Новости

09.11.2010 00:20
Рубрика: Общество

Паганель вернулся в школу

Самый молодой "Учитель года" России знает наизусть биологическую энциклопедию

От города Плавска до поселка Октябрьский, где находится Волхонщинская средняя школа, на машине минут десять езды. Здесь работает биолог и химик Андрей Гарифзянов - нынешний и, надо сказать, самый молодой победитель за всю 21-летнюю историю конкурса "Учитель года".

Гарифзянов - мечта любого директора школы. Да что там - самого министра Андрея Фурсенко. 24 года. Выпускник этой же самой школы, вернулся сюда работать после Тульского педагогического госуниверситета. Сейчас учится в аспирантуре. Идеальный портрет поколения молодых и энергичных, в ожидании которого уже исстрадалась современная школа. В гости к Андрею Рузильевичу я приехала убедиться, так ли это на самом деле.

На часах - начало второго. У Гарифзянова заканчивается урок химии в 8-м классе. Чтобы не нарушать разговор о молекулах углерода, захожу сначала к директору - Людмиле Сазончиковой. В приемной еще несколько педагогов. Настроение приподнятое: сегодня зарплату дают. Интересуюсь, сколько же получает молодой биолог.

- Девять с чем-то тысяч, - отвечает директор. - Это за три дня в неделю, которые он проводит в школе. В другие преподает в университете.

Волхонщинская школа - большая. Три этажа, спортзал и просторная столовая, где младшеклассников кормят бесплатными завтраками, а остальных - обедами за 30 рублей. Правда, за счет родителей. Выходит 630 рублей в месяц. "Накладно, зарплаты на Плавском спиртзаводе низкие, многие родители уезжают на заработки в Тулу, а то и Москву", - сокрушается Людмила Борисовна. Директору очень хочется, чтобы и у старшеклассников был завтрак в школе. И чтобы ребята за него не платили. Но пока средств на это не найти.

- Хотя бы чаем их поить, - мечтает Сазончикова. - У нас ведь в школе детишки из 13 окрестных деревень и поселков учатся. Возит школьный автобус - получили по одноименной программе. Все как положено - желтый, яркий, нос "уточкой".

Все, да не все. Это потом уже девчонки из 10-го класса расскажут корреспонденту: автобус часто ломается. Вот и сегодня с ним такая беда. На ремонт теперь отправят в Тулу. На сколько - неизвестно. А некоторым школьникам без автобуса идти до школы километра три, а то и пять.

Звонок. Иду в класс к Андрею Гарифзянову. Захожу потихоньку, потому что, несмотря на перемену, урок и не думает заканчиваться.

"Из чего состоит каждая молекула? Сколько атомов углерода? А кислорода? Какая формула получается?" - восьмиклашки чешут в затылках.

- Надо догонять программу, - вздыхает Андрей Рузильевич. - Я ведь самый злостный прогульщик, а все из-за конкурса. Уехал на 12 дней.

Как бы в укор учителю по школьному радио раздается: "Сдать списки отсутствующих за месяц".

- Вот видите, это самое лучшее подтверждение тому, что наша школа - не малокомплектная, там всех учеников наперечет видно, - смеется Гарифзянов. Да, школа немаленькая даже по городским меркам: 184 ученика, 22 педагога. А здание и вовсе рассчитано на 540 человек. Количество учеников держится на отметке около 200 вот уже четвертый год. А когда-то детей тут было более трехсот. Лет 7-8 назад, когда Плавский спиртзавод был государственным и по сути содержал поселок, была в Октябрьском жизнь. Электричество, телефон и даже каток... Теперь завод выкупили, кто - неизвестно. Света часто не бывает, телефонную линию отключили, оставив только директору школы да главе поселка. В клубе течет крыша, бар-ресторан, а был и такой, стоит развалюхой.

Понятное дело: молодежь из села уезжает и не возвращается. Кроме школы, работы здесь практически нет. А значит, нет и детей. Хоть одно радует: более половины педагогов - местные.

