24.02.2011 00:39
    Рубрика:

    Сергей Пускепалис покидает ярославский театр имени Волкова

    Известный театральный режиссер и киноактер Сергей Пускепалис, почти два года бывший худруком академического театра драмы имени Федора Волкова, на днях покинул свой пост вслед за директором театра Борисом Мездричем. Перед уходом бывший уже главный режиссер "первого русского" дал интервью "Российской газете".

    Российская газета: Что произошло, Сергей Витауто? Отчего вдруг случился такой кадровый "исход" из театра?

    Сергей Пускепалис: Ничего экстремального не случилось. Просто так сложились обстоятельства: в конце прошлого года умер директор Новосибирского театра оперы и балета, а Борис Мездрич до назначения директором Волковского театра успешно руководил именно новосибирским. Туда он и возвращается. Там сегодня патовая ситуация сложилась, и надо было проблему решать. Были у министра культуры Александра Авдеева, и вот нашелся такой выход. Мы же государевы люди. В свое время Мездрич был назначен в Волковский тоже спасать ситуацию. И хочу сказать, что это, наверное, единственный случай, когда смена руководства в театре происходит цивилизованно и спокойно.

    РГ: Но почему в таком случае уходите вы? Вы же не поедете за бывшим директором в оперный театр? Или Волковский без Бориса Мездрича для вас ценности не представляет?

    Пускепалис: Представляет, конечно. Но я пришел с Мездричем и с Мездричем ухожу. Вот и все. Может быть, если возникнет ситуация, когда я пойму, что человеку можно доверить самое главное, художественную какую-то идею и он в состоянии обеспечить условия для этого, - тогда работа в качестве худрука возможна. Но пока я таких перспектив не вижу. Так, прийти поставить - ради бога, потому что это очень трудоемкая работа. Нести ответственность за актеров, за их судьбы чрезвычайно трудно.

    РГ: Охарактеризуйте все-таки "волковский период" в своей жизни…

    Пускепалис: Это прекрасное время. Я полдуши здесь оставил. Благодаря условиям, которые создал Борис Мездрич, я себя здесь чувствовал очень комфортно. Мне кажется, после того как я поставил первый спектакль "С любимыми не расставайтесь", возникла некая особая атмосфера, позволившая нам дальше сотрудничать.

    РГ: В Волковском театре вы поставили три спектакля. Какой из них было делать труднее - первый или третий? Я имею в виду взаимопонимание между режиссером и актерами…

    Пускепалис: Ни тот ни другой. Нелегко было всегда. Потому что каждая пьеса, каждый спектакль, каждый взятый мною смысл - это всегда некий "взрыв мозга".

    РГ: Не все ярославские театралы, да и сами актеры, восприняли новые творческие установки, привнесенные вашей командой в "первый русский", на ура, и ситуация вокруг театра не была безоблачной...

    Пускепалис: Мы имеем зал на 930 мест, и сегодня из них заняты почти 90 процентов на спектаклях основного репертуара при населении Ярославля в 600 тысяч человек. Два года назад, до нашего прихода, заполняемость была чуть больше 52 процентов. Поэтому кто бы что ни говорил, я считаю, что эти два года прошли не напрасно. Есть люди, которые пытаются вернуть прошлое, одернуть нас, но этими людьми движет желание разрушить. Этот глагол "разрушить" царил тут давно, до нашего прихода сюда. Люди занимались не общим делом, а лишь собой. Я сказал труппе огромное спасибо за эти два года. Мы вместе поаплодировали друг другу. Замечательный был период жизни для всех. Все встряхнулись и поняли, что нужно делать и как, обновили в собственном сознании слово "российский" в названии театра. Они поняли, что театр, действительно, не ярославский, а российский. Вот вам показатель: сегодня в театр приходит в неделю по два-три резюме от актеров, желающих работать в Волковском. И ежемесячно не одно резюме от режиссеров. Вот от драматурга лежит предложение… Вы понимаете, какое притяжение интересов!

    РГ: Не боитесь, что теперь все пойдет прахом?

    Пускепалис: Нет. Новым директором и худруком назначен Евгений Марчелли, бывший здесь до этого режиссером-постановщиком. Человек из нашей команды. Поэтому мы уходим спокойно, светло, радостно. Он согласился совмещать две должности, это тяжело, но мы будем ему помогать - и я со своей стороны, и Борис Михайлович со своей. Если бы не это его решение, наш уход был бы намного тягостнее. А сейчас мы знаем, что все будет в том же тонусе.

    РГ: А чем займется теперь Сергей Пускепалис?

    Пускепалис: Раньше я от многого отказывался из-за руководства театром, а теперь, когда все узнали, что я свободен, предложений поступает масса, и я даже немного сожалею, что отговориться занятостью в Волковском уже нельзя. Иногда очень тяжело выбирать. Потому что все время боишься профукать что-нибудь ценное, ведь не так уж много жизненного времени осталось. Права на ошибку уже меньше.

    РГ: Рановато вы себя начали в старики записывать…

    Пускепалис: Я в душе давно седой.

    РГ: И все же жизнь продолжается. И заняты вы, насколько я знаю, на всех фронтах - театральном и киношном…

    Пускепалис: Сейчас во МХАТе ставлю пьесу Евгения Гришковца "Дом". Дальше - съемки в кино, в фильме-катастрофе "Метро" у Игоря Толстунова. После этого, наверное, будет работа в качестве режиссера-постановщика в "Современнике". Потом, осенью, приеду в Ярославль сниматься у Сергея Урсуляка в фильме "Сталинград" по книге Гроссмана "Жизнь и судьба". Там я играю капитана Грекова.

    РГ: У вас довольно нестандартная специализация: вы киноактер и при этом театральный режиссер. Однако театральным актером вы тоже были. Почему с подмостков вы перешли на съемочную площадку?

    Пускепалис: Слово "актер" для меня факультативное понятие. Я был театральным актером, и это сложное перерождение, когда из актера ты вдруг начинаешь становиться режиссером. Это, условно, как из гусеницы превратиться в бабочку. Молекулы вроде те же, а функции совсем разные. Потому что в условиях режиссуры ты больше радуешься успеху другого, чем собственному. Меня больше радует, когда у людей получается в связи со мной что-то сделать лучше.

    РГ: То есть вас не удовлетворяло то, что вы делали на сцене в качестве актера?

    Пускепалис: Естественно.

    РГ: Но вы же в кино снимаетесь…

    Пускепалис: Там другая специфика. Это не театр, где каждый раз выходишь один на один с незнакомым залом и показываешь душевный стриптиз… В кино могут сниматься даже непрофессионалы.

    РГ: Но вы это делаете весьма профессионально, подтверждение чему многочисленные награды. Вот совсем недавно фильм с вашим участием "Как я провел этим летом" получил очередной приз - премию российской киноакадемии "Золотой орел" в номинации "Лучший фильм". Еще больше наград три года назад заработала картина "Простые вещи". Несомненно, что это итог вашего творческого союза с Алексеем Попогребским. Можно сказать, что вы нашли друг друга?

    Пускепалис: Сначала он нашел моего сына Глеба, которого снял в фильме "Коктебель", так мы с ним и познакомились. Мне кажется, хорошие люди тянутся друг к другу. Мы потянулись. Вот результат.