Новости

08.11.2010 00:20
Рубрика: Общество

Будем помнить

5 ноября Виктора Черномырдина похоронили на Новодевичьем кладбище

Проститься с Виктором Черномырдиным пришли президент России Дмитрий Медведев и премьер-министр Владимир Путин.

"Он был нашим товарищем. Он всю жизнь работал на свою страну. У него была биография, которую принято называть рабочей, а поэтому - великая биография, - сказал Дмитрий Медведев. - Он практически попробовал в своей жизни все, находился на самых разных позициях.

Все свои обязанности он исполнял с честью. И, наверное, самым трудным испытанием для него - это сегодня очевидно - было возглавить правительство в столь сложный период, в 90-е годы.

Время так устроено, что мы достаточно быстро забываем саму суть происходящего, выхватывая только самые яркие страницы. 90-е годы были действительно исключительно сложными: страна была в очень тяжелом положении, многие люди лишились работы, заработка, и настроения в обществе были довольно тяжелые. И весь этот груз лег на Виктора Степановича как на Председателя Правительства Российской Федерации, на первого председателя, если говорить юридическим языком, после принятия новой Конституции.

Он не покладая рук работал в этой должности. Это была, безусловно, самая сложная веха в его биографии. И он сделал все от него зависящее, для того чтобы и в общество пришло успокоение, и неотложные экономические проблемы были решены.

Вспоминаю как раз это назначение.

Очевидно, что в тот период в результате назначения Виктора Степановича удалось успокоить и политические страсти, и на политическом небосклоне возникла такая фигура, которая консолидировала людей, успокаивала людей. Это было очень важно.

Я не работал с Виктором Степановичем Черномырдиным в 90-е годы. Я познакомился с ним в 2000 году, но так получилось, что мне тоже довелось принять от него эстафету в должности председателя совета директоров открытого акционерного общества "Газпром".

Газовой отрасли Виктор Степанович отдал очень значительную часть своей жизни. Он, по сути, один из основателей газовой отрасли в нашей стране. Он практически сделал все, чтобы сегодня эта отрасль была одной из ведущих отраслей экономики нашей страны, а в домах обычных людей были свет и тепло.

Виктор Степанович последнее время работал на еще одной очень сложной позиции - он был послом России на Украине. И сделал все для того, чтобы в очень непростые моменты удавалось сглаживать те противоречия, которые возникали между государствами, тушить наиболее серьезные "пожары", которые возникали в отношениях между политиками, просто помогать восстанавливать нормальные связи между двумя братскими странами. То состояние российско-украинских отношений, которое мы сегодня имеем, нормальное - мы им состоянием во многом обязаны Виктору Степановичу. Он любил Украину, он любил свою родную страну и сделал все, чтобы между нашими странами были добрые, сердечные отношения.

Еще одна вещь, о которой я не могу не сказать, - Виктор Степанович был очень позитивным человеком. Я не помню, чтобы, когда мы с ним общались, у него хоть раз было плохое настроение или он показал это вовне. Он всегда улыбался, всегда шутил и делал это с присущим ему блеском.

В какой бы должности я с ним ни встречался, он всегда был настроен на конструктивную работу, причем не стесняясь принимать на себя любую нагрузку, притом что он работал Председателем Правительства Российской Федерации. Это свидетельствует о нем как об очень зрелом, очень мудром человеке, который беззаветно любил свою Родину. Беззаветно любил и малую родину (мы там с ним один раз встречались), и нашу страну в целом.

Виктор Степанович Черномырдин - безусловно, выдающийся современный российский политик, один из наиболее ярких и сильных государственных деятелей последних 20 лет.

Мы будем помнить Виктора Степановича Черномырдина. Вечная ему память!"

"Прежде всего - мои искренние соболезнования родным, близким Виктора Степановича, - обратился к большой семье Черномырдина Владимир Путин. - Виктор Степанович был, безусловно, очень ярким и талантливым человеком. За что бы он ни брался, каким бы делом ни занимался, у него все получалось. Рядом с ним всегда возникало ощущение надежности, основательности.

В 1992 году, в самый сложный период отечественной истории, Виктор Степанович Черномырдин возглавил правительство. Можно только догадываться, чего это стоило тогда ему, какие это были нагрузки - и моральные, и физические.