- Не боитесь, что прикроют вас, ведь всего на треть школа наполнена? - спрашиваю.

- Не думаю, - говорит Гарифзянов. - Мы объединили все закрытые "малокомплектки" в соседних деревнях. Территория 10 гектаров, яблоневый сад, дендрарий, лесной питомник, огород. Своей капусты, свеклы и огурцов на зиму хватит. И доска интерактивная есть.

Энтузиазму Андрея Рузильевича хочется верить, тем более что школа с его подачи начинает работать в очень интересном направлении - экологического воспитания. Есть даже программа, которая получила грант Национальной экологической премии "Экомир". В школе появился флорист - работает на полставки, распределяет растения "по науке", весной высаживает клумбы с цветами.

- В седьмом классе я прочитал роман "Дети капитана Гранта", и образ Паганеля меня зацепил,- рассказывает Гарифзянов. - Я начал рисовать карты, собирать камни. Потом появилась первая биологическая энциклопедия - спасибо моей учительнице биологии Вере Ефимовне Лапкиной. Я так увлекся, что перечитал все книжки по теме из школьной библиотеки.

Эта страсть обернулась для Андрея тем, что он поступил в Тульский "пед" на отделение биологии и химии. Увы, учебу в Москве родители юного натуралиста осилить не могли, при всех его успешных результатах на ЕГЭ. Стоп. Я слушаю и вдруг понимаю, что передо мной сидит первый в моей журналистской практике педагог, который сам сдавал Единый госэкзамен! Просто потому, что школу заканчивал в 2004 году, когда Тульская область только-только подключилась к эксперименту.

- Нам повезло, - вспоминает Андрей Рузильевич. - Мы не понимали еще всех тех нюансов ЕГЭ, которыми сейчас "стращают" учеников. Мы готовились к обычному экзамену, а пошли на ЕГЭ. И прекрасно его сдали. Когда стал работать учителем, то сначала было ощущение, что старшая школа может превратиться в "школу подготовки к ЕГЭ". Но сейчас я понимаю: все-таки Единый должен являться основной формой итоговой аттестации. В первую очередь из-за объективности.

ЕГЭ нужно воспринимать не как самоцель, а как результат работы учителя, уверен Гарифзянов. Этот результат за один год не формируется. Если педагог с 5-го по 11-й класс работал с ребенком честно, то и проблем не возникнет.

Учителя, которые всего-то несколько лет назад вызывали Андрея Рузильевича к доске, уверяют меня, что относятся к нему как к коллеге. Но я-то вижу: и Вера Ефимовна, и Людмила Борисовна еле сдерживаются, чтобы по-матерински не опекать одного из лучших своих учеников.

Коллеги-директора советуют Людмиле Сазончиковой: "Не держи его в школе, пусть он дальше пойдет!" Он может. Но я вижу, как 24-летний Андрей Гарифзянов весело хохочет со своими учениками, и понимаю, что никуда он из этой школы не уйдет. Во всяком случае, до тех пор, пока здесь есть что делать. И пока он тут нужен.

Мысли вслух

Андрей Гарифзянов, "Учитель года-2010":

- Не главное - давать знания, главное - давать опыт познания, общения и взаимодействия.

- Если у ребенка четко сформировалась позиция потребителя природы, то ее потом ничем не вышибешь. Ужас в том, что даже в учебниках на вопрос "Зачем нужна природа?" даются ответы: "Чтобы мы могли построить дом", "Чтобы мы могли одеваться".

- Понятно, что малокомплектную школу содержать невыгодно, но закрывать их ни в коем случае нельзя. В инициативе "Наша новая школа" четко сказано: школа должна стать центром досуга. Почему же не сделать из малокомплекток нечто подобное? Через 5-6 лет страна выберется из демографической ямы, станет больше школьников. А школ нет.

Общество Образование Учитель года