Новости

09.12.2010 00:40
Рубрика: Экономика

Час Волкова

Ректор бизнес-школы Андрей Волков: о Сколково и о себе

Московская школа управления - один из самых амбициозных проектов российской высшей власти и бизнес-элиты - расположена на 1-м километре Сколковского шоссе в Одинцовском районе Подмосковья.

Именно так, немножко по-деревенски, звучит ее официальный адрес. В ожидании ректора Андрея Волкова (застрял в пробке на Кутузовском проспекте) его помощница Ксения любезно водит меня по кампусу - строительство студгородка по проекту британского архитектора в духе супрематических композиций Казимира Малевича обошлось спонсорам в 250 млн долларов.

Слово за слово, интересуюсь, чем питаются студенты бизнес-школы - магазинов на территории пока нет. "Да они в супермаркет "Ашан" по вечерам ходят - тут недалеко! У некоторых уже и с деньгами туговато - все ушло на обучение", - простодушно поясняет Ксения.

Я зажмуриваюсь: человек с пакетом супермаркета пешком вдоль МКАД идет в бизнес-школу, за обучение в которой он отдал 50, а то и 90 тысяч евро...

Но тут появляется Андрей Волков - за неделю до меня в этих же стенах он рассказывал о "Сколково" самому Арнольду Шварценеггеру. "Общались буквально четыре минуты", - уточняет Андрей Евгеньевич. Мне отвели час.

Сколково зазвучит гордо. Когда?

- Андрей Евгеньевич! Через пару недель сорок человек, в чьих студенческих билетах стоит подпись самого президента России, покинут "Сколково". Ваш первый выпуск. Для кого готовите кадры? Они вообще кому-то в России нужны?

- Я бы так вам ответил: мы кадры вообще не готовим, и это не игра слов. Готовить - это из индустриальной эпохи. Тогда точно понимали, какого рода специалисты и в каком количестве нужны. Сейчас все это исчезло. Человеку говорят: " Слушай, если ты не хочешь оказаться на свалке, то каждые пять-шесть лет ты должен менять квалификацию". И в этом смысле мы не готовим кадры - в точном, французском понимании слова ("cadre" (франц.) - рамка. - Авт.). Мы стараемся делать инвестиции в людей. Такие, чтобы они потом чувствовали себя хорошо, - в Индии, Китае, Штатах, у нас в России. Что выберут - это уже не от нас, а от страны зависит. Если страна будет привлекательной, они с удовольствием останутся здесь работать.

- В качестве кого останутся? Куда пойдут эти ребята с дипломом "Сколково"?

- Куда только не пойдут! Часть из них договорились и пойдут в корпорацию. Часть серьезно думают о госслужбе, что, сказать честно, для меня неожиданно.

- И кем они себя видят?

- Работниками высших органов государственной власти.

- Планируют работать в Кремле, в аппарате правительства?

- И в Кремле, и в Белом доме. Понятно, они практичные люди и не рассчитывают сразу на какую-то высокую должность. Меня это подвижничество, романтизм приятно удивляют. А третья часть очень серьезно нацелена на создание своего дела. Этому мы особенно рады. Пристраивать мы их никуда не собираемся. Это противоречит самому духу бизнес-школы.

- Интересно, вы обсуждаете со своими студентами, что кадровая политика в нашей стране зачастую носит оттенок "азиатчины" - в наличии кумовство, протекционизм. Или вы все такие романтики?

- Конечно, и коррупцию, и идиотизм, и маразм, и бюрократию - все это мы обсуждаем. Что касается "азиатчины"... Она сейчас во многом определяет мировые цены на сырье и ресурсы, а через некоторое время начнет определять мировые цены на человеческий капитал. В чем ценность нашей школы? Что наши студенты с этой "азиатчиной" знакомы лучше, чем студенты других мировых бизнес-школ.

- Кстати, о других мировых бизнес-школах. Когда, по-вашему, появится лейбл "Сколково"?

- Если все пойдет хорошо и правильно, то через 10-15 лет.

- И как это будет выглядеть?

- Войдем в обойму: никто не будет вздрагивать, когда наряду с Кембриджем, Стэнфордом и Гарвардом будем звучать и мы. Обычно согласно европейской практике вузам требуется 25-30 лет, чтобы зафиксировать свой бренд. У нас все иначе. Но хочу подчеркнуть: если все будем делать хорошо и правильно.

- А что вы вкладываете в это "правильно"?

- Если будем идти своим путем. Потому что, когда ты что-то заимствуешь, копируешь, ничего в этом плохого нет, но шансы стать первым у тебя практически на нуле. Это одно обстоятельство. Другое: мир за последние двадцать лет вступил в эпоху больших трансформаций, и необязательно создавать бизнес-школу в Европе, чтобы выйти в первые ряды. Надо посмотреть, что делают Китай, Индия. Вот и Россия хочет втянуться в эту мировую игру. Да, у нас амбиция большая - мы хотим в мировую десятку, двадцатку, тридцатку попасть.

