Новости

27.12.2010 00:10
Рубрика: Культура

Праздничным вечером в ТЮЗ

В Санкт-Петербурге без помпы чествовали Ирину Соколову

Юбилей отметили при удивившем отсутствии первых лиц, а только с "замами", хотя речь шла о выдающейся, редкой и легендарной актрисе.

Сколько ей - спросите вы? И каким образом не желавшая уходить со сцены трехлетняя Лизонька может быть правнучкой (!) этой прекрасной женщины, выходившей на сцену все тем же Бемби, Маленьким принцем и пацаном из "Открытого урока"?

Вы будете правы. У Соколовой никогда не было возраста.

Нет и сейчас. Хотя 24 декабря праздновалось ее 70-летие.

О ней сложно писать, как трудно бывает писать об исключительных, необъяснимых явлениях природы, а Ирина Соколова - точно исключительное и необъяснимое. С ее умением быть одновременно ребенком и прелестной женщиной (с годами женщины становится больше, но сочетание остается).

С умением быть существом - не ребенком, не женщиной и даже не кошкой, которая гуляет сама по себе, не олененком, не Геббельсом в "Молохе" у Сокурова, не Камнем, который катит Сизиф, не Раневской и не Маленьким принцем, а существом жизни, самим ее средоточием. Этой жизни все равно, где существовать - в ребенке, кошке или мухе, бодро купившей самовар...

Соколова всегда играет и существо роли, без пустой сценической болтовни.

Серьезно и грациозно.

Самоотверженно и исключительно скромно, словно спрятавшись Дюймовочкой в роль.

Спрячется, а ее еще больше видно - и глаз не отвести.

Необъяснимо.

Зато можно объяснить (исключительными человеческими свойствами, порядочностью и благородством можно объяснить) ее искреннюю верность Зиновию Яковлевичу Корогодскому, актрисой которого она была с первых шагов и до конца. Что бы ни происходило в жизни, она не предавала его никогда (храня память, играет иногда и в созданном им маленьком "Театре Поколений").

Ее многолетнюю верность Ленинградскому ТЮЗу.

Борьбу за свой родной театр, баррикады, письма президенту: театр гибнет, оставьте нам режиссера Праудина.

Уход из ТЮЗа - за Анатолием Праудиным, в неизвестность, потому что почувствовала: жизнь в этом доме, ТЮЗе, кончилась, вишневый сад продан. Здравствуй, новая жизнь!

Только великая артистка может вот так, в 60 лет, уйти.

Только исключительная - забыть про звание Народной и кинуться в лабораторные пробы на Экспериментальной сцене под руководством Праудина, рядом с начинающими. Изучать Станиславского, М. Чехова, играть Раневскую по его системе... Это было странное зрелище: с каким-то внутренним сценическим удивлением Ирина Леонидовна прилежно рассказывала в экспериментальном "Вишневом саде" про метод овладения ролью. И было видно, как не нужна ей никакая система. В этом театре только она могла сыграть Святую в "Фальшивом купоне" так, чтобы не впасть в грех "прелести" и не дать забыть: театр - это театр, а не амвон для проповеди.

В праудинской "Золушке" она вот уже сколько лет Фея - воплощение творческой сущности театра, который живет сам по себе - на кухне, в карете, в тыкве, в звездном небе, улетев в которое, проще сохранить нравственный закон. Она учит молодых эмигрировать от тягот и мерзостей жизни в сочинительство, спасаться только творчеством, как спасается им она, Ирина Соколова.

Культура Театр
Добавьте RG.RU 
в избранные источники