Новости

09.11.2010 00:09
Рубрика: Культура

Вверх по "Красной реке"

"Аквариум" представил новую программу

Одна  из главных групп страны едет по миру с новой программой. Позади Ереван, столицы России и Украины, впереди - Женева. Концерт в московском "Крокус-сити холле" показал, что время не меняет группу и ее лидера.

Все-таки это было далеко не худшее время для отечественной музыки -  вторая половина 70-х, когда группа "Аквариум" расстелила перед слушателем  мягкое и душистое поле своей музыки. Молодые музыканты писали тогда песни просто потому, что им хотелось красоты и свежести в словах и нотах, и молодые слушатели  собирались слушать их  в тесных питерских и московских квартирках (слово "квартирник" совершенно непереводимо на другие языки, так же, как и слово "спутник"), все было неподкупно искренним - и сами песни и интерес к ним.

Огромный зал респектабельного "Крокус-Сити  холла"  во второй половине концерта  с каждой песней все отчетливее становился похожим на уютную квартиру, в которой идет концерт "Аквариума" - зрители, пришедшие с задних рядов, сидели тут и там на полу, обхватив колени руками, кто-то, закрыв глаза, притоптывал и прихлопывал в ладоши, тихонько напевая знакомые слова, у стен в неслышном танце раскачивались юные девушки…

Напомнить о былых временах должен был как состав вышедшей к публике группы, в котором задавали тон скрипка, акустическая гитара, флейта, вместо ударной установки - табла (круглый индийский барабан), легкая перкуссия,  кахон, так и открывшая программу "Сидя на красивом холме", ведущая свое начало с 84-го года. Объем и мощь придали  звуку группы  электрические инструменты, по-настоящему вступившие в дело с темповой "Дарья, Дарья",   ритмическую структуру,   как  всегда, обеспечивала  группе бас-гитара  Александра Титова, которой "Аквариуму" по-прежнему достаточно для  выстраивания своей музыки.

Гребенщиков не меняется - и в его звучно поданных песнях второй половины двутысячных (составивших основу новой программы), если слегка напрячься и вслушаться в слова, звучат все те же  ноты, что и в акустических балладах прежних времен. "Аквариум" стал разнообразнее  в жанрах, прибавляя к уже освоенным и румбу и романс, изысканнее и мощнее в аранжировках, которые в группе есть, кому придумывать и осваивать, но его лирический герой продолжает оставаться натурой трепетной и ранимой. Сдержанные "радость и страх" 70-х невозможно было не заметить в  "Сувлехим такац", хрупкой песне-мечте о парусном флоте,  и  в  тяжелом  блюзе  "Еще один раз" с  попеременно лидирующими гитарой  Игоря Тимофеева и флейтой  Брайана Финнегана  и даже в  рок-боевике "Брат Никотин" ("Карусель вертится, крыльями  шурша / И  вот моя жизнь танцует  на  пригородных рельсах / На лезвии ножа").

Группа новых песен, начиная с "Красной реки" - в честь нее  и названа  программа, которую "Аквариум" показывает сегодня -  звучала если не разительно, то ощутимо отдельно. В звуке группы, как показалось, прибавилось басов и полифонии, гитара Гребенщикова, особенно в заглавной песне о  красной реке, легшей поперек  пути героя, звенела мрачным набатом,  а  клавиши Бориса Рубекина  выдавали  напористые соло в интонациях тяжелого рока. "Чтобы пробиться к воде - нужно сердцем растопить этот лед  - пророчествовал БГ. - А там - сумрак и бесконечный путь, который никуда не ведет". Смыслово вторили  "Красной реке" песня о загадочном, совершенно не в духе привычного "Аквариума", герое новых времен, апокалиптическом "тайном узбеке" ("Он не распоряжается ничьей судьбой, /Просто  там, где он появляется, / Все происходит словно само собой")  и мрачный вальсок  "На ход ноги" ("там за стеклом не видно не зги / но если нужно бежать - беги)  в котором  ирландский виртуоз Финнеган  в чувственном соло готов был со своей флейтой  взлететь над сценой, или, по-крайней мере, поднять одну ногу, подобно Яну Андерсону, легендарному флейтисту Jethro Tull.   

Вбросив в зал  дозу пессимизма, которую тот, впрочем, и не  старался, увлеченный  красивыми мелодиями, уловить, Гребенщиков  вернулся  к испытанным хитам.  Дело шло к финалу концерта, и  мы  насладились прихотливой "Аригато" и  бодрыми "Письмами с границы между светом и тьмой". На "бисовый" блок группа вышла минут через пять после изобразившего точку в концерте "Дня радости" и публика уже уставшая аплодировать, вызывая музыкантов на сцену,  тут же с новой силой ударила в ладоши под  любимый марш последних лет - "Ну-ка, мечи стаканы на стол". Правда, подняв зал на ноги,  БГ чуть было не усадил его обратно в кресла  интонационно вполне ложащимися в русло концерта и совершенно "квартирными" "Ключами от моих дверей" и "Моей звездой".

"Между тем, кем я был и тем, кем я стал, лежит бесконечный путь".  Да, всем нам хочется думать, что мы изменились. Но, как спел на концерте  сам Гребенщиков, "Господу видней".  

Культура Музыка Персона: Борис Гребенщиков РГ-Фото Фото дня