Власть качества

- Перелистываю ваши рекламные буклеты - 60 тысяч евро , 90 тысяч евро за курс... Получается, что способным, но небогатым людям попасть к вам практически невозможно: заоблачная цена обучения плюс жесткое требование свободного владения английским.

- Есть такой термин - "власть качества". Вы можете представить, что на физфак МГУ примут человека, не умеющего складывать дроби? В этом смысле английский язык - точно такая же необходимость. Теперь финансы. Здесь ситуация тоньше, но такая же принципиальная: в бизнес-школу приходит человек, уже имеющий управленческую практику по 3-4 года, а то и 10 лет. Если человек управляет другими людьми, но сам не может скопить какую-то заметную сумму на свое образование, - не на яхту, дом, машину! - то это дисквалификация его самого. Кстати, можно взять кредит, если ты в себе уверен. Как видите, реально никаких ограничений ни для кого нет.

- Но вы ведь управленцев готовите не только для бизнес-сферы, но и для госслужбы, для органов власти. Вам не кажется, что здесь есть некое лукавство?

- Не кажется. В среде наших госслужащих и муниципальных управленцев я что-то не встречал людей, носящих последнюю рубаху. Это люди так или иначе состоявшиеся, многие из них пришли из бизнеса, многие из них уходят в бизнес. Они перемещаются из государственной сферы в частную, из частной в социальную. Кстати, я сам занимаюсь социальным предпринимательством - являюсь президентом Федерации альпинизма России уже 6 лет, безо всякой зарплаты.

- По-моему, у нас каждый высокопоставленный чиновник руководит сегодня какой-нибудь федерацией - это, видимо, круто!

- Я бы резко отмежевался от этой тенденции: я специалист в этой сфере, мастер спорта международного класса, а не человек со стороны.

- Но вернемся к вашим студентам. Как проходит обучение в "Сколково"? Что, например, делают ваши студенты во время практики в местных органах власти?

- Курс, который проходят наши студенты, называется MBA, но он очень далек от классики. Студенты должны выполнить серию проектов в разного рода корпорациях: в Индии, Китае, США, России. В том числе быть знакомыми с некоммерческим сектором. С этой целью мы направляем их в разные регионы России - на практику в местные администрации. В этом году они были в Калининграде, Перми, Череповце. Чем там занимались? Из реальных проектов наших студентов: "Создание конвент-центра в Калининграде", "Развитие креативных отраслей Пермского края", "Создание инвестиционного агентства в Череповце".

- Ваши студенты - командные люди? Они штучный товар?

- Все проекты, которые они делают, за исключением одного, - групповые. Наша школа не культивирует индивидуальное обучение, потому что в современном мире, я так считаю, можно что-то сделать только группой людей.

- В вашем рекламном буклете указано, что профиль студента MBA "Сколково" подразумевает наличие у него чувства юмора и драйва. Это как понимать?

- Для меня это образный ряд. Наших студентов очень серьезно отбирает экспертная комиссия из числа наших учредителей.

- Бывает, вы вдруг понимаете, что человек не ваш?

- Такие случаи есть. Человек нарушает принципы, о которых мы договаривались - например, не заниматься плагиатом. Эти требования стандартны для любой бизнес-школы.

- А если наоборот - человек "ваш", но у него вдруг закончились деньги. Как быть?

- И такие случаи есть. Мы стараемся помочь ему продлить кредит, но если он совершенно не может платить, то расстаемся.

- У вас есть кодекс чести студента "Сколково"?

- О чести не надо много говорить - это должно быть в самой атмосфере школы: как мы относимся друг к другу, как принимаем решения. Наше поведение - мое лично, профессорско-преподавательского состава школы - должно быть на высоте.

- В 2015 году вы выйдете на некую базовую мощность обучения: одновременно в "Сколково" будут обучаться примерно 540 человек (сейчас - 145 по двум программам). Но это ведь очень мало!

- Не думаю, что мало. Честно скажу: если мы очень хорошо подготовим хотя бы двести человек, у меня будет предмет для гордости. Двести хорошо работающих, умных, перспективно мыслящих людей - огромная сила для управления. Будем брать качеством, а не количеством. И опять-таки здесь мы говорим о наших долгосрочных академических программах, а ведь есть еще огромное направление - открытые и интегрированные программы, обучение на которых прошли уже более трех тысяч человек.

- Кто преподает в вашей школе?

- Лучшая профессура ведущих бизнес-школ мира. В основном, это не граждане России. Теоретики у нас из-за рубежа, чем мы гордимся.

- А им зачем сюда?

- Интересно поработать в России, познакомиться с другой культурой: мы же не силком их сюда заманиваем. Считайте, природное любопытство. Второй фактор - мы платим за них мировую конкурентноспособную цену.

Чувство локтя

- Андрей Евгеньевич! Вы - первый ректор первой российской бизнес-школы, но человек абсолютно непубличный. Давайте о вас! Знаю, вы не москвич, родом из Архангельска. Комплексом провинциала в юности страдали? И архангельский говорок наверняка был?