Виктор Степанович во все вникал сам, он всех знал поименно: и депутатов, и министров, и губернаторов. И он знал не только свою отрасль, он не только знал так называемую реальную экономику. Его правительство проводило очень сложные, непростые реформы в стране. Он всегда брал на себя ответственность, никогда не уходил от ответственности.

Я никогда не забуду наш разговор перед его поездкой в Киев. И помню, как он мне сказал: "Если бы ты мне в Америку предложил поехать или министром, конечно, я бы отказался. Но Украина очень важна для России, я поеду".

Никакого чванства, никакой звездной болезни ни в чем и никогда. Просто работал, работал успешно, эффективно.

Нам будет не хватать Виктора Степановича. И мы сохраним память о нем и в сердце, и в делах. Безусловно, Виктор Степанович является примером для нас всех. Примером служения своему делу, своей стране, своему народу".

память

Сергей Шахрай, руководитель аппарата Счетной палаты РФ, в 1991-1996 годах (с небольшими перерывами) - вице-премьер правительства России:

- Мне посчастливилось работать с Виктором Степановичем в правительстве практически шесть лет. Он как будто родился в кресле премьера. Настолько органичен был Черномырдин в этом качестве. Во время своих поездок по стране он мог поддержать губернатора, а мог серьезно раскритиковать. И все - по делу. За границей он был светлым лицом России. Эмоциональным, свободным в общении.

Виктор Степанович очень достойно повел себя во всех кризисных моментах. А их ему выпало, как и стране, в те годы достаточно много. И октябрьские события 1993 года, и чеченская война, два экономических кризиса, страна на грани дефолта. Мне запомнился один момент. Тогда еще мощная фракция коммунистов в Госдуме не пропускала ни один правительственный законопроект. Виктор Степанович спросил меня: "Что по Конституции можно сделать в этой ситуации, как прекратить это насилие над правительством?" Я ему объяснил, что у правительства есть конституционное право поставить перед Госдумой вопрос о доверии к самому себе. На первый взгляд, это казалось сумасшедшей идеей. Какое доверие при таком блокировании всех инициатив правительства! Но в Конституции записано, что если правительство само ставит вопрос о доверии, то в течение семи дней Госдума должна определиться. Если проголосуют за недоверие, правительство уходит в отставку. Но в течение этих семи дней у президента появляется выбор - отправить правительство в отставку либо распустить Госдуму. Депутаты и тогда не любили переизбираться досрочно. И через семь дней правительственный кризис закончился, месяцев 6-8 правительство работало довольно спокойно в комфортном режиме. Это, конечно, был рисковый шаг. Но Черномырдин умел принимать такие решения.

Руслан Гринберг, директор Института экономики РАН:

- Я думаю, что в трансформации российской экономики Виктор Степанович играл роль человека, который любые теоретические схемы пытался внедрять с осторожностью. Он пытался очеловечивать политику безбрежного неолиберализма, которая была столь влиятельной в тот период.

Мне приходилось встречаться с Виктором Степановичем в Москве и Киеве, когда он был послом. В общении он был исключительно приятный человек. Харизматичный, удивительно умный, мастер афоризмов. Его нельзя назвать рафинированным интеллигентом, но он был очень проницательный, мудрый. Он был справедливый, и для него судьбы попавших в реформенное лихолетье людей не были безразличны. Черномырдин понимал, что нужно ломать систему, и сам принимал участие в этом сломе. Но в то же время он не был "зоологическим либералом". Конечно, он еще хорошо знал экономику, понимал ее живую ткань. Знал, как она работает, что сколько стоит. Черномырдин, как говорили раньше, прошел путь от бурильщика до премьер-министра. А это очень важно. Я думаю, если бы такой опыт получили и другие руководители, то социальная цена реформ не была бы такой чудовищной, какой она оказалась.

Он очень много сделал для того, чтобы предотвратить отчуждение российского и украинского народов. Его здравый смысл влиял и на позиции украинских политиков.

