Новости

24.12.2010 00:18
Рубрика: Культура

Вторым экраном

Большой театр обзавелся Форсайтом и "Рубинами" Баланчина

Годы, когда имена Баланчина и Форсайта в афише отечественного театра вызывали шок и трепет, миновали. Однако "Херман Шмерман" - единственный балет, которым сейчас представлен Форсайт в России. "Рубины", международный хит Баланчина, в Москве тоже поставлен впервые.

"Рубины" тем не менее в столице знают не хуже "Лебединого озера": еще в начале 1970-х его видели в аутентичном исполнении баланчинской труппы New York City Ballet, а в последние годы их неоднократно привозил на гастроли Мариинский театр, благодаря чему эти джазовые сарказмы стало сложно представить без Дианы Вишневой и Леонида Сарафанова, которые заворожили даже самых непримиримых противников бессюжетной короткометражной западной хореографии со сложной, по балетным меркам музыкой "Каприччио для фортепиано" Стравинского.

Форсайтовский "Херман Шмерман" поставлен в России впервые, и некоторая часть премьерной публики перед началом спектакля упорно не могла поверить, что его название - не тайный код, а бессмысленная игра слов и звуков, настолько мало это вяжется с привычным для нас балетом. Так же, как и то, что две жестко отделенные друг от друга части: Квинтет и Па-де-де не соединены скрытым "литературным" сюжетом и даже поставлены в разное время (май и сентябрь 1992 года) для разных компаний (New York City Ballet и Франкфуртский балет), а пятерка и пара танцовщиков не состоят в каких-то изощренно непонятных любовных отношениях, а представляют ожившую инсталляцию, великий смысл которой - красота композиции и неисчерпаемость возможностей человеческого тела. Тем не менее и хореография Форсайта уже знакома Москве благодаря приездам Мариинки, а па-де-де из "Хермана Шмермана" здесь неоднократно показывали западные танцовщики, в том числе эталонная в этой хореографии Венди Виллан.

Лишенный статуса первооткрывателя, Большой при подготовке этих премьер не имел и права на ошибку. В "Рубинах", уже утвердившихся в статусе новой классики, задействовали "тяжелую артиллерию" звезд. Наталья Осипова и Вячеслав Лопатин продемонстрировали то абсолютное дуэтное согласие, которое уже отмечено "Золотой маской" за "Сильфиду": неожиданная легкость духа танцовщицы, которую привыкли видеть бурной, экспрессивной и яростной, рождалась как естественный отзыв на изящный и деликатный, будто стесняющийся своей виртуозности танец партнера. Однако связующим звеном с форсайтовским балетом неожиданно стали не они, хотя оба блистательно танцуют в других составах "Хермана Шмермана", а Екатерина Шипулина - представительница старшего поколения сегодняшнего Большого. Ее сексуально агрессивный танец не только напомнил о "голливудских" корнях "Рубинов" (Баланчин говорил, что хотел воссоздать в этом балете образ Америки) - он заставил согласиться с тем, что Форсайт наследует по прямой великому американскому неоклассику.

Об отсутствии балерины в формулах Форсайта можно было бы сожалеть, если бы Большому не удалось собрать для премьеры семерку танцовщиков, спаянных в идеальной гармонии. Имена большинства из них ничего не говорят даже театральным завсегдатаям, потому что это самое юное поколение артистов, еще отобранное для театра экс-худруком Алексеем Ратманским, но почти не успевшее засветиться в созданном им репертуаре. Не всегда уместная в классике мультипликационная пластика Алексея Матрахова, обманчивая томность точеной Юлии Гребенщиковой, сверхзвуковая скорость Анны Тихомировой, ломкая графичность Анны Окуневой обещают многие радости для балетоманов. Благодаря Форсайту стало очевидно и то, что возможности Анастасии Яценко, Дениса Савина и Андрея Болотина гораздо шире, чем предполагалось целое десятилетие. Осталось только найти применение этим силам.

Культура Театр
Добавьте RG.RU 
в избранные источники