19.11.2010 16:10
    Рубрика:

    Владислав Куликов: Сделка Фауста с Мефистофелем была юридически ничтожной

    Безусловно, главным юридическим событием недели стал проект нового Гражданского кодекса, который опубликован для нашего с вами обсуждения. Не исключено, штука получилась посильнее "Фауста" Гете - в прямом смысле. И это не может не радовать.

    Будущий закон расширяет понятие кабальной сделки, повышает роль нотариусов и предлагает многое другое, до чего большинство наблюдателей пока просто не дочитало. Так что ждем новых открытий. Но вполне вероятно, что обновленный Гражданский кодекс сможет при случае даже защитить от правового беспредела самого дьявола. По крайней мере, в теории. Поверьте, я не сатанист, просто выступаю за верховенство закона.

    Мало кто задумывается, что на самом деле Мефистофель и Фауст вступили друг с другом в гражданско-правовые отношения. Давайте попробуем посмотреть на бессмертное творение Гете с точки зрения предлагаемых правовых новелл. Лучшего повода, боюсь, не найдем.

    Принято говорить, что Фауст продал душу дьяволу. На самом деле это не совсем так. Если брать трагедию Гете, там был скорее бартер. Герои поэмы заключили между собой договор: один предоставлял услуги, другой обещал оплату душой. Ставим первую галочку: нотариуса при заключении сделки они не пригласили.

    В ад - с хорошим настроением

    Правовой результат (переход души в собственность дьявола) ставился в жесткую зависимость от настроения Фауста. Более субъективной оценки сложно представить. А для юридических документов это вещь опасная. Напомню, Мефистофель обязался всячески ублажать доктора Фауста, чтобы тот воскликнул: "Мгновение, повремени!". Чем-то подобный контракт (Борис Пастернак перевел название документа, как "долговая расписка", но, думаю, это неточность) напоминает договор пожизненной ренты, только вместо вожделенных квадратных метров выступала бессмертная душа человека.

    Мне, кстати, всегда казалось, что в подобных сделках есть что-то дьявольское: ждать смерти человека, пусть и как-то скрашивая ему жизнь, чтобы в итоге получить его квартиру. Но оставим мораль, это слишком спорный вопрос. Как форма правовых отношений, оно имеет полное право на жизнь. Более того, в договоре пожизненной ренты есть хоть какие-то объективные критерии, у Мефистофеля же в сделке все было слишком неконкретно и умозрительно. Так что дьявол, скажем честно, пошел на риск. Но проиграл он не поэтому.

    При выполнении условий сделки добросовестной стороной был именно Мефистофель. Все желания Фауста выполнялись по полной программе, претензий к сатане быть не может. Обманом на человеческую душу хозяин ада не посягал, терпеливо ждал своего. В итоге доктор достиг высшего пика наслаждения, и договорная фраза вылетела из уст сама собой. Чего, собственно, и добивался дьявол. После этого, в точном соответствии с условиями контракта, слуги дьявола потащили клиента в ад. В правовом государстве, на этом можно было бы ставить точку.

    Однако дальше случилось беззаконие: сделка была неправомерно отменена, и кем - гарантом всех сущих законов! Вот, это и есть самое неприятное. Пусть черт нам враг, однако для чего-то же Фемида надела повязку на глаза. Как раз был случай, проявить ей свою беспристрастность...

    Заранее прошу прощения у верующих. Не хочу задеть чьи-то религиозные чувства, и если сделаю это, то не со зла. Давайте не будем касаться теологических вопросов, в данном случае я рассуждаю о литературном произведении. Не исключено, что Бог и дьявол, о которых говорится в "Фаусте" Гете, вымышленные персонажи, и не имеют ничего общего с реальными Богом и дьяволом. Поэтому, давайте будем терпимы к чужим словам.

    Бегом от кабалы

    Если говорить юридическим языком, сделка Фауста с Мефистофелем, видимо, была признана юридически ничтожной. Однако хочется спросить: на каком основании? Произведение этого не объясняет. Вполне возможно, Бог признал сделку кабальной. А наш проект Гражданского кодекса значительно расширяет это понятие. Ставим вторую галочку.