Анатолий Чубайс, глава "РОСНАНО":

- Умер человек, который не просто пропустил через себя всю современную историю нашей страны, но и в значительной степени ее создал. Это так не воспринимается, и многим это кажется каким-то странным, а многие вообще считают это чем-то чужим и искусственным, но тем, кто изнутри видел ситуацию, совершенно ясно, что если бы не персонально Виктор Степанович, у нас не было бы сегодня той истории, какая у нас есть. При всем при том, что нам что-то не нравится, чего-то не договорено, тем не менее, если бы не было Виктора Степановича Черномырдина, никто не смог бы сделать то, что мы сегодня сделали. Если бы не было Виктора Степановича Черномырдина, мы бы не прошли октябрь 1993 года. Если бы не было Виктора Степановича Черномырдина, мы бы не прошли еще десяток сверхдраматических ситуаций нашей истории, когда наша страна просто висела на ниточке. На этой ниточке находилась жизнь и судьба 140 миллионов человек. И если бы не Виктор Степанович (я знаю, по крайней мере, три ситуации), эта ниточка бы оборвалась с последствиями для десятков миллионов людей.

Он всегда отличался не только государственным мышлением, не только способностью думать сначала о стране, а потом о себе, но еще и человеческим характером. Просто человеческим. Настоящим мужским характером. Я всегда знал, что если Виктор Степанович сказал, значит, так оно и будет. На него можно было по-настоящему положиться. Он был по-настоящему народным.

Его именем назовут улицу и школу

В селе Черный Отрог в день кончины Виктора Степановича с самого утра приспустили государственные флаги. А в храме Иоанна Богослова прошли молебны за упокой души раба Божьего Виктора.

В 1992 году Виктор Степанович откликнулся на просьбу односельчан и помог построить им настоящий храм взамен старой деревянной церковки. И лично контролировал стройку до самого освящения. А на освящение пригласил Святейшего Патриарха всея Руси Алексия II.

Село, может быть, потому и живет, что он был на свете. Здесь практически все напоминает о его делах: асфальтированные дороги, школа, больница, стадион, спортивный зал и, конечно, газ в каждом доме. Парадокс: но 20 лет назад самая газовая область в России могла обеспечить этим топливом далеко не всех своих жителей. Сейчас Оренбуржье по газификации - лидер в стране. И в Черный Отрог, конечно, газ пришел благодаря программе "Газпрома", благодаря тому, что соратники Виктора Степановича помнили его строгое: "Люди живут на газе. Так дайте им газ в дома!"

Последний раз Виктор Черномырдин приезжал в родное село две недели назад. "Прощаться, видать..." - со вздохом говорят земляки.

- Он дня четыре пробыл, - рассказал глава администрации Черноотрожского сельского Совета Зуфар Габзалилов. - Смотрел те объекты, которые у нас строятся с его участием.

- Не прервутся все эти дела без него?

- Знаете, к нам в Черный Отрог пришел его старший сын Виталий Викторович. И то сельскохозяйственное производство, которое у нас организовано, мы уверены, продолжится. Потому что Виталий Викторович, как и его отец, очень чутко относится к вопросам благоустройства, социальной сферы. А самое главное - Виктор Степанович привил ему любовь к земле своих предков и для нас он был учителем, примером, как надо относиться к родному селу. Он же каждого земляка в лицо знает! Знал...

Траур объявили и на Оренбургском газоперерабатывающем заводе, первым директором которого был Виктор Черномырдин. На заводской проходной - некролог: "Ушел из жизни выдающийся государственный и общественный деятель, наш земляк...". Но для оренбургских газовиков тот человек, о котором сказаны эти, безусловно, правильные слова, останется навсегда "нашим Степанычем".

- В 1975 году после окончания вуза и службы в армии я приехал на завод, пришел к Виктору Степановичу, - вспоминает нынешний директор газзавода Анатолий Трынов. - Он посмотрел мои документы, и оказалось, что мы с ним окончили один и тот же Куйбышевский политехнический институт. С 1975 года и до последнего времени мы с ним постоянно встречались. Каждый раз, когда он приезжал в Оренбург, обязательно посещал завод, приходил ко мне. И мы сидели в кабинете директора - его кабинете, в котором я сейчас работаю. Газоперерабатывающий завод был, наверное, первой его большой работой на посту руководителя и остался его большой любовью. Говорили мы о производстве, но больше, конечно, о людях. Помню, в 2004 году было 30-летие завода, и Виктор Степанович выступал со сцены нашего Дворца культуры "Газовик". И он помнил имена и фамилии старших операторов, начальников установок. Я смотрел на реакцию зала: люди просто поражались. Как человек, который за эти годы прошел большие посты, руководил правительством страны, не забыл имена операторов, которые были первыми на пуске технологических объектов и установок.

