Новости

04.02.2011 00:25
Рубрика: Культура

Год Котта

Фильм российского режиссера "Громозека" представляет Россию на Роттердамском кинофестивале

На юбилейный 40-й кинофестиваль в Роттердаме, который проходит с  26 января по 5 февраля, поехало несколько российских картин, таких, как "Кочегар" Алексея Балабанова, "Овсянки" Алексея Федорченко, "Счастье мое" Сергея Лозницы, "Перемирие" Светланы Проскуряковой…  но в конкурсной программе участвует всего один фильм  - "Громозека" режиссера Владимира Котта. 

Зрители и киноманы знают двух режиссеров с такой фамилией. Александр Котт  - родной брат Владимира -  снял "Брестскую крепость" и много других картин. Владимир Котт уже "вышел на международный рынок" благодаря фильму "Муха", который получил первый приз на кинофестивале в Шанхае. Обозреватель "РГ" поговорила с Владимиром Коттом накануне его отъезда в Роттердам. 

Российская газета: Как настроение перед поездкой?

Владимир Котт: Прекрасное, в ожидании встречи со зрителем, потому что это будет мировая премьера.

РГ: Планируется российский прокат "Громозеки", или фильм вначале проедется по фестивалям?

Котт: Прокат в России будет ближе к весне. А фестивальная судьба картины- это параллельная жизнь, которая не зависит от проката.

РГ: Я посмотрела фильм, рассказывающий о судьбе трех друзей детства - милиционера, врача и таксиста, и мне показалось, что в нем проявляется тенденция  того, как меняется мужское кино. Уже в нем не бицепсы, оружие и  схватки, а мужчины, которые не стесняются показать свои слабости.

Котт: Меняется не мужское кино, а сами мужчины. Точно подмечено, что вроде бы все персонажи - настоящие мужики, но при этом они слабые. Не стесняются плакать, страдать, переживать. И вот это чувство  разорваности мира, и того, что все происходит не так… И я хочу вернуть мужчин-героев в их детство, в то время, когда они были счастливы.

РГ:…когда все вместе играли в группе под названием "Громозека"?

Котт: Да. Потому что они счастливы, когда поют. Вот этот всеобщий феномен караоке, когда люди -  угрюмые, злые, офисные клерки, работяги - приходят и поют, или по-другому это называется, отрываются по полной  - он освобождает людей. Вы посмотрите на их глаза в этот момент! И поют же они не современные песни, а, в  основном, хиты прошлого.

РГ: Из вашей картины я не совсем поняла: герои поют до того, как мы узнали об их судьбах,  или после?

Котт: Фильм не предполагает линейного повествования. У меня начало перепутано с концом специально. И финал открытый.

РГ: В прошлом году был популярен фильм "О чем говорят мужчины". Его герои  тоже такие беззащитные, что ли. Можно еще привести в пример Гришковца, в частности, его картину "Сатисфакция". У него  герой - рефлексирующий, размышляющий… И  ваши персонажи… Может, мир перевернулся?  Женщины борются за места в списке Форбса, а мужчины в это время страдают оттого, что их жизнь несовершенна.

Котт: Это вопрос некой инфантильности поколений. Когда мы жили в Советском Союзе, за нас все решала система. Программа у всех была одна. А когда в начале 90-х выплеснулась свобода, и каждый сам стал решать, как устроить свою жизнь, многие воспитанные в советской системе люди, разломались. Разучились совершать поступки. И мой фильм именно про это. Чтобы совершить поступок, нужно не просто сделать какое-то действие, необходимо жить по-другому.

РГ: Я тоже часто сталкиваюсь с инфантильностью людей старшего поколения…

Котт: Открою страшную тайну: таких большинство. Произошел не просто перелом эпох, но деформация личности. Люди "мутировали" в советское время. Они немножко были зомбированы тем, что за них все делали. Например, творческим работникам жилось прекрасно - написал две книжки, вошел в Союз Писателей, получил дачу… А сейчас эта система не работает. Творчество стало конкурентным продуктом. Мой отец в свое время работал в НИИ, который  в 1991 году распустили. И он пошел  на фабрику "Большевичка" торговать печеньем -  развозить заказы, хотя не был приучен к такой жизни. Вот и у многих получилось несоответствие  желаний и возможностей, когда говорят одно, делают другое, а думают о третьем.  