    Если в действующей редакции такие сделки упоминаются вскользь и в скобочках, то теперь предлагаются более-менее внятные признаки для них. Например, как сказано в проекте, "сделка во всяком случае является кабальной, если цена, процентная ставка или иное предоставление, передаваемое потерпевшим, в два раза или более превосходит то, что предоставляет по сделке другая сторона". Видимо, имеются в виду средние тарифы на рынке подобных услуг. Но с чем можно сравнить условия Мефистофеля? Дьявол по определению монополист, мы не можем пойти к другому сатане и поинтересоваться его ценами. В общем, вариант не проходит.

    Также, по проекту, правила о кабальных сделках применяются к сделкам, совершенных гражданином на крайне невыгодных условиях вследствие неопытности в делах, легкомыслия или слабоволия. Но был ли Фауст легкомыслен или слабоволен? Я не уверен. Ни один литературовед, думаю, не поддержит такую позицию. Остается общее толкование "кабалы": "Сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка)...". Однако исследовал ли высший суд все обстоятельства обсуждаемой нами сделки? Изучил ли позицию обеих сторон с достаточной беспристрастностью? Смог ли переступить через свои предубеждения? Как говорил классик, "вот в чем вопрос".

    Конечно, кто-то может сказать, мол, чего с дьяволом церемониться. Но, извините, когда попирают закон даже ради благих целей, то начинается произвол. А произвол не приводит к хорошему, какими бы благими намерениями ни объяснялся.

    Будем говорить прямо, Мефистофель - не самая слабая сторона в любом процессе. Но если даже он оказался беззащитен перед самым справедливым судом, какой только можно придумать, что же остается нам, простым смертным в наших обычных судах? На что будем надеяться? Или откажемся от идеи верховенства закона?

    Нотариус для сатаны

    Некоторые философы считают, что в каждом из нас сидит Бог и дьявол. Или, если угодно, темная и светлая сторона Силы. Они борются между собой, так что мы в любой данный конкретный момент не можем сказать, на какой стороне силы находимся. Однако всегда уверены, что наша сторона - светлее, чем у противника. Рассудить нас может только закон. Понятно, что Гете писал совсем о другом. Однако нам сейчас важно построить правовое государство, поэтому прочь лирику и метафизику.

    В какой-то мере защитить Мефистофеля мог бы какой-нибудь нотариус, заверивший бы сделку и отвечавший по ней всей душой. (Помните, первую галочку?). Кстати, идея повысить роль нотариусов, заложенная в проекте Гражданского кодекса, вызывает пока больше всего гневных откликов. Например, многие боятся обязательного оформления сделок с недвижимостью через нотариуса. Часто звучит вопрос: "А зачем нам новый посредник?"

    Но, как объясняют юристы, государственная регистрация не имеет силы подтверждения законности сделки. Поэтому есть масса примеров, когда честно купленную квартиру отбирали у человека через суд. Присутствие же в сделке нотариуса снимает риск, потому что, как объясняют руководители Федеральной нотариальной палаты, он теперь будет отвечать за законность сделки. Если возникнут какие-то недоразумения, нотариус должен возмещать ущерб. Так что покупатель будет спать спокойно.

    Сегодня же ни чиновник, ни риэлтор не отвечают так крепко за то, что не заметили каких-нибудь юридических нечистот в сделке. Так что если брать чисто теоретически, то должно быть только лучше. Однако и страх людей, что получится, как всегда, тоже понятен. Ведь как мы уже поняли, "кидали" (простите мне сленг 90-х) даже Мефистофеля...

    В любом случае, проект закона лучше один раз увидеть собственными глазами, чем сто раз услышать в пересказе журналистов. Первоисточники можно найти на портале Российского частного права и на сайте Высшего арбитражного суда. Как говорят в таких случаях, читайте и наслаждайтесь. Если что-то не нравится, спорьте. Для того и дан нам великий и могучий, чтобы мы могли выяснять свои отношения, в том числе отношение к праву.