Новости

01.12.2010 00:25
Рубрика: Общество

Прогноз из космоса

Ученые предлагают создать Международную аэрокосмическую систему глобального мониторинга

В Вашингтоне состоялся саммит глав 29 космических агентств мира, который прошел под эгидой Международной академии астронавтики.

Одним из вопросов обсуждения стало создание системы прогнозирования стихийных бедствий и техногенных катастроф - МАКСМ. Об этом корреспондент "РГ" беседует с директором НИИ Космических систем имени А.А. Максимова - филиала ФГУП "ГКНПЦ им. М.В. Хруничева, руководителем этого проекта профессором Валерием Меньшиковым.

Российская газета: Валерий Александрович, проект МАКСМ создается прежде всего в связи с возросшей астероидно-метеоритной опасностью?

Валерий Меньшиков: Не только. Хотя это, действительно, одна из реальных угроз планетарного масштаба. В декларации саммита записано намного шире: развитие средств прогнозирования и предупреждения катастроф. Сюда входят как природные, включая землетрясения, цунами, извержения вулканов, наводнения, засухи и т.д., так и техногенные. Приведу лишь одну цифру. Только от землетрясений в мире каждый год гибнет свыше 30 тысяч человек, а ущерб достигает сотен миллиардов долларов.

РГ: Опередить беду всегда экономически выгоднее, нежели "бить по хвостам"?

Меньшиков: Разумеется. По оценкам, затраты на прогнозирование различных катаклизмов в пятнадцать раз меньше, чем на "разбор завалов". Вот почему мы выдвинули идею создания аэрокосмической системы мониторинга. Она получила поддержку Международной академии астронавтики. И сегодня над проектом МАКСМ работает уже большая международная группа ученых. В основе лежит концепция выявления с использованием специальной аппаратуры "предвестников" стихийных бедствий. А их более 300: они проявляются в виде аномалий геосферы.

РГ: Из чего будет состоять МАКСМ?

Меньшиков: Из трех сегментов: космического, авиационного и наземного. Первый - это группировка малых космических аппаратов массой до 500 кг, орбитальное построение которой будет определено по результатам объективного технического отбора систем. В качестве космической платформы для них может быть использована, например, платформа микроспутника типа "Союз-Сат".

Воздушный сегмент будет включать национальные авиационные средства наблюдения: самолеты, вертолеты, дирижабли, беспилотные летательные аппараты. А третий будет состоять из наземных датчиков, средств выведения и управления космическими аппаратами, инфраструктуры приема, обработки и распределения данных.

РГ: Цена вопроса?

Меньшиков: Приведу расчеты экспертов: сумма ущерба, в которую человечеству ежегодно обходятся все природные и техногенные "неприятности", примерно в сто раз(!) превышает затраты на создание МАКСМ.

РГ: Те же микроспутники нужно еще делать?

Меньшиков: Мы разработали аппарат, который прошел динамические и статические испытания в рамках российско-белорусской космической программы. Это один из вариантов. Тот же авиационный сегмент отрабатываем совместно с предприятием "Иркут", который предлагает свои беспилотники.

РГ: Кстати, а сколько весит микроспутник?

Меньшиков: Тот, который мы изготовили, весит 180 кг. У него такие же возможности, как у спутников дистанционного зондирования Земли "Канопус-В1" и белорусского КА ДЗЗ.

Для наземного сегмента предполагается создание 5-6 крупных приемно-аналитических центров. Должны быть задействованы мощные суперкомпьютеры. СКИФ, например. С точки зрения математики здесь большой задачи нет. Есть задачи получения первичной информации. Результаты анализа и обработки получаемой информации будут передаваться в режиме открытого космоса.

РГ: Подобной системы мониторинга в мире нет?

Меньшиков: Такой - нет. Есть очень хорошие международные программы, в которых Россия тоже принимает участие. Но они не делают главного - не занимаются прогнозированием. Они просто отслеживают уже произошедшее. Скажем, жаркое лето нынешнего года показало масштабы и то, что могут натворить лесные пожары. Избежать резкого увеличения их числа при столь сильной засухе было невозможно, - подытожили экологи. Но можно было во много раз сократить ущерб от огня, избежать гибели людей и уничтожения поселков. Если бы проект МАКСМ работал, такого бы не было.

РГ: Какие страны участвуют в проекте?

Меньшиков: Их около 20. Управляющий орган проекта уже подписал несколько соглашений с профильными организациями этих стран, в частности, с Белоруссией, Украиной, Казахстаном, Нигерией, Латвией. В стадии подписания документы с Камеруном и Канадой. В ходе Вашингтонского саммита интерес к системе проявили Бразилия, Италия, Чили и Саудовская Аравия.

РГ: А США?

Меньшиков: Прошли переговоры с руководством НАСА, в том числе с руководителем НАСА Чарльзом Болденом. И он реализацию этой системы поддерживает. Итоговую декларацию саммита подписали все агентства-участники, подтвердив таким образом необходимость создания глобальной системы. Но окончательно механизм проекта должна запустить ООН. Что, надеемся, и произойдет в начале будущего года.

Общество Космос Лучшие интервью