Новости

24.12.2010 00:20

Америка сказала "Да"

Руководители российского военного ведомства говорят о преимуществах нового Договора о стратегических наступательных вооружениях.

По мнению начальника Генштаба Николая Макарова, их как минимум три.

Прежде всего СНВ-3 позволит заполнить правовой вакуум в вопросах контроля над ядерными арсеналами. По СНВ-1 проверки организовывали 28 раз в год. Теперь их станет меньше - всего 18. Зато под контроль попадут не только стоящие на боевом дежурстве ракетные комплексы, стратегические бомбардировщики и атомные подлодки, но и временно не используемые наступательные вооружения. К тому же те и другие включены в ограничительные рамки СНВ.

- Это подтверждает направленность договора на реальное сокращение стратегических наступательных вооружений, - сказал корреспонденту "Российской газеты" начальник Генштаба.

Важным моментом, по его мнению, стала зафиксированная в договоре взаимосвязь СНВ с оборонительными средствами.

В прежнем документе проблематика ПРО не учитывалась, и юридически обязывающих договоренностей в этой сфере Россия и США на себя не брали. Хотя жесткие ограничения отсутствуют и в новом соглашении, сам факт увязки стратегических наступательных вооружений с противоракетной обороной в минобороны считают важным шагом.

- Фактор паритета нужно сопроводить фактором стабильности. Если противоракетная оборона американцев начнет развиваться, то она будет нацелена прежде всего на уничтожение нашего ракетного потенциала. Тогда баланс сил сместится в пользу США, - сказал Николай Макаров корреспонденту "РГ". - Для сохранения стратегического равновесия нашей стране придется предусматривать меры по преодолению ПРО или увеличить количество боеголовок. Но тогда мы не впишемся в новый договор о стратегических наступательных вооружениях.

По мнению начальника Генштаба, если будет наращиваться американская ПРО, аналогичный процесс может пойти в других странах. Ведь ядерный клуб гораздо шире, чем Россия и США. Стратегическим арсеналом обладают, в частности, Франция, Англия, Китай и ряд государств, которые по различным причинам не являются членами ядерного клуба. Например, Индия и Пакистан. Поэтому в минобороны считают, что вслед за СНВ-3 нужно заключать договор, который остановит гонку вооружений во всем мире.

Очень важно, что в новом соглашении определены общие количественные и технические параметры, а внутри их каждая страна принимает свое решение. Традиционно американцы основной упор делают на средства морского базирования - атомные подводные лодки. У нас есть наземные подвижные ракетные комплексы. Но конфигурация ядерных сил различна, и увязать одно с другим очень сложно. Поэтому Россия и США сами принимают решение о развитии или сокращении того или иного компонента ядерных сил. И уведомляют об этом другую сторону.

Кроме того, договор позволяет Москве и Вашингтону разрабатывать новые стратегические комплексы. Для поддержания ядерных потенциалов и сохранения паритета такой процесс неизбежен.

Михаил Маргелов, председатель Комитета Совета Федерации по международным делам:

- Администрация США проделала титаническую работу, чтобы продавить ратификацию. Решение было принято после 18 слушаний и семи дней изнурительных многочасовых дебатов. Обозреватели посчитали, что представителям администрации было задано более тысячи вопросов. Отрадно, что республиканцы в этом случае отказались от практики подвергать сомнению любое начинание президента Обамы. Тем не менее американские сенаторы, ратифицировав договор, приняли резолюцию. В ней, в частности, говорится, что заявления России о связи Договора СНВ с развертыванием ПРО не накладывает на США никаких обязательств. Есть в резолюции и пункт о необходимости переговоров по поводу запасов тактического ядерного оружия. Говорится в ней и о модернизации американской ядерной триады, в том числе носителей стратегических ядерных боеголовок.

Известно, что президенты Медведев и Обама заявляли о желательности синхронной ратификации Договора СНВ-3. Полагаю, что появление сенатской резолюции несколько отсрочит рассмотрение договора в нашем парламенте. Прежде чем ратифицировать документ, необходимо тщательно изучить подлинник этой резолюции. Но, по предварительным данным, ее содержание вроде бы сути самого договора не угрожает.

Таким образом, можно утверждать, что главные опасения по поводу развития "перезагрузки" отношений между Россией и США не сбылись. Думаю, что это развитие не будет ограничиваться одной только разоруженческой тематикой. Хотя, конечно, заключение Договора СНВ усиливает международный эффект "перезагрузки".

Александр Рар, директор Центра им. Бертольда Бейца при Германском совете по внешней политике:

- Я расцениваю ратификацию Договора СНВ исключительно позитивно, потому что это новый этап глобального разоружения. Соглашение можно рассматривать как сигнал Индии, Китаю, Пакистану и в первую очередь Ирану, что главные носители атомных вооружений готовы отказываться от части из них. Таким образом, Россия и США подают им пример. За этим договором целая философия, которую нельзя переоценить.

Сейчас мы наблюдаем пример конкретного сотрудничества России и США. Так приходит понимание того, что эти страны не могут больше быть врагами. Что у каждой страны есть свои интересы, но есть очень много вызовов, против которых нужно действовать сообща. Этот договор - только начало. В ходе дебатов сенаторы-республиканцы прямо заявили, что не хотели поддерживать проект демократов. Но аргумент, что все бывшие министры иностранных дел США выступили за ратификацию договора, их убедил. Они показали, что стоят над партийными склоками. В других парламентах этому будут подражать.

Сергей Караганов, декан факультета мировой экономики и мировой политики Государственного Университета - Высшая школа экономики:

- Это большая победа для Америки, потому что если бы договор не был ратифицирован, то престиж Америки получил бы еще один чувствительный удар. Второе - это личный успех Барака Обамы, который поставил на эту карту весь свой престиж. И третье - это выигрыш для всего мира, поскольку таким образом не подорвана идея ограничений каких-либо вооружений.

Согласие Обамы на дополнительные вложения в модернизацию ядерного потенциала связано с тем, что часть американского истеблишмента, которая для меня воплощается в фигуре экс-госсекретаря Генри Киссинджера, поняла, что Соединенные Штаты Америки в ближайшие годы начнут стремительно терять свое превосходство в обычных вооружениях. Это практически неизбежно в связи с финансовыми ограничениями, которые навалятся на США в ближайшее десятилетие из-за накопленного долга и из-за того, что другие страны тоже наращивают свои вооружения. В этой ситуации американцам приходится полагаться на ядерное сдерживание. Что касается ПРО, то это традиционная американская надежда на то, чтобы избежать удара по американской территории. Я думаю, что эта надежда иллюзорна.

Принятие Договора СНВ правильный шаг для улучшения и, я бы сказал, нормализации американо-российских отношений. Вторым таким шагом было создание многочисленных президентских комиссий, которые занялись наполнением этого сотрудничества конкретными маленькими делами. Но вообще вся логика "перезагрузки" была ложной. Она обращена в прошлое. Россия и США не угрожают больше друг другу. Проблема заключается в том, что пока у России и США нет новой повестки дня сотрудничества. Поэтому я считаю, что сейчас мы достигли некого уровня, от которого либо мы переходим в состояние стагнации, либо нас ждет подъем в отношениях с Америкой. Может быть, не в логике перезагрузки, не в сфере ограничения вооружений, а в сфере диалога России и США по реальным проблемам будущего и настоящего.

Полный текст читайте на сайте www.rg.ru

Добавьте RG.RU 
в избранные источники