Новости

Новая фишка НТВ - "Русский Голливуд". Старый прикол: Александр Гордон возобновил "Закрытый показ". Никита Михалков презентовал "Манифест" в "Поединке". "Культура" показала историко-документальный фильм "Бой".

Поражение - это победа

Самый поучительный поединок на этой неделе состоялся в документальном фильме "Бой", показанном в рамках нового ток-шоу "Спорим... Обсуждаем...".

Обсуждали картину Барака Гудмена, поведавшую историю соперничества двух гладиаторов ХХ века - боксеров Джо Луиса и Макса Шмелинга.

Они дважды встретились на ринге. Счет поединков - 1:1. Ничья, но с привкусом победы обоих спортсменов.

Их соперничество уходит корнями в расистскую Америку и в нацистскую Германию. Одному вышла нелегкая доля жить за канатами ринга в условиях расовой ненависти со стороны белой Америки. Другому выпало бремя (опять же за канатами ринга) оказаться на какое-то время этикеткой нацизма. Точнее - орденом, который нацистский режим нацепил себе на грудь.

Это случилось, когда Шмелинг в 1937-м победил Луиса. Белый немец поверг на пол черного американца. В этот момент он стал нацистской гордостью и национальным достоянием. В этот момент его боготворили Гитлер и Геббельс.

У Луиса карьера складывалась немногим проще. Он с гигантским трудом вскарабкался на вершину профессионального бокса. И едва нокаутировав расистскую Америку, сам был побит расистской Германией.

Шмелинг не был нацистом, но он стал на какое-то время лицом нацизма.

Барак Гудмен предпринял дотошное исследование всех поворотов драматичных судеб обоих героев в интерьере 30-х годов прошлого века. Показаны те, кто способствовали восхождению героев, представлены обстоятельства, сопутствовавшие ему. И совершенно естественно, без каких-либо специальных усилий, без какой-либо авторской натуги все это крошево биографических подробностей оказывается сплавленным в нечто целостное и внутренне логичное. И в конце концов не без приятного удивления понимаешь, что перед тобой не столько документальная история, сколько художественная притча.

Эффект художественности настолько разителен, что один из участников последовавшей за просмотром дискуссии усмотрел в фильме "голливудчину": мол, слишком прямолинейно показано торжество Добра над Злом. Кто-то из молодых отыскал в нем пропагандистскую подоплеку: мол, этот фильм агитирует за американский образ жизни.

Подлинная художественность не в этих обертонах, кои являются следствием нашей собственной предвзятости; она в том, что под покровом документированной и атрибутированной реальности обнаружилась историческая логика гуманистических процессов.

И для Джо Луиса, и для Макса Шмелинга бои на ринге стали боями с бесчеловечностью национал-расизма.

Документалист Алексей Ханютин, принимавший участие в этом обсуждении, отыскал интервью Шмелинга, в котором тот много лет спустя поблагодарил своего американского соперника за нокаут, повергший его на пол, а воинственную Германию в стресс.

Действительно, если бы не победа великого Джо в памятном 38-м, смог бы побежденный Макс отмыться от коричневой грязи, которой он позволил себя запачкать в предвоенные годы.

Если тебе "Поединок" - имя...

Боксерский поединок - довольно жестокая игра. Человек рискует жизнью и платит здоровьем за то, чтобы доставить удовольствие зрителям. Но это все-таки - игра, где есть четко прописанные правила. Здесь рефери не может наддать одному из соперников. Он не должен ничего подсказывать тому или иному партнеру, какой удар он может нанести - прямой хук или левый боковой.

Последний выпуск соловьевского "Поединка" как нельзя рельефнее обнажил конструктивный порок предложенного телезрителям формата.

Предметом спора стал "Манифест", подписанный Никитой Михалковым. На "ринге" сошлись автор и критик этого сочинения - писатель Дмитрий Быков.

Не касаясь сути спора о путях спасения России и средствах достижения ее расцвета, позволю себе обратить внимание на рамочные правила поединка. То есть на то, что их нет. Ведущий, называющий себя Соловьевым, принимает сторону одного из дуэлянтов, в данном случае Михалкова и последовательно ему подыгрывает. Он объясняет Быкову, что означают те или иные положения "Манифеста", то и дело влезает в разговор, желая внести в спор свои три копейки, предлагает своему симпатизанту свои формулировки...

Очевидно, что поединок идет не на равных. Но если Соловьев откровенно играет на стороне одного из дуэлянтов, то программа не может называться "Поединок". Это разговор на троих. Пусть будет так. Тогда зачем в эфире идет подсчет интерактивных голосов? Тогда он воспринимается как издевка над тем оппонентом, который оказался в меньшинстве.

Форма всегда отвечает за содержание и смысл. Она-то в данном случае и подвела: предмет обсуждения как был неясен при его старте, так и остался непонятым на финише.

Одно стало очевидным: все спорщики в конце подружились, обнялись и не исключено, что облобызались уже за кадром ток-шоу.

Еще менее прояснилась эта тема, анонсированная в программе "Нереальная политика". И, возможно, по той же причине.

Кто первым сказал "бикини"?

"Нереальная политика" - это тоже разговор на троих. Здесь с правилами игры все понятно. Понятно, что политический журналист Андрей Колесников, неполитическая телеведущая Тина Канделаки приглашают какого-нибудь политика и стараются его разговорить, вызвать на откровенность...

Один - сама компетентность по части политической ситуации в стране.

Другая - сама общительность.

Роли распределены. Позвали Михалкова еще до "Манифеста". А в эфир запись пошла после его опубликования (полный текст "Манифеста" Никиты Михалкова можно прочитать на сайте Российского фонда культуры www.culture.ru). Создатели шоу не придумали ничего лучше, как вмонтировать в "картинку" несколько ударных цитат из резонансного произведения Никиты Сергеевича.

Получилось несколько странно: цитаты есть, а разговора о произведении нет. Но споров было много. И темы были интересные. Одна про налог с электронных носителей. Но обсуждение ее быстро свернулось, поскольку Никита Сергеевич объяснил, что он ничего не понимает в технологии как сбора налога имени себя, так и в распределении этого финансового потока.

Потом заговорили об отношениях Михалкова с интеллигенцией. Но смысл потерялся, а осталась горячая полемика между Михалковым и Колесниковым о том, кто первым сказал слово "бикини".

***

Сегодня на нашем ТВ нет недостатка в разговорных шоу о правде. А вот чего явно не достает, так это правил подобных шоу. Хотя бы рамочных.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Теленеделя с Юрием Богомоловым
Добавьте RG.RU 
в избранные источники