Новости

22.12.2010 00:12
Рубрика: Культура

Неизвестная Россия в неизвестной Голландии

В минувшую субботу в Гронингене, столице одной из северных провинций Нидерландов открылась выставка "Неизвестный Восток России. Русская ориентальная живопись 1850- 1920 гг.".

Генеральный директор Гронингенского музея Кеес ван Твист всегда удивлял своих земляков оригинальными выставочными проектами, в том числе и российскими. Именно в Гронингене мы заново открывали Европе важнейшие имена для русской культуры - масштабная экспозиция работ Ильи Репина в 2001 году стала сенсацией не только в Нидерландах. Для того, чтобы ее посмотреть, приезжали и из Европы, и из США. Не меньшим успехом пользовались и другие проекты ван Твиста - "Русский пейзаж"(2003 г.), "На службе у Дягилева"(2004 г.) и "Русские сказки, былины и легенды"(2007 г.).

Но нынешняя выставка способна удивить и русскую публику - на ней представлены работы из восемнадцати музеев и частных собраний, - половина из них находится за пределами России. Здесь можно увидеть работы Александра Волкова и Александра Николаева не только из московского музея восточного искусства, но и из коллекций Ташкентского государственного музея изящных искусств и загадочного нукусского Государственного музея искусств имени И.В. Савицкого, куда в тридцатые годы были "сосланы" многие знаменитые произведения русского авангарда. После распада СССР их никогда не удавалось получить на российские выставки, - поэтому работы Алексея Юсупова или Оганеса Татевосяна русскому человеку сегодня легче увидеть в Гронингене, чем в Москве.

Классические полотна Василия Верещагина, Василия Поленова и Мартироса Сарьяна ( по преимуществу из коллекции Ереванского музея его имени) размещены в пространстве Гронингенского музея так свободно - одна-две работы на отдельной стене, - что ты словно воспринимаешь их заново, наслаждаясь каждым шедевром в отдельности, будто и не видел их прежде. Но на этой выставке есть уникальные экспонаты, которые ты видишь действительно первый раз. Например, удивительные работы Евгения Лансере, Александра Бенуа, Зинаиды Серебряковой 1916-1917 годов, которые должны были стать основой для росписей Казанского вокзала. Или ориенталистские фотографии Дмитрия Ермакова и Самуила Дудина из запасников Российского этнографического музея.

И вовсе не случайно кураторы выставки - Пэтти Вагеман, Инесса Кутейникова и другие - начали ее с картографии. Им было важно показать, как складывался русский роман с Азией. Россия не просто восприняла Восток в свою плоть и кровь во время двухсот пятидесятилетнего монголо-татарского правления, - ее последующее развитие было связано с Востоком, куда она несла свою государственность и свои духовные ценности. И хотя Петр Великий, а вслед за ним великая Екатерина утверждали Российскую монархию как европейскую державу, несмотря на то, что лидеры большевиков на словах стремились "истребить азиатчину" из российской жизни, диалог с Востоком, с восточным укладом жизни и мышления многое определял (и определяет) в национальном бытии россиян. И неслучайно во времена и Московского царства и петербургской империи был накоплен бесценный опыт вполне мирного сожительства православия, ислама и буддизма, славянского, тюркоязычного, персидского, кавказского и монголоязычного миров. При том, что каждый из этих миров был бесконечно разнообразен, всегда искали некие общие точки схода, которые позволяли сохранять, если не понимание, то хотя бы дружелюбие. В империи все голоса важны и равны, все равно подчинены воле императора. Национально-территориальное деление СССР предопределило многие трагические процессы ХХ и ХХI веков - в том числе и распад советской государственности, и национально-этнические конфликты нынешних лет.

Разумеется, создателей выставки занимали прежде всего творческие вопросы, но сама тема, выбранная ими, заставляет размышлять о том межцивилизационном диалоге, который приобретает все большую остроту в Европе, в том числе в России и в Нидерландах. Я уже писал о результатах недавних выборов, на которых третье место заняла радикально-консервативная партия Герта Вилдерса, призывающая к запрещению ислама. При том, что в двух палатах нидерландского парламента можно встретить выходцев из Турции, например, и из других неевропейских стран, - проблемы межнационального общения здесь явно выдвинулись на первый план политической и общественной повестки дня.

Впрочем, в Гронингене межэтническая ситуация куда как легче, чем в других провинциях Нидерландов. Здесь традиционно сильны социал-демократические, "левые", интернационалистские, настроения. Около 70% граждан провинции, насчитывающей 577,5 тысячи человек, не придерживаются никаких религиозных убеждений, - больше, чем где бы то ни было в Голландии. Макс Ван Ден Берг, королевский комиссар (губернатор) провинции - известный политик, выросший в Гронингене, достигший общенационального признания в качестве лидера Партии труда, в 80-е годы получил прозвище "Ленин из Гронингена" из-за своих лево-демократических убеждений. Дело, наверное, еще и в том, что в этой провинции весьма высок процент людей с высшим образованием, которые широко представлены и в газовой промышленности (здесь добывают примерно четверть европейского газа, а "Газ-Юни" - давний партнер "Газпрома"), и на заводе "Филипса", и в сахарной промышленности, где Гронинген держит первое место в Европе, и в наукоемких производствах. Нельзя не обратить внимание и на то, что здесь помимо прекрасного оперного театра, где перед открытием выставки выступала Ольга Бородина с циклом русских вокальных произведений в "восточном" стиле, есть Академия музыки, драматические труппы, 86 музеев и 82 исторические мельницы и многое другое, что обеспечивает провинции доход от туризма в 500 миллионов евро в год.

Понятно, что эта провинция существует в жесткой социальной реальности и все противоречия современной жизни касаются ее в полной мере. Но мне показалось, создание культурно-просветительской инфраструктуры позволяет гронингенцам если и не избавиться вовсе, то во всяком случае в достаточной степени смягчить многие негативные воздействия современных политических и социальных процессов.

"Опять идеализм!" - скажете вы. Но содержать музей стоит не дороже, чем тюрьму, а пользы и удовольствия значительно больше. Я слышал о том, что красота не спасет мир. Но без нее ему все-таки не спастись тоже.

В заснеженном аэропорту Скипхол, откуда множество голландцев так и не вылетело по назначению в минувшую субботу, я услышал звук виолончели, на которой играла милая девушка, усевшаяся посреди зала ожидания. Потом зазвучала скрипка, на которой играл долговязый парень, и, наконец, флейта, - ее достал молодой человек, вылезший из окна, где сообщали информацию об отложенных рейсах. И раздраженные пассажиры притихли и стали слушать волшебные звуки, вполне дружелюбно приглядываясь друг к другу. Понятно, что они не улетели по своим маршрутам с помощью этих музыкантов. Но, похоже, эта музыка растопила лед в их сердцах.

Культура Арт Колонка Михаила Швыдкого