Новости

13.02.2011 15:37
Рубрика: Культура

Кошмары на ночь

В борьбу за берлинских "Медведей" ринулся теневой театр

Первые дни Берлинского фестиваля, честно говоря, не внушают особых надежд: пока смотрим фильмы много ниже среднего уровня.

На третий день конкурсных просмотров ежедневно выходящий здесь журнал Screen International наконец напечатал первый выпуск своего рейтинга - плодов работы журналистского жюри, по традиции сформированного редакцией журнала из критиков ведущих мировых изданий: английского киножурнала Sight & Sound, итальянской коммунистической "Унита", представителей прессы из Бразилии, Соединенных Штатов, Дании, Германии. Этот рейтинг по аналогии с открывшим Берлинале фильмом "Железная хватка" журнал обозначил как "Жюрийская хватка". Хватка поначалу оказалась обескураживающей: в основном справедливо ставят колы и двойки. Троек - то есть, по этой шкале, сбалансированной оценки "хорошо" - удостоился только фильм Margin Call - "Дополнительный залог" американского режиссера Джей Си Чендора.

Воскресенье началось премьерой долгожданного анимационного конкурсного фильма француза Мишеля Оселота "Сказки ночи". До просмотра режиссера сравнивали с японским гением Хаяо Миядзаки, после просмотра шумно выражали недоумение: перед нами прошел теневой театр, почему-то снятый в 3D, - вырезанные из бумаги довольно изящные силуэты на нестерпимо цветастом фоне, изобразительно монотонные, но чрезвычайно болтливые.

Сквозной сюжетный ход: в условно обозначенном заброшенном кинотеатре среди бетонных коробок города ночами перед компьютерами сидят девушка, юноша и некий старик - как туманно обозначено в пресс-релизе, technician - технический специалист. Компания напоминает группу, собравшуюся в студийном павильоне для озвучания фильма, но она занята другим: фантазирует сказки на мотивы фольклора народов Африки или Востока. С принцами и принцессами, с рыкающими драконами и танцующими ежиками, с золотыми городами и ритуалами жертвоприношения, там-тамами и кантатами во славу народной свободы. В принца и принцессу, понятно, перевоплощаются в своем воображении те самые юноша и девушка, а костюмы им обеспечивает специальный механизм, одевающий теневые фигурки в пышные экзотические по силуэту наряды. Меняются и фоны - калейдоскопически пестрые, иногда стилизованные: в одной из новелл нам сообщат, что горы, залитые треугольными бликами света, каким-то образом связаны с Рерихом.

Шесть сказок, собранных под крышей фильма, богатством фантазии не поражают, а главное, их куда сподручнее было бы воплотить в обычной анимации. Выбранный режиссером теневой театр создает для него же непроходимые трудности, которые Оселот в течение полутора часов мужественно преодолевает.
Фильм ничего не сказал нам о выдающемся, как говорят, таланте Мишеля Оселота, но я не удивлюсь, если его обласкает жюри - на Берлинском фестивале чего только не бывает!

Культура Кино и ТВ 61-й Берлинский международный кинофестиваль