Новости

Владимир Путин ответил на вопросы Ларри Кинга

Российский премьер-министр Владимир Путин дал интервью легендарному американскому тележурналисту Ларри Кингу на телеканале CNN.

В течение часа, на протяжении которого шла передача, глава российского правительства ответил на 15 вопросов: в режиме телемоста Путин и Кинг говорили о международной политике, взаимоотношениях между российским президентом и премьер-министром, демократии, футболе, тиграх и сексуальных меньшинствах. Но Владимир Путин не только отвечал на вопросы Кинга, но и сам спросил "короля" тележурналистики, почему тот решил завершить свою карьеру. Сегодня "РГ" публикует стенограмму разговора Владимира Путина и Ларри Кинга.

Ларри Кинг: Добрый вечер! Это особенный вечер для шоу Ларри Кинга, и мы вновь приветствуем в нашей студии Владимира Путина, премьер-министра России. Он в прошлом был президентом Российской Федерации. И для меня огромное удовольствие вновь приветствовать его на шоу Ларри Кинга.

Владимир Путин: Добрый вечер. У нас - вечер, у вас - утро. Доброе утро, Ларри. Мне очень приятно вас видеть вновь. Я помню нашу первую встречу, помню наше интервью.

Кинг: Господин премьер-министр, благодарю вас, что вы пришли. Давайте сразу начнем. Вы, возможно, вновь будете баллотироваться на пост президента в 2012 году? Вы думаете сделать это?

Путин: Мы работаем в тесном контакте с президентом Медведевым. И давно для себя решили, что мы примем согласованное решение по поводу выборов 2012 года в интересах российского народа.

Кинг: То есть ваш ответ: "Возможно".

Путин: Посмотрим. До выборов еще достаточно долго. Они должны у нас состояться в апреле 2012 года. Повторяю еще раз: мы будем консультироваться и примем это решение, исходя из экономической, социальной, политической ситуации в стране.

Кинг: Хорошо. Тогда перейдем к текущим вопросам.

Путин: Пожалуйста.

Кинг: Что вы думаете о выпуске группой WikiLeaks военной и политической переписки, их утечки?

Путин: Некоторые эксперты считают, что WikiLeaks кто-то специально "надувает". "Надувает" авторитет этого сайта, чтобы потом использовать его в каких-то своих политических целях. Это один из возможных вариантов, и таково мнение экспертов, которое и у нас тоже распространяется. Я думаю, что если это не так, то это говорит о том, что дипломатической службе нужно внимательнее следить за своими документами. Такие утечки бывали и раньше, и в прежние времена. Никакой катастрофы я в этом не вижу.

Кинг: Что касается заявления министра обороны США Роберта Гейтса о том, что российская демократия исчезла и что правительство управляется службами безопасности. Каков ваш ответ американскому министру обороны на такое его заявление?

Путин: Я знаком с господином Гейтсом, встречался с ним несколько раз. Мне кажется, что это очень приятный человек и неплохой специалист. Но, как известно, господин Гейтс был одним из руководителей Центрального разведуправления Соединенных Штатов Америки, а сегодня он является министром обороны. Если это самый лучший в США эксперт по демократии, то я вас поздравляю.

Кинг: То есть он не прав, когда говорит, что ваша страна управляется секретными службами безопасности?

Путин: Он глубоко заблуждается. Наша страна управляется народом Российской Федерации через законно избранные органы власти и управления: через представительные - парламент - и через исполнительные - президент и правительство Российской Федерации.

Что касается демократии, то это у нас давний спор с нашими американскими коллегами. Я хочу напомнить, что дважды в истории Соединенных Штатов Америки были случаи, когда за кандидата в президенты, который затем становился президентом Соединенных Штатов, голосовало большее количество выборщиков, за которыми стояло меньшее число избирателей. Где же здесь демократия?

И когда мы говорим нашим американским коллегам о том, что есть системные проблемы в этой сфере, мы слышим: "Вы к нам не лезьте. У нас так сложилось, так и будет". Мы не лезем, но я хочу и нашим коллегам посоветовать: и вы к нам не лезьте. Это суверенный выбор российского народа. Российский народ сделал однозначный выбор в сторону демократии в начале 90-х годов. И с этого пути не свернет. В этом никто не должен сомневаться. В этом сама Россия заинтересована. И мы, безусловно, пойдем по этому пути.

