Новости

31.12.2010 00:10
Рубрика: Общество

Чей перстень лучше?

С министром туризма и по делам древностей Палестинской национальной администрации Хулюд Дуаибесс мы должны были встретиться в Вифлееме утром 24 декабря на минувшей неделе, когда весь католический мир и немалая часть православного готовились отмечать две тысячи одиннадцатую годовщину появления на свет младенца Иисуса у Марии из рода Давидова.

Уже при въезде в город нам преградили путь полицейские (а в Палестине, кроме нам известных, есть еще и специальная туристическая полиция), которая показывая на собравшийся вдалеке народ, предложила выбрать объездной маршрут. Нам все-таки удалось настоять на своем, сославшись на необходимость встречи именно у Базилики Гроба Господня, - и мы двинулись навстречу толпящимся, как мне казалось, людям. Испорченный опытом телесмотрения, я решил, что нас должны встретить если и не градом камней, то по меньшей мере проклятьями, ибо мы нарушали покой пятницы, священного для мусульман дня. Но по мере приближения стало ясно, что это никакая не толпа, а вполне организованные, одетые в бело-кремовую униформу с красными беретами, оркестры палестинских скаутов, исповедующих христианство. Среди них были вполне зрелые мужчины, виртуозно выдувающие на волынках рождественские мелодии, и юные барабанщицы, мастерству которых могли позавидовать, где угодно - хоть на Тверской в Москве, хоть на Пятой авеню в Нью-Йорке. Все готовились к приему знатных - в том числе и иностранных - гостей, которых ожидали к полудню, к началу Рождественской службы. И как положено музыкантам, - репетировали.

На площади перед храмом Рождества Христова действительно пытались толпиться туристы в ожидании начала экскурсий, но их уверенно организовывала в цивилизованную очередь палестинская туристическая полиция. В один из самых древних христианских храмов на земле, который по велению матери императора Константина, святой императрицы Елены, возвели в 326-333 годах (он был восстановлен после пожара в правление Юстиниана в 531 году), шли люди, похоже, приехавшие со всех концов планеты - вида европейского, азиатского, африканского, представляющие все части света, все цвета кожи, все конфессии. Храм, поделенный между тремя Церквами - православной Греческой, Армяно-Григорианской и Католической, основан на том самом месте, где по преданию была пещера, в которой на свет появился будущий Спаситель. Она сохранилась до наших дней и стала составной частью Базилики. Для того чтобы войти в храм нужно согнуться почти до пола, Врата смирения отделяют мирскую суету от духовной сосредоточенности. И очищают от праздного туристического любопытства. Лишь немногие образованные верующие спешат к своим пределам и алтарям - большинство даже истинно воцерквленных людей не считают отступлением от своих догматов преклонить колени перед чужыми святынями. Что из того, что пещера, в которой родила Мария, окормляется францисканцами, какой христианин не захочет ощутить святость этого великого места?

Для Вифлеема, чья история насчитывает не одно тысячелетие, все религиозные праздники - благо. В 2010 году число туристов в палестинские города увеличилось до 2 миллионов человек, доход от которых составляет немалую часть весьма скромного, впрочем, бюджета Национальной администрации. Именно поэтому, так и не добившись согласия у настоятелей храма Рождества Христова насчет того, кто будет финансировать ремонт протекающей крыши, палестинцы выделили на это свои средства, - памятники религии, истории и культуры должны сохранять привлекательность не только для верующих. Надо понимать при этом, что у Палестинской национальной администрации очень мало денег на социальные и культурно-образовательные нужды. Однако вовсе не случайно, что должность моей вифлеемской собеседницы называется "министр туризма и по делам древностей", - туристов сюда привлекают именно древности. Древности, которые способны доказать великое единство рода человеческого, но и обладают способностью разъединять народы. Именно поэтому здесь с такой чуткостью относятся к сохранению памятников, которые хранят следы самых разных конфессий и культур - ассиро-вавилонской, иудейской, римской, христианской, мусульманской. Здесь встречаются друг с другом христианские Церкви всех направлений, здесь Восток и Запад открываются не только в своей противоположности, но и в своей неделимости. Исторические периоды как бы перетекают друг в друга, но смена эпох порой означает и смену национальной и конфессиональной принадлежности. Именно поэтому Сихам аль-Баргути, министр культуры ПНА, с такой болью говорил о том, что ряд памятников арабской, мусульманской культуры в Восточном Иерусалиме утрачивается, его заменяют памятники иудейской истории. В свою очередь, израильская сторона говорит о некоторых исторических подменах на палестинских территориях. Прошлое становится необходимым для решения современных споров. Аргументы типа "а мы здесь жили раньше вас" кажутся неотразимыми. Я не раз бывал очевидцем подобных конфликтов - и в постсоветской Центральной Азии, и в Закавказье - и достаточно хорошо знаю, насколько они неразрешимо болезненны. Нужно набраться смелости, чтобы сказать: "Мы наследуем всему!" Тем более есть чему наследовать.

В 2011 году Иерихон отмечает свое десятитысячелетие, - в этом святом для иудеев, христиан и мусульман городе в рамках торжеств уже через месяц, в январе, откроется Российский музейно-парковый комплекс, созданный Управлением делами президента РФ при участии департамента древностей и культурного наследия министерства туризма ПНА. На участке под названием "Аль-Мадраса Ваззукума" сохранилась не только огромная сикомора, Древо мытаря Закхея, с которого он увидел Христа, но и уникальные памятники Византийской империи, - русские религиозные и научные деятели начали изучать их еще в 80-90-е годы XIX столетия, выкупив этот участок. Почти на сто лет прервалась эта работа, - ее удалось возобновить лишь в 2010 году. Недавние раскопки Совместной Иерихонской археологической экспедиции (руководители Леонид Беляев и Хадман Таха) подтвердили, какие бесценные дли мировой истории богатства хранит эта земля.

Вспомните историю из первого "Декамерона" Боккаччо о еврее Мельхиседеке, который рассказал Саладину притчу о перстнях, которые отец подарил перед смертью трем своим сыновьям. Перстни были похожи друг на друга как капли воды, и сыновья не смогли решить, кто из них имеет больше прав в доме ушедшего отца. Эту притчу потом пересказал Лессинг в свой великой драме "Натан Мудрый", действие которой происходило в этих краях, в Иерусалиме, в XII столетии. И не случайно в ней все оказывались родственниками - и мусульмане, и христиане, и иудеи. Ведь Бог един, а идти к нему можно разными путями.

Впору предрождественской благодати, разливавшейся и по Вифлеему, и по Иерусалиму, хотелось верить в мудрость и милосердие людей, живущих на этой Святой земле. В их способность не только отстаивать свое право на жизнь, но и в способность понять, что это право есть у других.

С праздником!

Общество Религия Колонка Михаила Швыдкого
Добавьте RG.RU 
в избранные источники