Новости

09.02.2011 00:45
Рубрика: В мире

Египетский взрыв: что дальше?

Центр тяжести с площади Ат-Тахрир перемещается на политическое поле

В январе 2011 года вспыхнул Тунис, а через несколько дней - Египет. Стотысячные демонстрации в Тунисе прошли с требованием отставки президента Бен Али. Он бежал из страны. Были изгнаны из правительства министры, вызывавшие наибольший гнев демонстрантов. Сохранившийся у власти премьер заявил о намерении провести решительные реформы, подготовить выборы в парламент и главы государства. На этом, по-видимому, рано ставить точку.

В Египте события приняли наиболее драматический характер. Огромная многодневная демонстрация с лозунгами против президента Хосни Мубарака с требованием его отставки. Широкие протесты (так и было в Тунисе) против коррупции власть имущих, бедности, безработицы, охватившей значительные слои населения. А на этом фоне несметные богатства, накапливаемые высшим эшелоном чиновничества.

Оба президента - и Туниса, и Египта - были многолетними лидерами (Мубарак находится у власти 30 лет), известными своей борьбой против исламистов-экстремистов, против терроризма. В Египте главная исламская организация - "Братья-мусульмане", выигравшая на последних выборах 20 процентов мест в парламенте, была запрещена, многие из ее членов заключены в тюрьму. Все это способствовало тому, что первым порывом оценить происходившее в Тунисе и в Египте было окрасить протестующих в исламские тона. Однако, судя по различным телевизионным показам, у демонстрантов не было видно ни исламских лозунгов, ни зеленых флагов, не были слышны и исламистские призывы. Я обратил внимание и на то, что несколько египетских демонстрантов несли портреты Насера, хотя это не носило массового характера.

Характерна реакция на каирские события двух религиозных лидеров, которая, как мне представляется, диктуется скорее не духовным, а политическим восприятием происходящего. Духовный руководитель Ирана аятолла Хаменеи назвал эти события "исламской революцией" против Мубарака, сотрудничавшего (он применил другое слово) с США и Израилем, а главный муфтий Саудовской Аравии назвал антирежимные выступления в Египте "заговором врагов ислама и тех, кто их поддерживает".

Одно ясно: Египет серьезно меняется, и это будет иметь последствия на всем Ближнем Востоке

Можно однозначно прийти к выводу, что массовые акции протеста, начавшиеся в Тунисе, охватившие Египет и распространившиеся на другие арабские страны, не были организованы никакой политической силой, в том числе исламской. Уверен, что на начальной стадии не проявлялось никакое воздействие и извне. В США, кстати, в настоящее время нарастают требования осудить разведслужбы, которые заранее не информировали Белый дом о надвигавшихся событиях. Во время поднявшейся волны протеста в Египте я находился в Вашингтоне на встрече, организованной академиями двух стран для обсуждения темы урегулирования арабо-израильского конфликта. С американской стороны в ней участвовал ряд именитых дипломатов, занимавших высокие посты в госдепартаменте и проработавших многие годы послами в арабских странах и в Израиле. Были и действующие представители госдепа. Довелось встретиться с рядом весьма осведомленных бывших коллег, в том числе с Мадлен Олбрайт. Сложилось однозначное впечатление, что в Вашингтоне столь массовые выступления против тех арабских режимов, которые считались надежными партнерами США, вызвали оцепенение. Многие, очевидно, свыклись с мыслью, что революционный процесс заглох в арабских странах во второй половине ХХ столетия, закончившись этапом антиколониальных революций. По-видимому, многие (и я в том числе) недооценили также влияние модернизации на общество в арабском мире, особенно на молодое поколение. Общение по Интернету, мобильным телефонам дали возможность "соорганизоваться" для выхода на улицу тем, кто негодовал по поводу бедности, безработицы, ущемления демократии, коррупции. Такая стихия проявилась в Египте в самом начале событий.

Власти дрогнули. По каирскому телевидению передали запись выступления Мубарака. Оно было сделано мастерски. Президент сказал, что он не выставит свою кандидатуру на предстоящих выборах главы египетского государства в сентябре 2011 года и обеспечит демократический переход к новому руководству. Он признал необходимость реформ, борьбы с коррупцией и в то же время подчеркнул, что хочет остаться со своей страной после отставки, а после смерти (Мубараку - 82 года), быть похороненным в земле его предков. Было распущено правительство. Новым премьером назначен Ахмед Шафик - бывший командующий египетскими ВВС и министр гражданской авиации с 2002 года. Одновременно вице-президентом стал генерал Омар Сулейман - долгие годы Мубарак противился назначению на этот пост кого бы то ни было.

