Новости

24.02.2011 00:20
Рубрика: Общество

Скажите, доктор, ведь не даром...

Почему вопреки закону мы не можем лечиться там, где хотим?

С первого января 2011 года вступил в силу новый закон об обязательном медицинском страховании (ОМС).

Отныне, согласно этому закону, любой гражданин страны может получить медицинскую помощь по своему выбору и бесплатно за счет средств ОМС. Получает ли? Об этом беседа с президентом Центра эндохирургии и литотрипсии академиком РАЕН профессором Александром Бронштейном.

Соплатежи

Российская газета: Александр Семенович, каждому из нас далеко не безразлично, в какой клинике, у какого врача он может получить медицинскую помощь. Однако многие годы в стране действовал принцип некоего прикрепления к той или иной лечебнице. Скажем, если мне положено лечиться в больнице N 3, то в больнице N 5, где, я знаю, мое заболевание лечат успешнее, меня не примут. Ситуация меняется?

Александр Бронштейн: По закону - да. А вот по жизни - нет. Например, в нашей клинике используются самые современные технологии лечения больных с заболеваниями сердца и сосудов. Наши специалисты успешно лечат диабетическую стопу. Но лечение это - с применением высоких технологий, стоит очень дорого. Может ли человек, страдающий этой тяжелейшей патологией, попасть в нашу клинику? Может. Но только если у него есть деньги.

РГ: Ваша клиника не государственная, а частная. Тут требуется оплата. Хотя по новому закону средства должны идти за пациентом из фонда ОМС, независимо от формы собственности учреждения.

Бронштейн: Безусловно! Однако пока нет прейскуранта на оказание того или иного вида услуг в государственных и частных лечебницах. А без него невозможно вести никакие расчеты. Вот если бы такой прейскурант был - он наверняка должен появиться, - тогда будет ясно место и частных клиник в системе ОМС.

Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы частные клиники выпали из этой системы. Еще два года назад президент Медведев, будучи в Клину, подчеркнул необходимость участия частных клиник в оказании медицинской помощи.

РГ: До сих пор пациент в частной клинике оплачивает 100 процентов цены сам. По новому закону, если данная помощь входит в программу ОМС, то фонд должен перевести деньги за пациента в любую, в том числе и в частную клинику.

Бронштейн: Но если данный вид помощи стоит больше, то происходит соплатеж - или из кармана пациента, или из кармана предприятия, или любого благотворительного фонда. Но для этого, повторюсь, надо, чтобы был прейскурант цен. Лишь в этом случае пациент действительно получит право свободы выбора учреждения независимо от формы собственности.

Две медицины

РГ: Не случится ли так, что в престижную клинику будет огромное количество желающих, а в непрестижную никто не пойдет?

Бронштейн: Во всем мире, в том числе и в нашей стране, есть как бы две медицины: обычная и хай-тековская. Хай-тековская медицина требует доплаты или пациента, или того, кто за него платит.

РГ: Нередко врач выписывает пациенту препарат, исходя из его цены, а не из его эффективности. Потому что более эффективный дороже, и ОМС лечение с помощью этого препарата не оплатит...

Бронштейн: К сожалению, такие случаи на каждом шагу. Что делать? Готовится список лекарственных средств, действительно эффективных. И врачи смогут их выписывать, зная, что ОМС это оплатит.

РГ: Вернемся к тому, что не каждый может получить помощь в хай-тековских клиниках.

Бронштейн: Так и должно быть. Невозможно любую поликлинику или больницу оснастить современным компьютерным томографом. Это не по-хозяйски. В последние несколько лет открыты медицинские центры в различных регионах страны. Деньги в них вложены немеренные. Отдача? Эти центры редко работают в полную силу. Связано это с тем, что до сих пор в стране нет системы подготовки медицинских кадров для работы в таких центрах.

Может, скажу крамольную вещь, но вряд ли нужно, чтобы такие центры открывались повсеместно. Другое дело, что помощь в таких центрах должна быть доступна.

РГ: Есть случаи, когда с помощью робота "Да Винчи", который стоит огромных денег, удаляют обычную грыжу или камни в желчном пузыре?

Бронштейн: Кому нужны эти понты? Это же безрассудная трата денег. Лучше бы обратить внимание на состояние службы здоровья в глубинке, где многие больницы в аварийном состоянии. Где больные приходят в стационар со своими лекарствами и постельным бельем, а врачи получают сущие гроши и потому уходят из медицины.

Тут огромная вина руководителей регионов, которые сами лечатся в зарубежных клиниках и которым нет дела до собственной службы здоровья. Хотел бы я посмотреть на того губернатора, который привел в такую больницу свою жену или детей.

РГ: У губернатора иные возможности. А вот если рядовым жителям нужна высокотехнологичная помощь, куда им податься? Даже если на это есть квота?

Бронштейн: Квоты на высокую медицину существуют только в России. И одна из составляющих этих квот - коррупция. С принятием нового закона об ОМС квоты должны исчезнуть.

акцент

- У меня нет рецепта лечения этого рака с метастазами, - сказал о коррупции профессор Александр Бронштейн. - Но у меня есть немало примеров, когда так называемая бесплатная медицина оказывается дороже, чем лечение в частных клиниках. Говорят, что все зло тут в том, что у медиков, которые трудятся в государственных лечебницах, низкие зарплаты. Уверяю вас, это не совсем так. Что делать? Честно? Не знаю. Хотя понимаю одно: не может врач получать зарплату меньше, чем водитель троллейбуса.

Общество Здоровье