Вопрос, который поднял господин Гейтс в дипломатической переписке, связан с очевидным стремлением оказать какое-то давление на своих союзников в решении конкретных вопросов. Таких вопросов возникает много. Надо на Россию нажать, потому что она недемократична, надо то и то сделать, потому что там нет демократии. И мы это слышали тысячу раз. Мы уже перестали обращать на это внимание. Но это до сих пор используется как инструмент внешней политики Соединенных Штатов. Я думаю, что это ошибочный подход в строительстве отношений с Российской Федерацией.

Кинг: Как вы опишете отношения между вами и президентом Медведевым? Некоторые говорят, как вы знаете, что он - Робин, а вы - Бэтмен, если мы будем использовать для характеристики американских героев. Или на самом деле если правильно говорить, то вы - Бэтмен, а он - Робин.

Путин: Да, вы знаете, когда мы с господином Медведевым решали вопрос о том, как будем выстраивать наши отношения, о том, как нам построить избирательную кампанию, выборную президентскую кампанию в 2008 году, то мы прекрасно отдавали себе отчет в том, что очень многие попытаются внести раскол в наши общие подходы в строительстве Российского государства и в развитии экономики. Потому что это наше взаимодействие является существенным фактором внутренней политики страны, но мы, откровенно говоря, даже не подозревали, что это будет делаться с такой наглостью, нахрапом и так беспардонно.

Заявления подобного рода, конечно, нацелены на то, чтобы оскорбить одного из нас, задеть чувство собственного достоинства, побудить к каким-то шагам, которые разрушили бы продуктивное взаимодействие по управлению страной. Должен вам сказать, что мы к этому уже привыкли. И прошу всех, кто предпринимает такие попытки, успокоиться.

Кинг: Я надеюсь, что в скором будущем я посещу вашу страну и встречусь с вами лично. Прошлый раз мы встречались в Нью-Йорке, мы вместе были в одной студии, но сейчас мы общаемся через спутник. Как вы оцениваете ситуацию на Корейском полуострове? Вы говорили, что есть колоссальная опасность, напряжение конфликта. Вы разделяете эти страхи?

Путин: Да, ситуация острая и очень тревожная. Нас не может это не беспокоить, потому что все, что происходит, происходит в непосредственной близости от наших границ.

Но мы очень рассчитываем на то, что благоразумие возьмет верх, эмоции уйдут на второй план и начнется диалог. Без диалога невозможно прийти к согласию.

Мы вместе с партнерами, в том числе с Соединенными Штатами, напряженно работаем над урегулированием северокорейской проблемы, связанной с ядерными программами, над урегулированием ситуации между двумя частями Кореи, и на разных этапах этой работы она давала разные результаты, но в том числе весьма впечатляющие и положительные. Я очень рассчитываю, что мы возвратимся на этот тренд позитивной работы.

Кинг: Вы разделяете озабоченность других государств, что Иран движется к тому, чтобы стать ядерной державой? Как Россия к этому относится?

Путин: Иранская ядерная программа реализуется уже в течение 20 лет, и в последнее время, в последние годы Иран так или иначе демонстрирует готовность к диалогу с международным сообществом и с МАГАТЭ. Да, мы знаем, что на первых этапах работы по программе есть вопросы, и поддерживаем МАГАТЭ в желании получить исчерпывающие ответы.

Вы не можете не знать, что мы озабочены любым проявлением распространения, даже любой возможностью, теоретической возможностью распространения оружия массового уничтожения. Это касается абсолютно всех государств, включая Иран. Вместе с тем у нас нет оснований подозревать Иран в том, что он стремится к обладанию ядерным оружием. Но мы сотрудничаем со всеми нашими партнерами, в том числе и с Соединенными Штатами в рамках Организации Объединенных Наций. И, как вы знаете, до сих пор нам удавалось принимать согласованные решения. Наша позиция открыта, и Иран знает о ней. Мы и дальше будем сотрудничать со всеми участниками этого процесса до полного урегулирования этой проблемы. Я очень рассчитываю на то, что это урегулирование состоится. И мне кажется, что в этом заинтересованы не только соседи Ирана, Израиль, который очень опасается ядерных программ, другие участники этого процесса, но и сам Иран, и иранский народ.

И не вижу здесь ничего предосудительного, не вижу ничего, ущемляющего интересы Ирана, если он максимально откроет все свои программы и удовлетворит законный интерес международной специализированной организации МАГАТЭ к его работе. Я здесь не вижу ничего страшного, но в то же время продолжаю оставаться при мнении, что Иран имеет право на осуществление ядерных программ под контролем международных организаций.

Кинг: Все озабочены новым соглашением. Медведев сказал, что будет новая гонка вооружения, если НАТО и Россия не согласуют свою позицию по противоракетному щиту. Будет ли еще один виток гонки вооружений, если Соединенные Штаты не ратифицируют этот договор?

