщины должны сидеть дома и заниматься детьми. Все тяготы семейной жизни должны делиться между мужчиной и женщиной.

РГ: И всегда наступает расплата за то, что мы не даем своим близким достаточной любви?

Мудиссон: Не все так просто, как кажется, но, несомненно, да - расплата имеет место быть. Все имеет свои последствия. Но человеческие отношения - это не математика, их не просчитаешь. Человек растет без отца, например, или без его внимания и, вырастая, становится злым. Опять же - пример с тюрьмой. Человек, который туда попадает, как правило, обделен любовью в семье. Это, конечно, не главная причина, почему он не вписался в нормальное общество. Но все же. А основные причины, на мой взгляд, экономические. Бедность, например.

РГ: Экономические? Но в богатых семьях люди порой более далеки друг от друга, чем в бедных, где нехватка средств сплачивает. Для нашей страны - это проблема, когда достаток заменяет реальную любовь...

Мудиссон: Понимаю, о чем вы говорите. Но все же считаю, что большинство ситуаций, когда о детях забывают, - в распавшихся семьях, где высокий уровень бедности. Хотя никто ни от чего не застрахован. Правда такова, что деньги не делают жизнь счастливее. Они ее делают проще.

РГ: Сейчас вы написали прозу. Что будет, если потом по ней снимет фильм кто-то другой?

Мудиссон: Я думал об этом. Мой роман, названный цитатой из стихотворения: "Смерть и компания", написан и выходит в следующем году. Я сам не хотел бы режиссировать фильм по нему. Но если кто-нибудь найдется, почему бы и нет?

Добавьте RG.RU 
в избранные источники