Новости

Несмотря на сокращение своего экономического могущества, политического и социального влияния, США остаются самой мощной страной в мире, существенно влияющей на характер и тенденции глобального развития.

Конечно, обратной стороной такого влияния является то, что в своей внутренней политике Америка должна в немалой степени принимать в расчет как ситуацию в мире в целом, так и в отдельных странах, положение глобальной экономики и безопасности, многие другие факторы, которые находятся вне территории США. А часто вообще вне сферы их непосредственного контроля. Как мир зависит от США, так и США - в такой же степени - зависят от мира. Это оборотная сторона глобализации. Мировое влияние Америки оборачивается сегодня ее высокой степенью ответственности и зависимости от других, что делает США одной из самых уязвимых от внешних факторов стран мира.

Сегодня в мире складывается новая ситуация. Чем больше влияния в мире ты хочешь, тем больше ты должен поставить себя в зависимость от этого мира. От его успехов и неудач, от его опасностей и неопределенностей. Иными словами, рост глобального влияния, который, конечно, дает тебе возможность значительно продвинуть свои национальные интересы, лучше обеспечить собственную безопасность и качество национальной экономики, неизбежно потребует все большего размывания собственного национального суверенитета. Несколько упрощая, можно сказать, что в современной ситуации самыми суверенными странами мира являются те, которые практически полностью выключены из глобального круговорота, например Северная Корея или Куба. А самые влиятельные страны стремительно теряют свой суверенитет буквально на глазах, включаясь в глобальные экономические, технологические и информационные цепочки, конкурируя и сотрудничая между собой на таком большом количестве международных площадок, что далеко не всегда могут точно сказать, где кончаются собственные интересы, а начинаются интересы других игроков. Выбор модели внешнеполитического поведения до сих пор стоит перед Россией. Поэтому надо знать плюсы и минусы каждой из них.

В большей степени все это относится к проблемам обеспечения международной безопасности и глобальной стабильности. США сегодня стоят, с одной стороны, перед жесткой необходимостью сократить свое военное присутствие в мире, ибо оно лежит слишком тяжелым бременем на плечах простых американцев и подрывает политическую стабильность страны. Но, с другой стороны, они стоят перед почти полной невозможностью это сделать, ибо сегодня национальная безопасность США в значительной степени зависит не от крепости их границ, как это было всегда в истории всех стран, а от того, что происходит в разных регионах мира. Поэтому Вашингтон считает принципиально важным для себя военное присутствие, например, в Европе, на Ближнем Востоке и в районе Персидского залива, невзирая на то, что именно это присутствие является причиной целого ряда угроз и вызовов безопасности США.

В этих условиях ратификация договора с Россией по СНВ, который был подписан президентами Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой в апреле этого года в Праге, является принципиально важной как для обеспечения национальной безопасности самих США, так и укрепления всей международной безопасности. Естественно, в Вашингтоне есть полное понимание, что этот договор также важен и для безопасности России. Барак Обама пообещал Дмитрию Медведеву, что он сделает все, чтобы добиться ратификации этого договора, хотя с самого начала работы над ним было ясно, что складывается некоторый парадокс: этот договор легче подготовить и подписать, чем ратифицировать.

Результаты американских промежуточных выборов, на которых демократическая партия потерпела заметное поражение, в то время как республиканцы значительно укрепили свое присутствие в конгрессе страны, привели к тому, что выполнить это обещание своему российскому коллеге Обаме стало гораздо труднее. Может оказаться так, что Белому дому придется выносить договор на ратификацию уже новым составом конгресса. Это значит, что цена ратификации для Обамы будет больше.

То, что партия, контролирующая Белый дом, потерпела поражение на промежуточных выборах в конгресс, не является чем-то необыкновенным. Напротив, это традиционный сценарий американской политической жизни: как правило, партия действующего президента на таких выборах набирает меньше голосов, чем их противники. Отчасти это связано с тем, что у избирателей происходит естественное разочарование новым лидером, некоторые их ожидания не оправдываются, а тому приходится отказываться от ряда предвыборных обещаний.

Однако многие полагают, что вольно или невольно, но американцы на промежуточных выборах стараются достичь баланса своей политической машины и усилить законодательную власть представителями партии, оппозиционной Белому дому. В американской политической культуре сильна мысль о том, что монополия на власть - кратчайший путь к неизбежным ошибкам. Любая монополия ведет к провалу, в том числе в США. Результаты нынешних промежуточных выборов также можно рассматривать как очередное восстановление баланса власти, что и является основой политического устройства Америки. Иными словами, не стоит делать трагедии из поражения демократов. Наверное, было бы хуже, если бы этого не произошло. В том числе для них самих. Другое дело, что нынешнее поражение оказалось самым серьезным за последние полвека, что и ставит Барака Обаму в трудное положение.

Конечно, в сенате страны есть принципиальные противники этого договора. У них есть свои аргументы против ратификации, которые они не скрывают. Есть сторонники наращивания ядерного потенциала Америки. Естественно, есть постоянные критики России. Их ничем не переубедить. Но важно иметь в виду, что вопрос о ратификации договора с Россией для многих политических противников Обамы не имеет ничего общего ни с Россией, ни с самим договором. Для них это лишь инструмент политической борьбы с администрацией Барака Обамы. Свое согласие на поддержку они хотят "продать" как можно политически более выгодно для себя. Администрации придется индивидуально работать с каждый сенатором.

Поэтому вопрос заключается в том, что именно захотят получить от администрации некоторые из них в обмен на свою поддержку и сможет ли Обама дать им желаемое. Практически полностью все эти вопросы будут касаться внутренней политики в стране, распределения бюджетных денег и федеральных льгот для тех или иных избирательных округов, кадровых назначений в те или иные комиссии конгресса и разного уровня государственные агентства и т.д. Иными словами, вопрос ратификации договора с Россией многими в истеблишменте США будет решаться в рамках поиска компромисса по многим вопросам, часто не имеющим отношение ни к договору, ни к России. Обаме теперь придется в гораздо большей степени принимать в расчет аргументы своих политических противников и идти им на уступки. В том числе в отношении договора с Россией. Это нехорошо для ратификации договора, но хорошо для политической машины США, восстанавливающей свое равновесие. Москве важно понять, что трудности, с которыми столкнется президент Обама при ратификации договора, не имеют к ней никакого отношения. Ей не нужно их драматизировать и менять свой курс на сотрудничество с нынешним Белым домом.

По крайней мере так это видится мне из Вашингтона.

В мире США Колонка Николая Злобина