Новости

08.12.2010 00:50
Рубрика: В мире

Я способен жать на газ

Премьер Франции Франсуа Фийон дал эксклюзивное интервью "Российской газете"

Сегодня начинается визит в Россию премьера Франции Франсуа Фийона. Накануне своего приезда в Москву глава французского правительства в эксклюзивном интервью "Российской газете" рассказал о своем видении текущего состояния и перспектив российско-французских отношений, а также дал оценку тому диалогу, который ведут Россия и Евросоюз, в частности по визовому вопросу.

Российская газета: Уважаемый г-н премьер. Я знаю, что вы увлекаетесь автогонками и даже, как сообщает Википедия, участвовали в юности в соревнованиях "Формулы-3000". Такого рода спортивные навыки помогают или, напротив, мешают вам в политике?

Франсуа Фийон: Я верю в силу спорта, я понял это задолго до того, как стал заниматься политикой! Физическое усилие - основа равновесия, все это необходимо, когда возглавляешь правительство. Я долго занимался альпинизмом. Сейчас у меня меньше времени, я занимаюсь бегом. Автогонки - это моя давняя страсть, с детства я ходил на гонки в Ле-Ман, я считаю, что это самые лучшие автогонки мира. Иногда мне удается сесть за руль гоночной машины, я, конечно, любитель, но способен жать на газ и выполнять крутые виражи. В политике тоже есть и прямые трассы, и препятствия, для преодоления которых надо уметь договариваться...

РГ: Вы не первый раз встречаетесь с премьером России Владимиром Путиным. С какого вопроса вы хотели бы начать вашу беседу?

Фийон: С Владимиром Путиным нас связывают давние крепкие и доверительные отношения.

Это наша шестая встреча за три года. Я очень уважаю его за работоспособность и профессионализм. Россия встала на путь модернизации. Я испытываю дружеские чувства и восхищаюсь вашей страной и вашим народом. Я давно верю в необходимость франко-российского партнерства. Для меня Россия - это крупная европейская держава. Нам следует вместе строить Европу будущего: не только в экономике, науке, культуре и дипломатии, но и в плане безопасности и обороны.

Российская газета: Несмотря на очевидное потепление в отношениях между Евросоюзом и Россией и между НАТО и Россией, нередко приходится слышать мнение, что Европа продолжает строить на границах России "железный занавес". Сторонники этой точки зрения ссылаются, в частности, на нерешенный визовый вопрос. Ваш прогноз относительно перспектив сближения Евросоюза и России и возможности отмены виз для россиян?

Фийон: Европейский союз не стремится к созданию "железного занавеса" на границах с Россией, это очевидно. Такая стратегия полностью ушла в прошлое: об этом свидетельствуют и постоянный рост наших экономических связей (Европейский союз является главным торговым партнером России), и контакты наших граждан. Европейский союз и Россия принадлежат к одной цивилизации, находятся на общем географическом пространстве: объективно у нас гораздо больше причин для сотрудничества, чем для противостояния, именно в таком ключе и ведется диалог между Европейским союзом и Россией. НАТО также не стремится к противостоянию с Россией, я полагаю, что итоги только что прошедшего в Лиссабоне Совета Россия-НАТО прекрасно это продемонстрировали. В этой области нам также выгодно сотрудничать, чтобы построить более безопасный мир.

Вы говорили о визовом вопросе, я в курсе, что он очень важен для россиян, которые стремятся иметь возможность беспрепятственно посещать страны Европейского союза, не выполняя административных формальностей, требующих времени. Многие французы, которые приезжают в Россию, также стремятся к этому. В этом году Европейский союз проделал большую работу для облегчения визового режима между странами Шенгенской зоны и Россией.

7 декабря на саммите Россия-ЕС был отмечен прогресс последних месяцев. Я очень рад этому: ведь Франция активно содействовала продвижению этих инициатив среди стран-партнеров. Однако работа не закончена. Мы не можем отменить визовый режим до того момента, пока не примем необходимые меры для снижения рисков, связанных с нелегальной иммиграцией в обоих направлениях. Это справедливо для всех стран. Мне бы хотелось, чтобы деятельность рабочей группы экспертов Европейского союза и России, которая продолжается уже несколько недель, была завершена в ближайшее время.

А пока я предложил нашим российским партнерам более гибко подходить к формальностям, связанным с получением виз российскими и французскими гражданами. Эффект от такого подхода не замедлит сказаться, он позволит наибольшему количеству наших сограждан свободно путешествовать, что особенно актуально в продолжение Года Франция-Россия, отмеченного расширением контактов и культурных обменов между нашими странами.

РГ: Какие документы вы планируете подписать в Москве?

Фийон: Мы намерены подписать несколько документов, касающихся нашего двустороннего сотрудничества. Среди них соглашение о создании Франко-российского центра по вопросам энергоэффективности и совместное соглашение по партнерству в области модернизации. У нас также есть совместные проекты в социальной сфере и сельскохозяйственном секторе, которые мы хотели бы развивать. Наконец, и это немаловажно, мы очень близки к заключению с Россией договора, касающегося создания двусторонней консультативной комиссии по детям, находящимся в центре семейных конфликтов.

Речь идет о достаточно болезненном вопросе, который привлекает внимание общественного мнения и во Франции, и в России, что вполне понятно. Я очень рад, что мы можем продвинуться вперед в этом вопросе.

