20idei_media20
    16.11.2010 15:08
    Рубрика:

    Воронежское УФНС: Противостоять фирмам-"однодневкам" на этапе регистрации бессмысленно

    Воронежский бизнес не спешит расставаться с теневыми схемами

    Крупные заводы банкротятся из-за эфемерных фирм, а малообеспеченные граждане разъезжают на шикарных авто - о парадоксах местной экономики на "деловом завтраке" в "РГ" рассказал руководитель управления Федеральной налоговой службы по Воронежской области Сергей Дуканов.

    Российская газета: С началом кризиса аналитики предрекали расцвет "серых" схем в бизнесе. Ожидания оправдались?

    Сергей Дуканов: Как только в экономике возникают сложности, у участников рынка появляется желание снизить налоговое бремя, чтобы оказаться в выигрышном положении. В этой ситуации мы должны были не допустить падения поступлений за счет ухода бизнеса в "тень" и дать шанс выжить социально значимым предприятиям. Тех, кто стал использовать различные способы увода средств от налогообложения, мы вызывали на комиссию. А добросовестным промпредприятиям, если у них из-за кризиса образовывалась задолженность, предоставляли отсрочку по уплате налогов на 6-12 месяцев. Но не всем подряд. Опасно давать поблажку тому, кто через полгода окажется банкротом. Отбор претендентов был очень тщательным, и те 20-30 организаций, которым в рамках законодательства были увеличены сроки по уплате налогов, уплатили их и удержались на плаву.

    РГ: Что наблюдаете теперь, когда экономические процессы стабилизируются?

    Дуканов: Не сказать, чтобы кризис закончился. Поначалу на фоне 2009 года все было удачно: оборот организаций в области вырос более чем на 10 процентов, индекс промышленного производства занял положительную отметку. Но осенью сложилась обратная ситуация. Тем не менее в целом идет определенный экономический подъем и опережающий рост налоговых поступлений.

    РГ: То есть в условиях кризиса ваши сотрудники смогли собрать больше налогов?

    Дуканов: Да. В-первых, мы взыскивали докризисные долги - в 2009 году дополнительно получили почти миллиард рублей, а в текущем - свыше миллиарда. Во-вторых, доначисляли налоги за докризисные периоды по итогам проверок, взыскав 450 миллионов в 2009-м и уже около 300 миллионов - в 2010-м. И если взять 2009 год, то падение основных поступлений составило около миллиарда рублей, а дополнительно мы собрали свыше полутора миллиардов.

    Налоговую картину улучшили инвестпроекты, которые в этом году реализуют на территории области: строительство второй АЭС под Нововоронежем, нескольких торгово-развлекательных центров в столице региона. Рост поступлений происходит именно в сфере оптовой и розничной торговли. В 2006 году она давала пятую часть доходов консолидированного бюджета региона. Сегодня - 44 процента. Еще пара лет, и на торговлю в бюджете придется каждый второй рубль.

    РГ: Какие отрасли воронежской экономики наиболее проседают?

    Дуканов: В 2009-м рекордно низкими были поступления от сельского хозяйства (примерно один процент), хотя оно вносит существенный вклад в валовой региональный продукт. Весь год мы в этой сфере проверяли, доначисляли, наказывали. И показатели выросли вчетверо. Не решена проблема с химической промышленностью, где упал спрос на продукцию. Поступления от строительства и операций на рынке недвижимости в прошлом году снизились крайне сильно, но ситуация выравнивается. Огорчила нас и торговля. Оборот в 2009 году рос быстрее, чем объемы налоговых поступлений. Значит, предприниматели не показывали доход полностью. Поэтому текущий год и половину следующего мы решили посвятить проверкам субъектов торговли.

    РГ: Изменился ли список крупнейших налогоплательщиков региона?

    Дуканов: Костяк прежний: производители минудобрений и самолетов, железнодорожники и атомщики, оборонные предприятия… А вот завод по выпуску горно-обогатительного оборудования перекочевал в перечень должников. Потенциал предприятия велик, но доходы оседают у посредников. Семилукский огнеупорный завод двигался тем же путем. Однако, перейдя в областную собственность, отказался от перепродавцов и приближается к рентабельности. Пока остается крупным плательщиком предприятие по добыче гранита под Павловском - хотя, видимо, испытывает проблемы с реализацией продукции. А основную часть прибыли, опять же, забирают аффилированные структуры. В западню попал шинный завод, который когда-то обеспечивал большие поступления. Оба его владельца банкроты, и объем их кредиторской задолженности превосходит все разумные пределы. Это как если бы студентка взяла в долг пять миллионов долларов. А завод и до кризиса работал в убыток: шины по заниженной цене продаются московской структуре, а та получает прибыль от перепродажи.

    РГ: Борьба с фирмами-посредниками, "однодневками" - один из приоритетов работы воронежской налоговой службы. Удается ли найти на них управу?

    Дуканов: За четыре года работы мы осознали, что противостоять им только на этапе регистрации бессмысленно. Раньше думали: поставим в "роддоме" фильтр - преступников и не будет. Оказалось, все "новорожденные" выглядят безобидно.

    Мы продолжаем следить, чтобы по одному адресу не появлялось по 20, а то и 120 фирм, чтобы один директор не возглавлял множество организаций, проверяем размер уставного капитала… В 2010 году с помощью этого фильтра отказали в регистрации трем тысячам фирм, наложили сотни штрафов. Но мы ужесточаем требования, а соседи-то - нет. Появилась мода, к примеру, регистрировать фирму не в воронежской Новой Усмани, а в липецкой Усмани. Затем организация переезжает в Воронеж - и мы вынуждены принять ее как легитимную. Механические ограничения малоэффективны.

