30.11.2010 00:44
    Рубрика:

    Минфин разрушит две популярные схемы уклонения от уплаты налогов

    Новации минфина небесполезны, но никакого отношения к оттоку капитала не имеют

    У минфина наконец дошли руки до "латания дыр" в валютном законодательстве. На сайте министерства появился проект поправок к двум законам - о валютном регулировании и валютном контроле и о противодействии отмыванию доходов, полученных нелегальным путем. В связи с распространившимися суждениями о резко увеличившемся оттоке капитала из России многие СМИ и эксперты поторопились истолковать их как реакцию на ухудшение платежного баланса, попытку с помощью новых барьеров удержать в стране хоть какие-то остатки инвестированных извне средств. На самом деле это совсем не так.

    Что касается масштабов вывода капитала, то страхи, связанные с ними, пожалуй, сильно преувеличены. Чистый отток сентября-октября в размере 8-10 млрд долл. в целом лежит в пределах обычных месячных колебаний. Скорее всего, он отражает попытку защитить сбережения, перевести хотя бы их часть в валюту - в ответ на усилившиеся ожидания инфляции.

    Важно отметить и другое: предложения минфина вовсе не касаются вывода капитала как такового. Никаких дополнительных валютных ограничений, похоже, пока не предвидится - выводи и переводи что угодно и куда угодно (правда, уведомив налоговиков). Речь в поправках к законам идет о двух достаточно популярных схемах уклонения от налогов, связанных с внешнеторговыми операциями - невозвращением валютной выручки и фиктивном импорте по поддельным таможенным декларациям. В платежном балансе они, естественно, проходят как "утечка капитала", но по сути главное их назначение - вывод денежных потоков из-под национального налогового контроля. В дальнейшем деньги обычно снова возвращаются в экономику России через прямые инвестиции и займы из офшоров (между двумя этими потоками инвестиций - отсюда и сюда - существует заметная корреляция). Страдающей стороной при этом оказывается бюджет.

    Попробуем хотя бы примерно оценить размеры лазейки, т.е. количество денег, которые таким способом народ России "утаивает" от своего правительства. Судя по данным трех первых кварталов, в нынешнем году с помощью незаконных внешнеторговых операций будет выведено за границу примерно 28 млрд долл. Если принять, что доля потенциальных доходов бюджета в них (ВВП в целом), составляет 35%, то размер украденного таким способом у бюджета можно оценить в 300 млрд руб., или 3,4% ожидаемых налоговых поступлений (в этом году их соберут примерно 8,7 трлн руб.). Хватило бы, чтобы покрыть примерно четверть бюджетного дефицита нынешнего года. С учетом того, что реально доля недоплаченных налогов в выводимых суммах может заметно отличаться от средней, реальный недобор по данной схеме, я думаю, находится где-то в диапазоне 2-5% от суммы налогов.

    Если сравнивать это с другой популярной схемой налогового уклонения - "обналичкой" через фирмы-однодневки и специализирующиеся на этом виде хищений банки (в точности оценить ее масштабы еще сложнее), то речь идет, по-видимому, о суммах примерно того же порядка. Размеры "утечки" доходов бюджета через внешнеторговый канал может быть несколько меньше, но явно не в разы, чем при "обналичке".

    Предлагаемые "мытарями" из минфина методы защиты доходов государства от внешнеторговых схем сокрытия налогов в общих чертах сводятся к следующему. Значительно повышается роль паспортов сделок в контроле поступления выручки по экспортным операциям. В законе теперь более четко станут определяться требования к сведениям, содержащимся в паспортах, а главное - с их помощью будет отслеживаться движение экспортера при переходе его из банка в банк. Раньше такие переходы представляли собой основной канал сокрытия экспортной выручки, так как след внешнеторговой операции при этом попросту терялся.

    Усилится контроль за прохождением товаров через границу. В частности, таможня будет передавать в электронном виде документы и информацию, подтверждающие фактический вывоз товаров из Российской Федерации (и ввоз товаров в РФ), органам и агентам валютного контроля. По-видимому, в итоге будет создана единая база данных по паспортам сделок и таможенным декларациям, что позволит контролировать их соответствие друг другу. Это должно обеспечить надежное и оперативное выявление фиктивных сделок.

    Одновременно закон обещает некоторую защиту и самому участнику внешнеторговой сделки. Для подтверждения фактов и событий органы и агенты валютного контроля должны ограничиться требованием только тех документов, которые используются в обычной деловой практике, не испрашивая отдельных документов специально для целей валютного контроля. По-видимому, таким образом законодатель попытается оградить экспортеров и импортеров как от лишней бумажной работы, так и от выколачивания взяток за регистрацию сделки.

    Параллельно упорядочивается и финансовый мониторинг крупных валютных операций с участием резидентов и нерезидентов. Обязательному контролю со стороны органов "финансовой разведки" будут подлежать операции по возврату резидентами на свои банковские счета экспортной выручки, а также "по возврату средств, уплаченных за неввезенные на таможенную территорию России товары, невыполненные работы, неоказанные услуги либо за непереданные информацию или результаты". Эти требования распространяются на операции размером от шести миллионов рублей и должны, по замыслу минфина, затруднить легализацию незаконных доходов и вывод их за рубеж через механизм внешнеторговых сделок.

    Исходя из фактических темпов принятия законов, можно предполагать, что новые правила вступят в силу примерно с середины будущего года. Но, повторим, никакого отношения к проблемам утечки капитала все это не имеет.

    "Огромную" утечку капитала из России нынешней осенью надо искать с помощью лупы