Новости

25.02.2011 17:31
Рубрика: Экономика

Рубль цвета нефти

Курс рубля за эту неделю перешагнул психологические отметки сразу по двум направлениям. Доллар уступил ему с прошлой пятницы почти 32 копейки, опустившись сегодня ниже 29 рублей. А евро прибавил около 24 копеек, вырвавшись за пределы 40 рублей. Но к бивалютной корзине, которая состоит на 55 процентов из доллара и на 45 из евро, рубль продолжает оставаться стабильным.

А в это время на мировых валютных рынках бушуют страсти на фоне дорожающей нефти, подогреваемые событиями на Ближнем Востоке. Курс доллар-йена снизился до самой низкой отметки с 4 февраля. А швейцарский франк достиг исторического максимума по отношению к "американцу". Масла в огонь в начале недели подлил известный инвестор-миллиардер Джордж Сорос. В интервью французской газете LesEchos он заявил, что риск "валютной войны" в мире усиливается. По сути, говорит Сорос, она уже объявлена.

"Сегодня, - пояснил миллиардер, - существуют две валютные системы: международная и китайская, в которой разделены текущий счет и счет капиталовложений. Бразилия, Корея и ряд стран Азии также привлечены этой тенденцией, которая создает риск прекращения свободного движения капитала и валютных курсов, что приведет к проигрышу для всех".

Если события будут развиваться в этом направлении, какая судьба ждет наш рубль в этом году? И чем нам грозят так называемые "валютные войны"? Эти вопросы "РГ" обсудила со своими экспертами: финансовым аналитиком Александром Купцикевичем, аналитиком финансового рынка Сергеем Суверовым, генеральным директором компании "ФинЭкспертиза" Агваном Микаеляном, руководителем аналитического центра Банка Москвы Алексеем Ведевым и членом Комитета Госдумы по финансовым рынкам, финансовым омбудсменом Павлом Медведевым.

Выбор валют

РГ: Ваш прогноз на весну-лето: как поведут себя курсы рубля, доллара, евро.

Купцикевич: Рубль может потерять свою поддержку от завышенных цен на нефть. Считаю, что в течение месяца ситуация на севере Африки и на Ближнем Востоке успокоится. Цена нефти будет падать, а это негативно отразится на рубле.

Также стоит ожидать некоторое ослабление евро и неплохой рост доллара. Поэтому, я думаю, что будет возращение в область 29,5 рубля за доллар, а евро перевалит за 40 рублей, но невысоко.

Ведев: Думаю, курс рубля все-таки немного подрастет. Доллар будет стоить 28,5. А евро начнет несколько ослабевать, хотя бы до 1,25 к доллару.

Суверов: Рубль будет постепенно укрепляться с учетом роста цен на нефть, который наблюдается из-за ближневосточной ситуации. А доллар и евро останутся на тех же позициях, что и зимой. Что-то кардинально может измениться только, если произойдет какой-то форс-мажор.

Микаелян: Я полагаю, что те цифры, которые отражены в главном финансовом документе страны, стараниями нашего правительства будут приблизительно сохранены (по прогнозам Минэкономразвития, среднегодовой курс доллара будет на уровне 31,3 рубля при стоимости нефти 81 доллар за баррель - прим. "РГ").

Медведев: Не могу сказать. Ведь на это влияет так много событий, что о какой-то конкретике говорить не приходится.

РГ: И в какой валюте в этой ситуации лучше хранить свои  сбережения в этом году?

Купцикевич: Сейчас я бы посоветовал приобретать больше доллары, нежели евро. А пропорция примерно 60 на 40.

Ведев: Считаю, пока населению бессмысленно играть на курсах. Я думаю, что в этом году рубль будет достаточно устойчив. А все остальное по тратам. Но предпочтительно держать сбережения в долларах, потому что у меня есть такое ощущение, что евро сейчас дорогой.

Медведев: Могу сказать только одно: не кладите все яйца в одну корзину. Необходимо раскидать сбережения по разным валютам. И пользоваться той, которая на данный момент выглядит более выгодной.

Суверов: Россиянам лучше хранить деньги в рублях. Может быть, частично в швейцарских франках.

Микаелян: Самая лучшая валюта - это потребление. А хранение в какой-либо валюте при текущих условиях - бессмысленно и бесперспективно.

Не война, а конкуренция

РГ: Сорос сказал, что валютная война в масштабах всего мира уже объявлена. Вы с этим согласны? И почему, на ваш взгляд, Сорос запустил именно сейчас эту страшилку? Вроде как, тема валютных войн в конце прошлого года пошла на спад.

