Новости

09.02.2011 00:45
Рубрика: Власть

Скрытые формы

Госдума в закрытом режиме обсудила общие проблемы безопасности

Депутаты Госдумы намерены взять под свой контроль борьбу с терроризмом и подкрепить ее новыми законами.

Такие обязательства народные избранники приняли на себя, выслушав выступления руководителей силовых ведомств на вчерашнем "правительственном часе", который проходил в закрытом режиме. Думской оппозиции не удалось сделать публичной дискуссию на тему безопасности, в которой участвовали председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин, директор Федеральной службы безопасности Александр Бортников, министр внутренних дел Рашид Нургалиев, министр транспорта Игорь Левитин и Генеральный прокурор Юрий Чайка. Хотя на открытости этого "правительственного часа" настаивали и либерал-демократы, и "справороссы". Депутат "Справедливой России" Антон Беляков засомневался, что думские гости могут сообщить народным избранникам какую-то информацию, "которая является следственной тайной". "Общество должно иметь возможность услышать, почему так происходит и что делается для предотвращения очередных кровопролитных атак террористов-смертников", - заявил лидер думских "справороссов" Николай Левичев, заметив, что на закрытом заседании депутатам "все равно никто не сообщит клички агентов или какие-то следственные секреты" - "так к чему режим секретности?" А вице-спикер от ЛДПР Владимир Жириновский предложил коллегам выкроить на общение с силовиками не два с половиной часа, как планировалось, а столько, сколько потребуется, чтобы депутаты смогли задать больше вопросов и получить на них ответы. Коммунисты допускали, что в закрытой дискуссии они все же могут услышать какие-то тайны, но разделяли позицию коллег, считавших, что на обсуждение вопроса "об обеспечении безопасности граждан в связи с терактом в аэропорту Домодедово следовало бы пригласить не только силовиков, но и руководство правительства, включая премьера и вице-премьеров". Однако парламентское большинство проголосовало против предложений оппозиции.

В ожидании секретной части своего заседания депутаты рассказывали, как им видятся проблемы безопасности в России. Руководитель фракции КПРФ Геннадий Зюганов обратил внимание на молодежь Кавказа. "Молодые люди впитали ваххабизм и тащат его по всей стране", - сокрушался лидер коммунистов. Владимир Жириновский отметил отсутствие координации в действиях борцов с терроризмом. Николай Левичев убежден, что происходящие с пугающей последовательностью террористические атаки говорят о том, что ни законодательные меры, ни меры организационного характера не устраняют глубинных причин террористической деятельности. "Это означает, что недорабатывают не только правоохранительные органы и спецслужбы, которые не способны выявить потенциальных террористов-смертников и каналы проникновения взрывчатки. Недорабатывает вся государственная машина", - уточнил лидер думских "справороссов", сообщив, что "Справедливая Россия" выносит на рассмотрение парламента проект заявления "О позиции Государственной Думы по вопросам противодействия терроризму и экстремизму", в котором говорится о серьезных, системных изъянах в борьбе с терроризмом и экстремизмом.

У депутата "Единой России" Владимира Мединского было еще более конкретное предложение, реализовать которое с пользой для противодействия терроризму Дума могла бы в самое ближайшее время, - навести порядок в продаже средств мобильной связи. "Мы, пожалуй, единственная страна в Европе, где можно свободно купить на улице sim-карту к мобильному телефону, и фактически без регистрации", - сказал Мединский, напомнив коллегам, что именно мобильные телефоны зачастую используют террористы при совершении терактов. Депутат предложил также широко информировать граждан о выявлении и наказании лжетеррористов. "Нет статистики по раскрываемости, - сожалел Мединский. - Кто-нибудь из нас видел по телевизору наказанного телефонного террориста? Нет, ни разу... Почему не показывают - вот дурачок, который сломал себе жизнь, делая такие глупости?" По словам "единоросса", лжетерроризм не чисто московская проблема, подобные события происходят в Тамбове, Нальчике, других городах. И речь здесь идет не только об экономическом ущербе, но и "о колоссальной проблеме безопасности", поскольку в то время, как все силы по ложному сигналу будут брошены на проверку одного вокзала, теракт может произойти совсем в другом месте.

Кстати, в Госдуму уже внесен законопроект, ужесточающий наказание за телефонный терроризм. Документ предусматривает за это преступление до пяти лет лишения свободы (в настоящее время - до трех лет). За заведомо ложное сообщение о теракте будет грозить и повышенный штраф - до 300 тысяч рублей. Суд может также назначить наказание в виде обязательных работ на срок от 200 до 300 часов.

"Правительственный час" между тем подошел к концу. И оказалось, что думцы напрасно сомневались - силовики все-таки открыли народным избранникам некоторые свои секреты. Были названы и фамилии террористов, которые совершили теракт в аэропорту Домодедово 24 января. "Исполнители теракта установлены, сообщники тоже, идет их розыск", - сказал зампред Комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков, делясь с журналистами впечатлениями о состоявшейся дискуссии. Он подтвердил, что на закрытом заседании палаты эти фамилии прозвучали, однако рассказывать подробности не стал. Отказался он уточнять, и сколько человек участвовало в теракте, заметив коротко: "Несколько человек". Впрочем, он не исключил, что к теракту в Домодедово мог быть причастен Доку Умаров, накануне взявший на себя ответственность за взрыв в аэропорту. При этом депутат предупредил, что это его , Гудкова, предположение. Он отметил, что сейчас у террористов нет единого центра планирования терактов, и это создает определенные трудности при расследовании. Тем не менее Гудков, сославшись на информацию председателя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина, сообщил, что следствию известны и маршруты передвижения террористов, и откуда привезена взрывчатка. Возможно, что здесь присутствует факт коррупции, заметил депутат.

Новые сведения о теракте не убедили оппозицию в необходимости закрывать заведание. "Единственная секретная информация - это некоторые тайны следствия, приведенные Бастрыкиным, и об общем состоянии террористических групп рассказал директор ФСБ. Все остальное нам с вами известно, и больших секретов на этом заседании не было", - признался Гудков.

Армия Власть Безопасность Спецслужбы Происшествия Терроризм Антитеррор Законодательная власть Госдума