Путин: Нет, ведь, выступая перед Федеральным Собранием, президент Медведев сказал только, что мы сделали предложение о том, как мы все вместе, работая над общей проблемой безопасности, могли бы разделить между собой ответственность и эту проблему, безусловно, решить в результате совместной работы. Но если на наши предложения будут даны только отрицательные ответы и, более того, возле наших границ появится дополнительная угроза в виде нового варианта третьего позиционного района, то Россия просто обязана будет обеспечивать свою безопасность разными способами: устанавливать новые ударные комплексы против новых угроз, которые будут создаваться возле наших границ, создавать новые средства ракетно-ядерной техники. Это не наш выбор, мы этого не хотим. И это никакая не угроза, мы просто говорим о том, что нас всех ожидает, если мы не сможем договориться о совместной работе. Вот и все. Повторяю, нам бы этого очень не хотелось.

Кинг: Вы говорите, что это не угроза. Но звучит это как будто бы угроза. "Уолл-стрит джорнэл" полагает, что вы выдвигаете тактические боеголовки к территории союзников НАТО, как недавно весной. Это правда?

Путин: Ларри, послушайте меня. Я хочу, чтобы вы знали и знал весь американский народ. Во всяком случае, та его часть, которая будет слушать нашу программу. Ведь не мы выдвигаем ракеты к вашей территории, а вы планируете поставить ракеты возле нашей территории, возле наших границ. Нам говорят, что мы это сделаем, то есть вы это делаете для того, чтобы обезопасить себя, допустим, от иранской ядерной угрозы. Но такой угрозы пока не существует. А если системы радаров и антиракет будут размещены возле нашей границы даже в 2015 году, они будут работать против нашего ядерного потенциала. И это нас, конечно, беспокоит. И мы обязаны будем какие-то ответные меры предпринимать. Речь идет об ответных мерах, а не о первых шагах.

И в Лиссабоне президент Медведев сделал конкретные предложения, которые заключаются в том, чтобы часть ответственности за обеспечение безопасности в Европе взяла на себя НАТО, а часть ответственности - общей ответственности - взяла бы на себя Россия. Причем мы могли бы договориться с НАТО, а значит, читай "с Соединенными Штатами", об обмене информацией, об общем управлении этими системами. Военные специалисты обо всем могут договориться, если на то будет добрая воля. Но если нам тупо будут говорить: "Мы не хотим считаться с вашими интересами, мы будем делать то, что мы хотим", - а мы будем рассматривать это как угрозу для себя, мы будем вынуждены как-то реагировать на это. Я хочу, чтобы американская общественность услышала об этом.

Кинг: Какова ваша оценка деятельности президента Обамы?

Путин: Эту оценку должны дать избиратели, должны дать те люди, которые за него голосовали, вообще американские граждане.

Но если со стороны дать экспертную оценку, то в целом должен сказать, что, конечно, президент Обама столкнулся с очень серьезными вызовами, как сейчас модно говорить, особенно в экономике и социальной сфере. Не мне судить о том, правильно или неправильно он сделал, когда провел в парламенте закон о здравоохранении, но я не сомневаюсь в том, что и в этом случае - очень чувствительном для американцев случае - Обама делал все для того, чтобы ответить на те чаяния американского народа, которые были подняты им и сформулированы в качестве предвыборной платформы. Он обещал это и сделал.

Что касается международной деятельности, то мы благодарны ему за то, что он смягчил риторику в российско-американских отношениях, а в практическом плане отодвинул реализацию планов создания третьего позиционного района противоракетной обороны в Европе. Это создало для нас возможности для диалога, мы выиграли определенное время для того, чтобы попробовать реализовать тот самый план, который был предложен президентом Медведевым в Лиссабоне.

Кинг: 10 российских агентов были арестованы ранее в этом году в США, затем отправлены обратно в Россию. Вы с ними встретились после депортации. Каковы ваши впечатления от встречи с ними? Что же они вам рассказали?

Путин: Вы знаете, мы, условно говоря, по "производственным" проблемам с ними-то немного и беседовали, но, разумеется, разговор был очень разносторонний.

Что я могу сказать: это люди, которые, безусловно, заслуживают уважения. Я уже говорил и могу еще раз повторить: своей деятельностью они действительно не нанесли какого-либо ущерба интересам Соединенных Штатов. Как вы знаете, они принадлежат к особой службе - это служба нелегальной разведки, у нее свои задачи, и эти задачи, как правило, становятся актуальными в кризисные периоды, допустим, в период разрыва дипломатических отношений.