Купцикевич: Это связано, скорее всего, с нефтяными шоками. Хотя мне трудно назвать его истинные мотивы. Возможно, это какой-то личный интерес его фонда. И таким образом он надеется повлиять на положение дел или курс валют.

Тут нужно судить о масштабах того, что происходит. Если курсы валют снизились на 20 процентов за несколько месяцев, то о войне стоит задуматься. А если падение произошло за год, то ничего страшного в этом нет. Сами рынки способны произвести такое движение.

Так же следует обратить внимание, что индекс доллара сейчас находится на том же уровне, на котором был и в начале 2011 года и это примерно такой же уровень, на котором он был в начале 2010 года. Так что здесь особенно ничего не изменилось. И если даже широко взглянуть на ситуацию, то здесь мы видим, что как раз Япония ослабила позицию в отношении курса своей валюты и от активных действий пока воздерживается. Так же банк Швейцарии проводил интервенции в 2009-2010 годах, а сейчас этого нет. Поэтому пока каких-то предпосылок к валютной войне я не вижу.

Ведев: Мне кажется, что валютные войны - понятие относительное. Сейчас большинство стран выходят из кризиса, и они озабочены восстановлением своей промышленности, а этому способствуют слабые курсы.

Поэтому каждая из экономик, в первую очередь это Китай, США, Еврозона, стремятся ослабить свою валюту для того, чтобы получить ценовые преимущества. Также еще наблюдается нестабильность с ценами на нефть, а это тоже влияет на валютные рынки.

Медведев: Сорос любит делать резкие заявления, которые, конечно, отношение к делу имеют. Поэтому нельзя сказать, что это не соответствует действительности полностью. Хотя, на мой взгляд, не соответствует действительности драматизм его высказывания.

Действительно, мировой валютный рынок находится не в идеальном состоянии. Например, потому, что китайцы позволяют себе держать юань на очень низком уровне. А так как Китай огромная страна и роль ее экономики в мире очень заметна, дешевый юань влияет на экономику всего мира. И в частности, на российскую экономику. Искусственным образом удешевляются китайские товары, и возникают препятствия для производства аналогичных товаров в нашей стране. И эта ненормальность, конечно же, должна быть устранена.

Суверов: Сейчас идет конкуренция валют за инвестиции. И понятно, что позиция доллара как моновалюты потихоньку слабеет. Укрепляются валюты стран БРИК, в частности, юань. Тем не менее, всех больше интересует соотношение доллара и евро. В Европе по-прежнему есть долговые проблемы, хотя, наверное, они решаемы. В США большой долг и дефицит бюджета.

Но есть и хорошие вложения, например, в швейцарский франк, особенно в ситуации геополитической нестабильности. Рубль как региональная валюта тоже достаточно привлекательна. Его курс достаточно стабилен. В России нет контроля по движению капитала, и поэтому спекулятивные деньги могут прийти опять в российскую валюту. Йена тоже интересна, несмотря на большой госдолг Японии. Но он контролируется внутренними инвесторами, поэтому какой-то угрозы дефолта нет.

Так что, на мой взгляд, это не война, а просто конкуренция валют.

Микаелян: Валютное регулирование - мощнейший рычаг воздействия в экономических войнах. В текущей ситуации, сложившейся на мировом финансовом рынке, было бы грех не воспользоваться подобным инструментом. И совершенно очевидно, что никто и впредь не откажется от ведения валютных войн, они будут идти всегда.

Единственное, в чем я не согласен с Соросом, так это в следующем: инвестор утверждает, что валютная война только объявлена, я же полагаю - она уже идет давно. Вопрос только в том, насколько активно прибегают к этому "оружию" в экономических войнах. В настоящее время ситуация этому вполне благоприятствует. Мы видим, насколько неуютно начали себя чувствовать спекулянты: все стали понимать, что их влияние на мировом фондовом рынке ослабло.

РГ: Тогда давайте определимся: по каким признакам можно судить, что идет валютная война? Какие страны будут определять ее ход?

Купцикевич: В первую очередь здесь пойдет борьба за доллар. Так что США будут в центре внимания. Активную позицию к своей валюте занимает и Великобритания. Причем глава Центробанка Туманного Альбиона говорил, что более слабый фунт полезен для экономики. Эти государства имеют торговый дефицит. Они продают меньше, чем покупают и хотят исправить ситуацию.