И люди его тоже помнят. Хотят помнить и помнить человека, выросшего в беленом домике из самана - глины с соломой. Нет уже того домика, но землю бывшего подворья Черномырдиных никто не занимает. Оно обозначено плетнем, а за ним растут подсолнухи. Есть у земляков мечта - воссоздать этот дом и сделать здесь музей Виктора Степановича.

Прощание с эпохой

Бесконечный проливной дождь. Четыре километра от метро. А люди идут и идут... C вечера четверга и до самого утра пятницы в Доме приемов правительства на Воробьевых горах с Виктором Черномырдиным прощались его коллеги, соратники и люди, никогда не знавшие Виктора Степановича лично.

Сотни венков. От президента России, правительства, российских губерний. Рядом - от народа Украины, лично от президента Виктора Януковича и экс-премьера Юлии Тимошенко. От республик Северного Кавказа. От жителей города Буденновска.

В ночь на 3 ноября 2010 года, в 4 утра, на 73-м году жизни скончался советник и специальный представитель президента РФ по вопросам экономического сотрудничества с государствами - участниками СНГ, бывший глава правительства, экс-посол России на Украине Виктор Черномырдин. Свои глубокие соболезнования родным и близким Виктора Степановича выразили президент России Дмитрий Медведев, премьер-министр Владимир Путин и президент Украины Виктор Янукович.

В последнее время Виктор Степанович сильно болел и практически не появлялся на важных встречах. Он очень переживал смерть жены, которая умерла в марте 2010 года. Супруги прожили почти полвека, воспитали двоих сыновей - Виталия и Андрея (оба работают в "Газпроме"), которые подарили им четверых внуков - Марию, Андрея, Анастасию, Виктора.

Десятки телекамер, установленных в Доме приемов правительства, "выхватывают" в кадр известных политиков, государственных деятелей. Одними из первых на церемонию прибыли бывший председатель "Газпрома" Рем Вяхирев, экс-председатель Совета министров СССР Николай Рыжков и экс-спикер Госдумы Геннадий Селезнев. "Смерть Виктора Степановича - большая утрата. Вместе с ним уходит целая эпоха, огромный кусок истории, на который пришлись самые тяжелые 90-е годы премьерства Черномырдина", - говорит журналистам Геннадий Селезнев.

У гроба - сыновья, Виталий и Андрей, сестры, родственники, близкие. Застывший воинский почетный караул. В отдалении стоит пожилая худенькая женщина. Оказывается, землячка Виктора Степановича из села Черный Отрог Оренбургской области. Раиса Никифоровна Харчикова.

"Мне позвонили наши девчата, сказали, чтобы обязательно простилась и от них", - шепчет Раиса Никифоровна. Что она сейчас вспоминает, стоя здесь, у гроба? Самые простые детские истории. О том, как пришли однажды в 8-м классе на репетицию в кружок самодеятельности. Кто-то что-то сказал, все расхохотались, остановиться не могут. А Витя ждал, ждал, а потом всех в чувство привел. "Хватит хохотать, - говорит, - мы же здесь для дела собрались". А после школы всем классом решили на целину ехать. Виктор списки составлял, кто кем будет. "Меня поваром назначил. Я обиделась, - вспоминает Раиса Никифоровна. - Но потом мы все вместе смеялись". С учителем мог поспорить. "За девчонок всегда заступался. Он высокий, крепкий был. Доброжелательный. На гармошке играл, плясал. Все его любили", - вспоминает женщина.

В последнем интервью телеканалу "Россия 1" Черномырдин сказал: "Я родился в простом селе, в казачьей станице. Никаких родственников и друзей в центре. Да я и не думал, и не собирался туда - и мыслей таких не было. Я просто работал". На церемонию прощания в Москву приехали многие земляки, дальние родственники Черномырдина из его казачьей станицы. Один из них, с огромным букетом красных роз, на вопрос корреспондента "РГ": "Вы откуда?", удивился: "Как откуда? С Оренбургской области!"