РГ: Кто из трех героев фильма вам наиболее близок?

Котт: Врач. Каминский. Я бы сказал, он - мое микроальтерэго: брюнет, в очках, космополит. Но в каждом из остальных героев тоже есть что-то от меня.

РГ: А меня тронул "мент". Но не буду раскрывать сюжет. Скажите, вот в вашем фильме снималась Валерия Гай Германика, и у нее такой же образ, какой ей приписывают и в жизни -   девчонки-оторвы. Вы специально это сделали?

Котт: Съемка моей картины велась до сериала "Школа", но после ее фильма "Все  умрут, а я останусь". Может это сейчас и звучит странно, но мы с Валерией не только знакомы, но и дружны. Я ее попросил, и она снялась в "Громозеке" абсолютно бесплатно.

РГ: Главную женскую роль очень трогательно сыграла Евгения Добровольская, но у вас в картине также повзрослевший "Буратино" - Дмитрий Иосифов и  "Красная шапочка" - Яна Поплавская, и "Электроник" - один из братьев Торсуевых…

Котт: В моей фильме снимались оба брата Торсуевы. Один  - в самом начале, а второй - похожий на него, уже дальше…

РГ: И вы думаете, этот типично отечественный фильм будет понятен западному зрителю?

Котт: Я-то конечно снимал кино для нашего зрителя. И музыка из нашего недавнего прошлого, и персонажи - отсылы к нему,  тот  же Громозека. И вдруг оказалось, что это понятно не только нам. Сам факт отбора фильма на кинофестиваль в Роттердаме это подтверждает.

РГ: Но вы вообще, можно сказать, обласканы международными фестивалями.

Котт: Моя творческая судьба начинается с короткометражки "Дверь", которая на разных фестивалях получила очень много призов. Фильм "Муха" победил на шанхайском кинофестивале класса А. Таких всего 12 в мире и председателем жюри был Вонг Кар Вай. Однако это так, к слову, а в принципе я не рассчитываю на фестивальный успех, но при этом делаю авторское кино. В случае с "Громозекой", я  сам и написал сценарий, и снял. И где еще показывать кино про себя, как не на кинофестивалях.

РГ: Видимо, еще проблема и в том, что российское кино не сильно-то и покажешь в кинотеатрах? "Муху" много ли видело? Хотя  потом ее показали по телевизору.

Котт: Да, несколько раз. Более того, был неплохой прокат - для этого фильма 50 копий  - очень хорошо, мы даже  кассу собрали. DVD быстро раскупили и сейчас дисков  уже не достать. Но тут же не стоит задача  окупить. Нужно честно сделать свою работу, показать.  И проблема уже не кино, а зрителя. Вот мне, например, неприятно, когда на мой фильм, даже на "Громозеку", пойдут с попкорном и  колой… Для такого кино, как мое, существуют маленькие залы. И хорошо, что его не показывают много в больших кинотеатрах. Герои плачут, умирают, страдают, а в зале раздается хруст…. Конечно, мне могут возразить, мол, сделай так, переломи ситуацию, чтобы этот хруст исчез, чтобы люди перестали жевать попкорн на твоем сеансе. Но это же не аттракцион. Это - кино. Его надо смотреть в темном зале и в тишине.

РГ: Мне кажется, "Громозеку" хорошо бы посмотреть и по телевизору. Телеаудитория, похоже, его полюбит.

Котт: Канал НТВ уже купил права на фильм еще на стадии сценария. Так что, надеюсь, покажут.   

Культура Кино и ТВ Кино и ТВ с Сусанной Альпериной Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники