Новости

08.11.2010 00:20

Он стал частью нашей жизни

О том, каким был Виктор Черномырдин, чем запомнится своим друзьям и тем, кто с ним работал, "РГ" рассказал президент Торгово-промышленной палаты РФ Евгений Примаков.

Евгений Примаков: Смерть Виктора Степановича Черномырдина - большая потеря для страны. Будучи премьер-министром, он сыграл свою положительную роль, главным образом потому, что сочетал в себе государственника и реформатора.

Российская газета: Непростая это была задача...

Примаков: Мы часто противопоставляем эти две характеристики, что крайне неправильно. Именно такое сочетание государственника и реформатора было нужно России для того, чтобы, насколько это возможно, уберечь страну в 90-е годы от захватывающей все и вся волны неолиберализма, который, как известно, исключает регулирующую роль государства в экономике.

Конечно, Виктору Степановичу не все удалось, так как неолиберальная линия пользовалась поддержкой очень сильных по своему положению и влиянию людей в окружении президента. Но все-таки в одной из главных проблем Виктор Степанович победил - с его непосредственным участием министерство газовой промышленности стало "Газпромом". Именно в таком решении проявилось сочетание государственного владения одной из самых крупных в мире компаний, имеющей огромное значение, кроме всего, для формирования бюджета страны, с работой этой компании на рыночном поле.

РГ: Тем не менее ему пришлось уйти с поста премьер-министра.

Примаков: Уход с поста председателя правительства для Виктора Степановича был предопределен, так как его быстро возрастающий рейтинг испугал окружение Ельцина. Особенно после того, как он, а не кто-нибудь другой, вел жесткий телефонный разговор с руководителем бандитов, требуя освободить заложников, взятых в Буденовске. Телефонный разговор Черномырдина был заснят на пленку и транслировался по всей стране. Все видели, что он принимал очень трудное решение, взваливая на свои плечи огромную ответственность. Ну а вернулся Ельцин к кандидатуре Черномырдина снова на пост председателя правительства после того, как страна оказалась в дефолте. Он все-таки верил Черномырдину, знал о том, что он крупный хозяйственник и порядочный человек.

РГ: О чем был ваш последний разговор?

Примаков: Меня связывали с Виктором Степановичем теплые товарищеские отношения. Был министром иностранных дел в его правительстве и помню, с каким вниманием он прислушивался к мнению МИДа по вопросам международного положения и внешней политики. Одним из последних телефонных разговоров с Виктором Степановичем был, когда он меня поздравлял с днем рождения. "Желаю, - сказал он, - тебе здоровья, а остальное у нас уже не отнимут". Виктора Степановича теперь нет с нами. Но еще очень долго в России будут вспоминать о нем и о его остроумных "черномырдинках", которые уже стали частью нашей жизни.