    Теперь мы ищем, кому "однодневки" выгодны. Отобрали компании, где не более трех сотрудников, минимальные зарплаты, стоимость активов не превышает 50 тысяч рублей, а годовой оборот - свыше 20 миллионов. Нашли почти 500 организаций. По идее, с ними никто не должен иметь дела. А они пропускают через себя свыше 80 миллиардов рублей в год! С "однодневками" сотрудничают около сотни основных налогоплательщиков области. Начали их проверять и менее чем за полгода взыскали 150 миллионов рублей.

    В тендерах, проводимых органами власти, выигрывают посреднические конторы либо те, кто пользуется их услугами. За год в области 80 миллионов бюджетных рублей ушло непосредственно "однодневкам" и более четырех миллиардов - их партнерам. Не допустить их к госзаказу легко: прописав дополнительные требования к участникам конкурса. Скажем, если работа связана со строительством жилья для погорельцев, то вести ее должны те, у кого есть соответствующая техника на праве собственности либо в аренде.

    "Однодневки" широко используются для уменьшения налогооблагаемой базы. В России модно снижать рентабельность - чтобы можно было получить доход в карман. Это на Западе стремятся "показать" высокую прибыль, пропустить ее через дивиденды и получить легальный доход, чтобы спокойно покупать дорогие машины и яхты.

    РГ: Среди воронежцев немало любителей роскоши…

    Дуканов: В 2006 году в городе было 150 автомобилей класса люкс. Из их владельцев лишь 20 могли купить такую машину - и то, если бы 10 лет не тратили из своих доходов ни копейки. В этом году ситуация иная: опять 150 авто, но приобрести дорогущий автомобиль способно более половины владельцев. 20 человек даже гипотетически не могли бы накопить деньги - однако у них есть богатые родственники. Правда, часть роскошных автомобилей либо не состоят на учете в ГИБДД (и мы не начисляем им транспортный налог), либо имеют фиктивную регистрацию ("Бентли" числится как "Волга" - другая мощность, другая ставка).

    Добавлю: я делал выборку не просто дорогих авто, а с "модными" номерами. Номера тоже не зарегистрированы! Разбираемся с каждым случаем.

    РГ: В декларациях о доходах чиновников, наверное, тоже много любопытного.

    Дуканов: У федеральных чиновников все прозрачно: приличный доход и сопоставимые активы, иногда оформленные на супруга. Огорчили депутаты облдумы. Человек идет на выборы как бизнесмен и показывает годовой доход в сто тысяч рублей при стоимости активов (машин, домов, земельных участков) в несколько десятков миллионов. Неужели покупал за бесценок? Или у человека ничего нет, кроме зарплаты 350-400 тысяч рублей.

    Не совсем понимаю таких депутатов и главное - избирателей. По-моему, люди должны идти в заксобрание, чтобы представлять интересы людей, а не ради вознаграждения. А в той же гордуме Воронежа у многих основной доход - именно от депутатской работы. Смотрим, вроде бы и вертолет есть, и еще что-то за душой. Нет, вертолет сыну-студенту принадлежит. Как купил? Кредит дали. Как? Папа выступил поручителем. Но как, если его доход в сотни раз меньше размера кредита?.. Пора нашим владельцам вертолетов стать немножко солиднее. Показывать хотя бы 15 миллионов годового дохода.

    РГ: Расходы на содержание чиновников в регионе не уменьшаются. Есть ли в этом логика?

    Дуканов: Во-первых, у органов власти становится больше функций - потому и расширяется штат. Во-вторых, у нас 534 муниципальных образования, где есть своя администрация. По этому показателю мы с огромным отрывом лидируем в ЦФО и занимаем второе место в России. На самое мелкое поселение требуется два миллиона рублей, умножьте на 534. Укрупнение же - болезненный процесс, его боятся начинать.

    РГ: Налоговые органы участвуют в борьбе с игорным бизнесом, замаскированным под лотерейный. Есть ли успехи?

    Дуканов: Мы не опустили руки… Стимулирующие лотереи никто не отменял, соответствующие разрешения выдает ФНС в Москве или региональный департамент по развитию предпринимательства. Ревизия тех трех организаций, которым было дано разрешение ФНС, показала: это игорный бизнес в чистом виде. Нам удалось их деятельность прекратить. Но есть еще три аналогичные компании - они получили разрешения в региональном департаменте, отменить которые в судебном порядке коллегам-чиновникам пока не удалось: областной арбитраж не удовлетворяет исковые заявления в силу "недостаточности доказательств".

    В итоге игорный бизнес в настоящее время существует в легальном виде. У трех организаторов региональных лотерей - сотни точек по "приему средств для проведения лотереи". Там стоят игорные автоматы. Таким образом, де-юре заведения лотерейные, де-факто - игорные. Планово проверить их можно будет нескоро, через три года после регистрации. Пока мы получаем санкцию прокурора на внеплановую проверку, эффект внезапности теряется. Да и результаты ревизии влекут за собой не моментальное закрытие, а привлечение организатора лотереи к административной ответственности, обращение в суд с исковым заявлением об отзыве права на проведение лотереи, как правило, проигрыш в суде первой инстанции, обжалование и так далее. А игорный бизнес тем временем процветает.