Генерал Сулейман, которому 74 года, - опытный и сильный политик, многолетний руководитель службы общей разведки, выполнял самые сложные миссии, в том числе занимался - правда, пока безуспешно - примирением двух враждующих палестинских групп - ХАМАСа с ФАТХом. Знаю его очень давно и сужу о его аналитических и организаторских способностях не понаслышке.

Назначение генерала Сулеймана, безусловно, отразилось и отразится на развитии египетских событий. Прежде всего, от него последовало предложение переговоров, обращенное к демонстрантам. И не только. Очевидно, пытаясь не допустить наихудшего варианта, при котором исламисты могут оседлать антирежимное движение, генерал Сулейман обратился с предложением вести переговоры и к "Братьям-мусульманам", несмотря на то, что эта организация находится в Египте под запретом.

Однако переговорам не могло содействовать одностороннее давление демонстрантов. Тогда в гущу требующих немедленной отставки Мубарака на площади Ат-Тахрир (площадь Освобождения) ворвались люди на верблюдах и лошадях. Начались столкновения. Против демонстрантов были брошены, судя по всему, люди из бедуинских племен. Телевизионные комментаторы передавали, что промубаракские силы (так их назвали сразу же после того, как они появились на сцене) состоят также из переодетых в гражданскую одежду полицейских. Так или иначе, но при отсутствии полицейских в форме - они еще на начальном этапе, не будучи в состоянии справиться с демонстрантами, покинули улицы Каира - и подчеркнутом неучастии в событиях армии - введенные в центр Каира танки оставались безмолвными, а танкисты не слезали с брони - события приняли видимость сражающихся друг с другом антимубаракских и промубаракских народных сил.

Кровавые столкновения с многочисленными жертвами, в которых пострадали и журналисты, вызвали возмущение во многих странах мира. Телевизионщики, в том числе и египетские, были уведены в "безопасное место". Генерал Сулейман заявил, что их сообщения о событиях провоцируют столкновения. Вслед за этими столкновениями Мубарак в интервью американской телевизионной компании Эй-би-си сказал, что хотел бы незамедлительно покинуть свой пост президента, но не может этого сделать, так как опасается развития хаоса в стране. Одновременно он подчеркнул, что его правительство не несет ответственности за столкновения на площади Ат-Тахрир. Между тем египетский премьер-министр все-таки публично извинился за случившееся и обещал провести расследование.

События в Египте ставят перед политиками многих стран целый ряд важных вопросов. Первый из них, кто будет президентом Египта после Мубарака? Уже отпадает рассматриваемая ранее кандидатура его младшего сына, который в самом начале демонстраций покинул Египет и вскоре вместе с другими был выведен из состава руководства правящей партии. Всплыла кандидатура бывшего руководителя МАГАТЭ лауреата Нобелевской премии Мохаммеда аль-Барадеи, который прибыл в Каир из Вены уже в ходе демонстрации и заявил, что готов на время, "если этого захочет улица", взять на себя функции президента. Судя по всему, эта кандидатура устроила бы Запад, но у аль-Барадеи нет серьезной опоры в Египте - 30 последних лет он находился за рубежом. Остается серьезным, как я считаю, претендентом генерал Сулейман, несмотря на то, что ему будут "ставить в вину" несомненную многолетнюю близость к Мубараку. Думаю, что немалые шансы у Амра Мусы - нынешнего Генерального секретаря Лиги арабских государств, бывшего министра иностранных дел Египта. Это - очень сильный политик, который не активничал ни на начальном этапе, ни в кульминационный период развития событий, как бы оставаясь в тени, но затем заявил, что находится на стороне оппозиции и готов выдвинуть свою кандидатуру на пост президента после окончания срока Мубарака.