Слава богу, такого состояния дел между Россией и Соединенными Штатами сегодня нет и, надеюсь, никогда не будет.

Кинг: То есть они не шпионили по вашим указаниям?

Путин: У них свои задачи. Еще раз хочу повторить: это нелегальная разведка, основное предназначение которой активно работать в период кризисов и разрыва дипломатических отношений, когда другие средства разведки неэффективны или просто невозможны. Так что эти люди, еще раз хочу повторить, не нанесли какого-либо ущерба интересам Соединенных Штатов. Но то, что любая страна, в том числе Соединенные Штаты, разведывательную деятельность ведут, я думаю, ни у кого сомнений нет.

И, кстати говоря, методы наших спецслужб все-таки выгодно отличаются от методов, которые применяются спецслужбами Соединенных Штатов. Слава богу, ни эти люди, ни другие сотрудники нашей разведки и других специальных служб не замечены в организации тайных тюрем, в похищении людей и применении к ним пыток.

Кинг: Давайте обсудим бывшего президента Джорджа Буша, его книгу мемуаров "Решающие моменты". Там он вспоминает вас иногда как очаровательного, иногда как очень серьезного, хладнокровного человека. Он сказал, что когда встретил вас в первый раз и посмотрел в ваши глаза, то увидел вашу душу. Какие были ваши отношения с бывшим президентом?

Путин: Теплые отношения были, хорошие, добрые человеческие отношения. Он был у меня дома. Я был у него в гостях, в том числе на его ранчо. У нас разные точки зрения по многим проблемам, но одно я могу сказать определенно: Джордж Буш-младший - очень порядочный человек и приятный партнер. И семья у него очень хорошая. Я большое удовольствие получил, когда был в доме его отца.

Кинг: То есть вам он нравится, в общем и целом?

Путин: По-человечески да, но, повторяю, у нас все-таки были разные подходы к решению одних и тех же проблем.

Кинг: Когда вы прочитаете его книгу, если прочитаете?

Путин: Я некоторые выдержки знаю. Не совсем согласен с тем, что там написано, думаю, он кое-что подзабыл. Если мы встретимся, я ему напомню.

Кинг: Я знаю, что вы работаете над тем, чтобы улучшить ваш английский язык. Вы говорили по-английски на международной встрече Олимпийского комитета. Вы провели интервью с Мэтью Чансом на Си-эн-эн два года назад - и также говорили по-английски. Вы готовы выступить перед общественностью на английском языке?

Путин: My Еnglish is very bаd. И в разговоре с вами лучше быть точным и не допускать никаких ошибок. Мы сейчас с моей учительницей разучиваем разные песенки по-английски, пытаемся петь. Это носит такой характер игры, но это даже не занятие, это возвращение к языку как к форме отдыха, что ли. Но, конечно, если мы с вами встретимся, когда вы приедете в Москву, я попытаюсь говорить с вами по-английски. Ну, и, конечно, я многое понимаю. Это дает мне возможность, во всяком случае, без переводчика пообщаться с коллегами в полубытовой или полуделовой обстановке.

Кинг: Хорошо. На этой неделе ФИФА объявит, в какой стране пройдет чемпионат мира по футболу 2018 года. ФИФА - ее по-разному называют, эту организацию, - но, как бы ни называли, думаете, у вас есть шанс провести чемпионат у себя?

Путин: Я думаю, такие шансы есть, и я исхожу из того, что наши соперники делают упор на то, что у них уже все готово для проведения чемпионата мира. Ну зачем же проводить чемпионат мира там, где и так все есть? Философия ФИФА заключается в том, чтобы расширять мировой футбол, увеличивать мировое футбольное пространство. И в Восточной Европе ни разу не проводили чемпионаты мира, поэтому мы - естественный претендент.

Но, знаете, проблема вот в чем. Проблема заключается в том, что в последнее время в ходе этой конкурентной борьбы членов ФИФА, на мой взгляд, абсолютно незаслуженно облили грязью и пытаются компрометировать. А между тем это организация, которая не только занимается организацией футбольных матчей, она выполняет важнейшую для сегодняшнего мира социальную функцию - не только пропагандирует здоровый образ жизни, отвлекая от наркотиков и пьянства огромное количество людей, прежде всего молодежь, но и налаживает отношения между людьми, между народами и между странами. Это важнейшая функция.

Мы очень рассчитываем на то, что члены ФИФА примут соответствующее решение в пользу России.

Кинг: Кто же так делает?