Евгения Константиновна Голубева, врач-физиотерапевт городской больницы N 70, шла сюда пешком с больной коленкой почти три часа. И под конец расплакалась. "Как же я могла не прийти, - сказала она корреспонденту "РГ". - Он наше поколение спас от голода в 90-х! Я обязана ему поклониться!"

Людской ручеек к гробу Черномырдина не останавливался ни на секунду. Известные на всю страну лица, неизвестные. Бывший руководитель департамента культуры и информации аппарата правительства Черномырдина Игорь Шабдурасулов приехал около 6 вечера. "Это тяжелая утрата. Я работал в команде Виктора Степановича. В горестях, трудностях", - сказал он. По словам Шабдурасулова, последний раз с Виктором Степановичем они виделись в сентябре: "Мы приезжали к нему на дачу. Было видно, он прощается. Такие были глаза..." Прощание продолжалось... Тем временем СМИ цитировали слова вдовы первого президента России Наины Ельциной, которая сказала, что "потеряла очень близкого человека". А бывший президент Украины Леонид Кучма, друг Черномырдина, сообщил, что Виктор Степанович запомнился ему "простым мужиком", открытым и доступным, но дипломатом от Бога.

Он стал частью нашей жизни

О том, каким был Виктор Черномырдин, чем запомнится своим друзьям и тем, кто с ним работал, "РГ" рассказал президент Торгово-промышленной палаты РФ Евгений Примаков.

Евгений Примаков: Смерть Виктора Степановича Черномырдина - большая потеря для страны. Будучи премьер-министром, он сыграл свою положительную роль, главным образом потому, что сочетал в себе государственника и реформатора.

Российская газета: Непростая это была задача...

Примаков: Мы часто противопоставляем эти две характеристики, что крайне неправильно. Именно такое сочетание государственника и реформатора было нужно России для того, чтобы, насколько это возможно, уберечь страну в 90-е годы от захватывающей все и вся волны неолиберализма, который, как известно, исключает регулирующую роль государства в экономике.

Конечно, Виктору Степановичу не все удалось, так как неолиберальная линия пользовалась поддержкой очень сильных по своему положению и влиянию людей в окружении президента. Но все-таки в одной из главных проблем Виктор Степанович победил - с его непосредственным участием министерство газовой промышленности стало "Газпромом". Именно в таком решении проявилось сочетание государственного владения одной из самых крупных в мире компаний, имеющей огромное значение, кроме всего, для формирования бюджета страны, с работой этой компании на рыночном поле.

РГ: Тем не менее ему пришлось уйти с поста премьер-министра.

Примаков: Уход с поста председателя правительства для Виктора Степановича был предопределен, так как его быстро возрастающий рейтинг испугал окружение Ельцина. Особенно после того, как он, а не кто-нибудь другой, вел жесткий телефонный разговор с руководителем бандитов, требуя освободить заложников, взятых в Буденовске. Телефонный разговор Черномырдина был заснят на пленку и транслировался по всей стране. Все видели, что он принимал очень трудное решение, взваливая на свои плечи огромную ответственность. Ну а вернулся Ельцин к кандидатуре Черномырдина снова на пост председателя правительства после того, как страна оказалась в дефолте. Он все-таки верил Черномырдину, знал о том, что он крупный хозяйственник и порядочный человек.

РГ: О чем был ваш последний разговор?

Примаков: Меня связывали с Виктором Степановичем теплые товарищеские отношения. Был министром иностранных дел в его правительстве и помню, с каким вниманием он прислушивался к мнению МИДа по вопросам международного положения и внешней политики. Одним из последних телефонных разговоров с Виктором Степановичем был, когда он меня поздравлял с днем рождения. "Желаю, - сказал он, - тебе здоровья, а остальное у нас уже не отнимут". Виктора Степановича теперь нет с нами. Но еще очень долго в России будут вспоминать о нем и о его остроумных "черномырдинках", которые уже стали частью нашей жизни.

Общество Утраты Персона: Виктор Черномырдин