Но, с другой стороны, есть такие страны, у которых наоборот торговый профицит. К ним можно отнести Японию, Германию и Китай. Эти государства сильно зависят от экспорта. И пока они никак не сместят опору собственной экономики с внешнего рынка на внутренний. И опять же им выгоден более низкий курс для того, чтобы их экономики росли.

Россия же вряд ли будет активным участников валютных войн, так как мы производим не так уж много. И наш собственный курс влияет исключительно на положение дел у нас в стране. Грубо говоря, курс рубля влияет на уровень инфляции, но в меньшей степени на объем нашего экспорта, так как здесь расчеты идут в иностранной валюте.

Ведев: Согласен. Основные здесь три страны - это США, Еврозона и Китай. Россия, как пассивный участник, никак не повлияет на валютные войны в силу объективных причин.

Медведев: С одной стороны, роль в этой войне будут определять США и Европа, а, с другой стороны, Китай.

Микаелян: На сегодняшний момент есть три центра, которые определяют основные баталии этой войны: Китай, США и Еврозона. Как две основные валюты я вижу доллар и евро. Китайский юань, так или иначе, рано или поздно превратится в мощнейший финансовый инструмент давления на мировые рынки.

Гроза пройдет стороной

РГ: Если война примет затяжной характер, как это отразится на российском валютном рынке?

Купцикевич: При ослаблении доллара и увеличении цен на нефть рубль будет только расти. Но если, в конечном итоге, мир начнет скатываться в дефляционный сценарий, то здесь получится обратная ситуация, схожая с тем, что мы видели в 2008 году, когда рубль вслед за ценой на нефть летел вниз.

Ведев: На мой взгляд, валютные войны никак не отразятся на бивалютной корзине, однако будут значительные колебания рубль-доллар, рубль-евро.

Медведев: Отразится в первую очередь на содержательной жизни экономики, а не на спекулятивной. Например, наши ткани практически не найдешь в магазине, так все вытеснила китайская продукция. Их ткани очень дешевые, потому что юань дешевеет, и они могут держать на полуголодном пайке огромную армию рабочих.

Суверов: Рубль конкурирует с другими валютами за инвестиции. И позиция России выглядит достаточно сильной. Бюджетный дефицит в стране гораздо меньше, чем у других государств. Госдолг тоже не очень большой относительно ВВП. Правда, в России есть проблема с корпоративным долгом. Но, например, "Газпром" будет сокращать его уже в этом году.

Микаелян: Российский рынок до 1991 года был "привязан" к водке - все мерили бутылкой. В настоящее время советский "эталон мер и весов" заменил баррель нефти. Поэтому в этом смысле Россия находится на самой окраине валютных войн, баталии которых могут лишь отражаться на стоимости барреля. Рубль на сегодняшний момент самостоятельной ценности не имеет - это совершенно очевидно.

РГ: В чем же опасность валютных войн и чем их можно остановить?

Купцикевич: Опасность этой войны заключается в том, что при активной политике обнищания соседа происходит то, что, по сути, никто не получает от этого выгоду. То есть одна страна удешевляет свою валюту, при этом губится положение дел в другом государстве. Абсолютно нет никакого стимула для инвестиций, происходит дефляция и так далее. Этот процесс очень долгий и происходит годами.

Ведев: Избежать валютной войны России помогут интервенции Центробанка, направленные на сглаживание каких-то колебаний.

А опасность, прежде всего, состоит в том, что курсы валют очень сильно колеблются и это затрудняет долгосрочное планирование хозяйственной экономической деятельности.

Медведев: Опасность состоит в том, что неправильное взаимное определение стоимости валют влияет на определение стоимости товаров. И оказывается, что тот товар, который лучше и произведен в лучших условиях, оказывается неконкурентоспособным с худшим по качеству.

Суверов: Валютная война опасна тем, что инвесторы будут сторониться валютного рынка и уходить в другие активы, например, в акции или в золото.

Микаелян: Каждая война для одной страны может нести опасность, для другой - возможные выгоды. Валютное регулирование - это рычаг, который позволяет делать свой товар более или менее ценным. Ценным, не с точки зрения как таковой стоимости, а, с точки зрения потребительской стоимости и возможности стимулирования роста собственной экономики.

Экономика Финансы Фондовый рынок Экономика Финансы Валютный рынок Экономика за неделю с Георгием Паниным Курсы валют Валютные войны