Путин: В конкурентной борьбе многие пытаются это делать. Мы знаем, что много информации появилось на Би-би-си, но обвинение - одно, а доказательство - другое, и мне кажется, что это просто некорректные методы ведения конкурентной борьбы за право проведения чемпионата мира.

Кинг: Вы поедете в Цюрих для того, чтобы лично там выступить?

Путин: Вы знаете, я, разумеется, думал об этом. Но я считаю, что в сегодняшних условиях, когда члены ФИФА подвергаются таким атакам и попыткам их скомпрометировать, нужно дать возможность этим людям принять объективное решение, без всякого давления извне.

Я, знаете, занимаюсь спортом всю жизнь, и футбол люблю, но думаю, что мне лучше там не появляться до самого голосования, чтобы это не выглядело как какой-то элемент давления на принятие решения.

Кинг: У нас в Америке достаточно широко обсуждается тема службы в армии геев и лесбиянок. Какова политика по отношению к геям и лесбиянкам в ваших Вооруженных силах?

Путин: Вы знаете, я уже как-то пытался отвечать на вопросы подобного рода: у нас в России, так же, как и в Европе в целом, достаточно остро стоит вопрос демографии. Мы предпринимаем серьезные усилия для того, чтобы переломить эту ситуацию, и нам это удается сделать. У нас, наверное, по темпам самые лучшие показатели в Европе - по темпам изменения ситуации. У нас впервые лет за 10-15 устойчивый тренд на повышение рождаемости, и в этом году у нас даже наблюдается некоторый прирост населения страны.

А однополые браки, как известно, потомство не порождают. Поэтому мы достаточно терпимо относимся к сексуальным меньшинствам, но все-таки считаем, что государство должно поддерживать процессы, связанные с деторождением, с материнством, с детством, заботиться о здоровье.

Кинг: Но геям позволено активно служить в Вооруженных силах и открыто заявлять о том, что они - геи?

Путин: У нас нет запрета. В Советском Союзе была уголовная ответственность - так называлось - за мужеложство, но в действующем законодательстве такой уголовной ответственности нет, никаких запретов не существует.

Кинг: Вы недавно принимали участие в саммите в Санкт-Петербурге по спасению тигров. Вы также привлекли к участию Леонардо ДиКаприо. Почему вы так заинтересованы в тиграх?

Путин: Но не только в тиграх. Я просто люблю природу. И таких людей на планете, слава богу, много. Я просто один из них.

Что касается тигров, то интерес к ним возник тоже в связи с Соединенными Штатами, как ни странно: я как-то просто по телевидению увидел репортаж о том, как работают американские и российские специалисты на Дальнем Востоке по защите тигров. Не скрою, стало как-то стыдно даже, потому что американские партнеры как раз помогали нашим специалистам в решении этих проблем. Я туда поехал, мы разработали целую программу, связанную с защитой тигров на Дальнем Востоке.

Кинг: Итак, личные вопросы в оставшееся время, господин премьер-министр. Опять же я надеюсь, что у меня будет возможность посетить вас в Москве. Вы охраняете безопасность своей личной жизни. Многие даже не знают, что у вас две дочки.

Почему вы так охраняете свою семью?

Путин: Вы знаете, к сожалению, у нас много проблем, связанных с терроризмом, и мы просто обязаны думать о безопасности членов семьи, в том числе прежде всего детей, дочерей. Они живут нормально, обычной жизнью, учатся в университете. Они довольны, у них есть друзья - все в порядке. Но вытаскивать их на публичную общественную сцену я не считаю нужным, да и они этого не хотят.

Кинг: Вашей жене нравится быть "первой леди"?

Путин: Она не "первая леди". "Первая леди" у нас - супруга президента.

Кинг: То есть нравилось ли ей?

Путин: В принципе вы знаете, она не большая любительница публичной деятельности. Она достойно, я считаю, несла свою ношу и, безусловно, справлялась с этими обязанностями.

Кинг: Еще раз я благодарю вас, Владимир Путин, премьер-министр России. Благодарю вас.

Путин: А можно вам задать один вопрос? Не знаю, зачем, но король уходит. В американских средствах массовой информации очень много талантливых, интересных людей. Но все-таки король один. Я не спрашиваю, зачем он уходит. Но все-таки, как вы думаете, когда мы сможем воскликнуть "Да здравствует король!"? Когда будет еще человек, который так же популярен в мире, как вы?

Кинг: Благодарю вас. У меня нет ответа на этот вопрос.

Путин: Спасибо вам большое.

Интервью опубликовано на сайте председателя правительства. Публикуется в сокращении.

Последние новости