Не думаю, что среди претендентов на президентский пост в Египте появится Мухаммед Бади - врач-ветеринар, профессор, который только 16 января 2011 года был избран главой "Братьев-мусульман", хотя совершенно ясно, что если на первом этапе "Братья" не играли активной роли, это отнюдь не означает их пассивность в будущем. Это - самая организованная оппозиционная сила в Египте, которая, кстати, известна и тем, что выдвигает также и социальные лозунги, особенно против коррупции. В то же время она не самая экстремистская организация по сравнению, например, с афгано-пакистанскими талибами и тем более "Аль-Каидой". Конечно, "Братья-мусульмане" состоят из разных людей, придерживающихся не только умеренных, но и крайне экстремистских взглядов. Недавно, например, заместитель главы организации заявил в интервью японской телевизионной компании Эн-эйч-кей, что "Братья-мусульмане" будут у власти после Мубарака и денонсируют договор с Израилем. Однако трудно поверить в такую перспективу.

Скажутся ли перемены во власти в Египте на египетско-израильских отношениях - это еще один вопрос, который порождают египетские события. Известно, что после подписания мирного договора в 1979 году отношения между двумя государствами оставались внешне холодными, хотя существовали посольства - израильское в Каире, египетское в Тель-Авиве, происходили визиты на высоком уровне, имел место торговый обмен, правда, на невысоком уровне - 0,5 миллиарда долларов в год. Но самое главное - постоянно происходили конфиденциальные консультации на двусторонней основе, в результате которых Египет противился проникновению оружия через Синай в Газу - оплот ХАМАСа. По подписанному договору в 1979 году, египетская территория Синайский полуостров подлежит демилитаризации. Обеспокоенные развитием событий в Египте, которые ведут к окончанию режима Мубарака, израильтяне, по информации из надежного источника, передали Каиру о своем согласии ввода египетской армии на Синай, чтобы предотвратить движение хамасовцев из Газы в помощь связанными с ними "Братьями-мусульманами".

Главной силой, от которой зависит будущее Египта, остается армия. Она деполитизирована - не то что было при Насере. Но армия в Египте продолжает играть очень большую роль. После свержения короля Фарука четыре президента страны - Нагиб, Насер, Садат и Мубарак - были военными. Больше половины губернаторов в Египте тоже бывшие военные. Военными контролируется значительная часть экономики. Можно считать, что армейскую верхушку устраивал режим Мубарака. Однако армия не была задействована против антимубаракских демонстраций. Вполне очевидно, что это посчиталось контрпродуктивным. Но нет гарантии, что в критической ситуации армия сохранит нейтралитет.

Как реагирует Вашингтон на события в Египте? По словам одного из моих американских коллег, редко можно наблюдать такую активность США, которая происходит после первоначального шока. Президент Обама несколько раз говорил с президентом Мубараком по телефону, вице-президент США - с египетским премьер-министром, постоянная связь налажена с вице-президентом Сулейманом, особенно активно контактируют высокие чины Пентагона с египетскими военными. В Каир отбыли в помощь послу США авторитетные американские дипломаты, те, кто имел и сохранил связи с египтянами, влияющими на политику. Со ссылкой на официальные лица США, агентство Ассошиэйтед Пресс сообщило, что ведутся переговоры об уходе президента Мубарака (очевидно, до сентября. - Е.П.) и создании промежуточного, до выборов, правительства. Судя по всему, Вашингтон ищет решение, которое позволит ему совместить имидж поборника демократических перемен с сохранением у власти в Египте сил, пусть не излучающих демократию, но приемлемых для США. В Вашингтоне не забывают, что Египет самая большая по населению и самая влиятельная в арабском мире страна, по территории которой проложен Суэцкий канал - основной путь для супертанкеров, груженных нефтью для США.

Очевидно, точка наибольшего накала событий в Египте пройдена. Но это не идентично выводу о том, что все приходит в норму. Просто "центр тяжести" с площади Ат-Тахрир перемещается на политическое поле. Начались переговоры власти с оппозиционными силами, в которых принимают участие и "Братья-мусульмане". Готовятся поправки к конституции - возможно, одной из них будет наделение особыми полномочиями на переходный период вице-президента Египта. Группируются Сулейман, начальник генштаба Сами Аннан и министр обороны Мухаммед Тантауи. По-видимому, они будут готовить осуществление конституционных реформ. К Амра Мусе тяготеет ряд известных египтян, назвавших себя "советом мудрецов" - среди них бывшие министры, дипломаты, бизнесмены.

Ситуация развивается каждодневно. Трудно сегодня сделать достоверный прогноз, но одно уже ясно: Египет серьезно меняется, и это будет иметь последствия на всем Ближнем Востоке.

В мире Африка Египет "Арабская весна" и ее последствия Ситуация в Египте