Будут также подписаны многочисленные контракты между российскими и французскими предприятиями. Я не могу перечислить все, поскольку многие документы в настоящий момент еще находятся на стадии доработки, но некоторые я все же могу назвать: "Альстом" заключит с "РусГидро", лидером российской гидроэнергетики, очень значимый договор по обновлению всех девяти плотин на реке Кубань, берущей свое начало на Эльбрусе и впадающей в Черное море. "Сафран-Сажем" и "Рособоронэкспорт" создадут совместное предприятие по производству систем навигации для авиации и морского флота.

Договор, подписанный между банками ВЭБ и BNP Paribas, позволит финансировать строительство компанией "Дэгремон" двух мусоросжигательных заводов в Ростове и Сочи. Совместное предприятие будет создано компаниями "Ванатом" и "CKBA", которые будут производить высокотехнологичную запорную арматуру для атомных электростанций, предназначенную для российского и международного рынка.

Все эти договоры иллюстрируют новую динамику наших экономических отношений в последнее время. Прошедшие десять лет отмечены очень заметным ростом наших торговых и экономических обменов, увеличившихся в четыре раза с 2000 по 2008 год. Шесть тысяч французских предприятий работают с Россией и несколько сотен открыли свои предприятия в вашей стране.

Экономический кризис, несомненно, оказал влияние на наши контакты, но они сумели прекрасно устоять, поскольку наша доля на рынке заметно увеличилась. Ни один из многочисленных французских инвестиционных проектов в России не был приостановлен во время кризиса. За первые девять месяцев 2010 года наш товарооборот вырос на 34 процента. В 2009 году Франция стала пятым по величине импортером в Россию.

Я хочу еще раз заявить, что российским инвесторам также будут рады во Франции, где делается все, чтобы хорошо их принять.

РГ: Согласны ли вы с теми, кто призывает к формированию единой экономической политики Европы в отношении России. Должны ли европейские государства иметь право самостоятельно строить отношения с Москвой?

Фийон: Единая торговая политика Европейского союза уже является реальностью, предусмотренной учредительными договорами союза. В этом плане наши 27 стран образуют единую общность, единый общий рынок, внутри которого абсолютно свободно перемещаются имущество, товары, капиталы и люди. Заявления Европейского союза - это одновременно и заявления Франции. Европейский cоюз может многое предложить России в соответствии со своими полномочиями в области торговой политики, поскольку ЕС уже давно поддерживает вступление России в ВТО, в области модернизации, в энергетике - сфере, где у нас очень тесные партнерские отношения. Совместно с Россией Франция уже давно сделала выбор в пользу доверительных и дружеских отношений, символом которых является успех перекрестного Года Франция-Россия 2010. Я уверен, что завязавшиеся контакты между всеми участниками этого прекрасного проекта приведут в будущем к углублению нашего сотрудничества, поэтому в Брюсселе Франция действует в интересах его усиления.

РГ: Вы неоднократно принимали участие в мероприятиях ОБСЕ. Что вы думаете о предложениях российского президента о необходимости реформирования этой организации?

Фийон: Я только что вернулся из Астаны, где проходил первый саммит ОБСЕ за последние одиннадцать лет. Этот саммит показал, что ОБСЕ, в глазах каждого из членов, является нужной организацией, поскольку она объединяет все государства на обширном пространстве безопасности, простирающемся от Ванкувера до Владивостока.

ОБСЕ выражает тождественность мнений: безопасность требует усиления прозрачности и доверия между нами в трех сферах - военно-политической, экономико-экологической и человеческой, для того чтобы лучше противостоять новым угрозам, встающим перед нами, идет ли речь о терроризме, о распространении оружия массового уничтожения или о природных катаклизмах. Франция и Европейский союз активно способствуют процессу реформирования этой организации в целях конкретного улучшения ее возможностей, в частности в области предотвращения и разрешения конфликтов. Именно об этом я с убежденностью вновь говорил в Астане 1 декабря. Мы убеждены, что не может существовать единое пространство безопасности без урегулирования нерешенных конфликтов, которые все еще существуют. Мы будем продолжать наши усилия, чтобы продвигаться к разрешению каждого из этих конфликтов, являющихся очагами нестабильности на нашем континенте.

РГ: В ходе саммита НАТО в Лиссабоне Россия предложила Европе обсудить возможность создания единой системы противоракетной обороны. Ранее наша страна выступала с инициативой создания новой системы общеевропейской безопасности. Однако ни одно из этих предложений не было реализовано. Будут ли эти инициативы обсуждаться на ваших переговорах в Москве и как относится Франция к этим предложениям?

Фийон: Конечно, мы будем говорить о противоракетной обороне, потому что это область будущего для партнерства между Россией, Европой и США. Распространение оружия массового поражения и баллистических ракет постепенно полностью меняет наше окружение, и это реальность, с которой следует считаться как нам, так и России.

Я думаю, что после Лиссабона появилось новое сознание. В Лиссабоне союзники по НАТО и Россия договорились уже сейчас возобновить сотрудничество по противоракетной обороне на европейском континенте. Они также решили начать работу экспертов над тем, что могло бы стать общей системой противоракетной обороны в рамках подготовки встречи министров обороны, которая состоится в июне 2011 года. Мы хотим активно продолжать эту работу, потому что Франция всегда считала, что сотрудничество с Россией в этой области является полезным и нужным.

В мире Европа Франция Отмена визового режима Россия и Евросоюз Лучшие интервью