- Уверен, что говорок у меня был, но я его не стеснялся. К тому же это быстро прошло. У нас ребята учились со всей страны, и мы друг над другом подтрунивали. Кто касается "комплекса провинциала" - наверное, было и это.

- Как вы относитесь к богатству? Деньги являются для вас мерилом свободы?

- К богатству отношусь равнодушно. Только идея дает тебе полную свободу. Я в этом смысле патологический идеалист. Финансовые обстоятельства так переменчивы! То у тебя зарплата 112 рублей и одна пара ботинок на весь сезон, то дорогущая машина. Это исторически условные обстоятельства.

- Помните, на чем заработали свой первый рубль?

- Помню: 13 рублей заработал, еще будучи школьником, на лесопилке - укладывал доски. На эти деньги поехал в Москву поступать в институт. Большие были деньги! Билет на поезд тогда стоил 7 рублей.

- Читала, что после школы вы подрабатывали уборщиком на архангельском судоремонтом заводе.

- Не подрабатывал, а работал: убирал металлическую стружку в механосборочных цехах. Мне было 16 лет. После школы не поступил в московский институт нефти и газа имени Губкина. И поэтому пошел работать. А через год поступил в МИФИ.

- В школе наверняка были отличником?

- Нет, троечником. А по русскому и английскому - вообще безнадежным. Зато очень силен в физике-математике, побеждал в олимпиадах.

- В вашей биографии есть интересная строка: будучи научным сотрудником НИИ атомных реакторов вы вдруг все бросили, взяли на год отпуск и ушли в горы. Зачем?

- У меня тогда возникла уникальная, фантастически редкая возможность - сделать экспедицию на Эверест. Был 1991 год, и я становился организаторов этой экспедиции. Кстати, первый важный проект моей жизни.

- Какими качествами должен обладать человек, чтобы вы взяли его в горы?

- Я очень избирателен: у меня есть четыре человека, с которыми я с удовольствием хожу в горы. Я не хочу расширять этот круг. А качества... Способность разговаривать друг с другом, несмотря ни на какие обстоятельства. Не быть сволочью, не быть жадным, слабым духом.

- Какое качество вы цените в себе и за что эти четыре человека берут в горы вас?

- Я думаю, что, помимо человеческих качеств, о которых я сейчас сказал, еще у меня всегда есть идея. Я придумываю интересные проекты. Вот это людям нравится.

- Вы - человек правил?

- Нет, многие правила я нарушаю. Поверьте, если бы я по правилам создавал школу "Сколково", то это было бы скучнейшим учебным заведением.

Кстати

- Московская школа управления "Сколково" - это международная школа бизнеса, целью которой является "выращивание" бизнес-лидеров: руководителей высшего звена, а также владельцев малого и среднего бизнеса с лидерским потенциалом. Проект реализуется по принципу частно-государственного партнерства в рамках нацпроекта "Образование".

- Партнеры-учредители "Сколково" - 18 российских и зарубежных компаний и физических лиц, среди которых Роман Абрамович и Рубен Варданян. Принцип участия - взнос пяти миллионов долларов в течение трех лет. Международный Попечительский Совет "Сколково" возглавляет президент России Дмитрий Медведев.

- В 2006 году были запущены первые программы для менеджеров, а в 2009 году был набран первый курс по программе Executive MBA - главная гордость "Сколково". Обучение продолжается 16 месяцев, его стоимость - 60 тысяч евро.

- С сентября 2010 года все студенты бизнес-школы "Сколково" проживают и обучаются в своем студенческом городке в ближнем Подмосковье. В их распоряжении - отдельные комнаты (правда, без ТВ), современная электронная библиотека и даже фитнес-центр в три этажа (за отдельную плату). Цены в буфете вполне умеренные: чашечка кофе - 60 рублей, йогурт - 30 рублей, круассан - 60 рублей, сэндвич - 100 рублей.

Досье "РГ"

Андрей Евгеньевич Волков, ректор бизнес-школы "Сколково":

Родился в Архангельске, 50 лет. В 1984 году окончил Московский инженерно-физический институт. Начинал научным сотрудником НИИ атомных реакторов в г. Димитровград Ульяновской области. Затем работал в Тольяттинской академии управления: был заведующим кафедрой, деканом факультета, ректором. В 2002-2005 гг. - проректор Академии народного хозяйства при правительстве РФ. Обучался в Высшей банковской школе , г. Боулдер, штат Колорадо, США. С 2005 года - советник министра образования и науки Андрея Фурсенко, участвовал в разработке реформы высшего образования. С сентября 2006 года - ректор московской школы управления "Сколково". Доктор технических наук. Входит в первую президентскую "сотню" списка кадрового резерва России.

Президент Федерации альпинизма России. Мастер спорта международного класса, "снежный барс". В 1992 году покорил Эверест. Награжден орденом Дружбы народов (1993), медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" I степени (2006 ). Женат, трое детей.

Экономика Бизнес Сколково: "Силиконовая долина" по-российски Лучшие интервью