08.12.2010 14:29
    Рубрика:

    ГМИИ им. А.С. Пушкина показывает проект "Детство. Отрочество. Юность"

    На Волхонке открылась выставка "Детство. Отрочество. Юность"

    JSCODE1

    В Галерее искусства стран Европы и Америки XIX-XX веков ГМИИ им. А.С. Пушкина показывают масштабный международный проект "Детство. Отрочество. Юность", в котором участвуют работы из 8 отечественных и 11 зарубежных музеев.

    В частности, из Картинной галереи старых мастеров Дрездена и Эрмитажа, музея Прадо и Третьяковской галереи, музея д’Орсе, Национальной портретной галереи и Русского музея, Тейт Модерн и музея Виктории и Альберта, Музея Лихтенштайн (Вена), Национального медиа музея (США), Саратовского и Ярославского художественного музеев. Среди полотен, которые приехали в Москву, - работы Рубенса и Ренуара, Ван Дейка и Стейнлена, Гойя, Дюбюффе…

    Выставка похожа на роман воспитания, в котором время пошло в обратном направлении, как в "Загадочной истории Бенджамина Баттона". Там чем больше времени проходило, тем моложе становился герой. Новая выставка на Волхонке убеждает, что чем больше веков проходит, тем ближе художник ребенку, тем охотнее разделяет его способы видеть мир и рассказывать о нем.

    В эпоху Возрождения ребенок прежде всего идеальная модель для представления мифологического сюжета, будь то истории Ахилла иль Давида. Что уж говорить о бесчисленных путти, которые столь же пухлы и умилительны, сколь абстрактны. Они похожи на удачное скрещение амуров с ангелами. Напротив, на полотнах Мадонн с младенцем образ дитяти нес отсвет будущей искупительной жертвы. Индивидуальность ребенка мало интересует художников и позже. Даже в том случае, когда они, как, например, Сурбаран в полотне "Младенец Христос" (1635-1640), наделяют образ Спасителя яркими неповторимыми чертами.

     
    Видео: Виктор Васенин

    Как ни странно, сходную ситуацию можно видеть и на парадных портретах XVII века, цель которых, казалось бы, дать представление об индивидуальности персонажа. Но портреты маленьких принцесс и будущих королей чуть ли не до середины XVIII века полны блеска, важности и впечатляют монументальным величием. Их герои - пленники своего статуса. Их индивидуальность неразличима за взрослым нарядом. Так, 12-летняя принцесса Мария Аделаида Савойская из Габсбургского дома, которая была помолвлена с герцогом Бургундским и жила при французском дворе, на портрете 1685 года выглядит взрослой дамой. Герои, которым позволительно увлеченно надувать бычий пузырь, как персонажам картины Гойи, должны быть безымянны. Вообще, кажется, лишь простолюдинам было позволительно оставаться детьми. Шалить, играть, болеть, зарабатывать "первый грош". Именно они и давали художникам неограниченную свободу выбора сюжета.

    Век Просвещения и Жан-Жак Руссо вернули детям право на детские радости, а взрослым - возможность послать сословные различия подальше. Ребенок вдруг оказался чуть ли не идеалом естественного человека. И художники с энтузиазмом занялись его созданием на своих полотнах. Вообще, похоже, что на каждом историческом переломе человечество заново пересматривало свои отношения с детством и детьми. А фактически - вынуждено было заново определять, что есть человек и где его место в мире.
    Самый радикальный перелом произошел на рубеже XIX-ХХ века. Тогда мир детства открывали и осваивали, как еще один континент, психологи, педагоги, историки… И художники. Детство рассматривалось как потенциал будущего развития, или, по словам Кандинского, как  возможность рассматривать любую вещь глазами первооткрывателя. Рисунки детей появятся на знаменитой выставке "Мишень", организованной Михаилом Ларионовым. В те же годы выставку детского рисунка организует в Нью-Йорке Альфред Штиглиц. Детским творчеством будут интересоваться футуристы и сюрреалисты. На Волхонке можно увидеть работы Пауля Клее и Хуана Миро, а также Жана Дюбюффе, которые редко можно увидеть в России.

    Взгляд ХХ века на детство представлен также фотографиями. Их появление рядом с работами Боттичелли и Ван Дейка, Боровиковского и Рубенса, - шаг новый в выставочной стратегии ГМИИ им. А.С.Пушкина. Тема, так сказать, обязывает к новациям… Впрочем, уже проверенным в западной музейной практике.